Вместе с тем сложившейся системе государственной управления в области охраны труда в области охраны труда свойственны и существенные недостатки:

Разнообразие актов по охране труда по своей юридической силе, по содержанию норм, по органам, разрабатывающим и принимающим эти акты, создают сложность в восприятии системы охраны труда, что, в свою очередь, выступает в качестве одного из факторов неблагоприятной ситуации в области охраны труда, зачастую на предприятиях исполнители просто путаются в обширном массиве нормативных актов. В этой связи представляется целесообразным упростить, обновить и усилить существующие нормативные правовые акты, провести их кодификацию. Сокращение, объединение и упрощение нормативных правовых актов важно по многим причинам, одной из которых является требование доступности и приемлемости для применения на предприятиях всех форм собственности.

В Программе действий по улучшению условий и охраны труда на 2008-2010 г. особо отмечалось: «уделить вопросам упрощения правоприменения разрабатываемых нормативных правовых актов, содержательная часть которых должна стать лаконичной, хорошо структурированной и адаптированной к восприятию всеми субъектами трудового права». Однако это намерение к окончанию срока действия этой программы выполнено не было. Наоборот, как показало обсуждение порядка аттестации рабочих мест, создания системы охраны труда на базе управления рисками – эти мероприятия осуществляются поспешно, без глубокой правовой и практической проработки. Естественно, что можно ожидать весьма низкий коэффициент полезного действия указанных программ.

В рамках существующей системы законодательства следует более четко и жестко определить степень согласованности правовых предписаний международного, федерального, регионального и локального значения, поскольку от решения этой задачи во многом зависит и степень согласованности правового регулирования охраны труда и деятельности соответствующих органов государственного управления.

Большее внимание следует уделять совершенствованию локального и корпоративного уровней регулирования охраны труда, которые должны идти в направлении усиления роли социального партнерства. В условиях затянувшегося мирового финансового кризиса решение данной задачи является крайне важным, потому что федеральное законодательство устанавливает лишь необходимый минимум прав и гарантий, предоставляя сторонам социального партнерства возможность самостоятельно повышать уровень защищенности своих прав и свобод.

К сожалению, в настоящее время, когда работодатель все больше стремится к увеличению собственной прибыли и экономии на жизни и здоровье работников, механизмы социального партнерства зачастую не получают должного применения.

Важно еще раз подчеркнуть, что, несмотря на принимаемые органами исполнительной власти меры для установления на предприятиях безопасных условий труда, документа под названием «Государственная политика в области охраны труда» пока не существует. Многие специалисты считают, что в России должна быть разработана и принята национальная политика в области охраны труда (в соответствии с Конвенцией N 155 МОТ). «Цель такой политики — предупредить несчастные случаи и повреждение здоровья, возникающие в результате работы, в ходе ее или связанные с ней, сводя к минимуму, насколько это обоснованно и практически осуществимо, причины опасностей, свойственных производственной среде» (п. 2 ст. 4 Конвенции)[1]. Цель политики, совершенно очевидно, не должна быть связана с предоставлением компенсаций за «вредные (опасные) условия труда». Компенсации за вред, нанесенный здоровью работника в процессе трудовой деятельности, должны рассматриваться как редчайшее и тщательно обоснованное исключение для некоторых профессий, объективно связанных с наличием неустранимых факторов, наносящих доказанный вред здоровью работника. Нынешний официальный курс на поголовное установление компенсаций за виртуальный вред Д.В. Черняева  и многие другие эксперты считает ошибочным[2].

В целях осуществления более скоординированной государственной политики в области охраны труда необходимо реформирование новых организационных подходов к формированию нормативной правовой базы, формирование четкого и ясного понятийного аппарата. Переход от нормативного (административного) регулирования вопросов охраны труда к управлению рисками сопровождается усилением роли правовой составляющей этого процесса. Усиление правовой составляющей связано не с увеличением и без того необозримого числа правовых норм, а с их сокращением, упорядочением, обеспечением безусловного исполнения прежде всего государством как главным элементом государственной системы охраны труда.

Особого внимания заслуживает проблема совершенствования понятийного аппарата охраны труда. Расплывчатый, противоречивый понятийный аппарат наглядно свидетельствует об отсутствии ясного понимания авторами нормативных документов сущности деятельности в области охраны труда, безопасности, управления рисками. Так, в настоящее время единственным легальным понятием является понятие «охраны труда». В соответствии с Трудовым кодексом РФ (ст. 209) «охрана труда — система сохранения жизни и здоровья работников в процессе трудовой деятельности, включающая в себя правовые, социально-экономические, организационно-технические, санитарно-гигиенические, лечебно-профилактические, реабилитационные и иные мероприятия». Это определение не отличается совершенством хотя бы потому, что в системе «охраны труда» крайне сложно отдельно выделить какие-нибудь «правовые» или «санитарно-гигиенические» мероприятия в чистом виде. С другой стороны, практически все реальные мероприятия «охраны труда» являются правовыми, социально-экономическими и организационно-техническими. Выражение «сохранение жизни и здоровья» фактически означает бессмертие и вечную молодость, что в принципе недостижимо ни в процессе трудовой деятельности, ни без участия в оной[3].

[1] Конвенция Международной Организации Труда N 155 о безопасности и гигиене труда и производственной среде (Женева, 22 июня 1981 г.). Конвенция ратифицирована Российской Федерацией Федеральным законом от 11 апреля 1998 г. N 58-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации от 10 декабря 2001 г. N 50 ст. 4652.

 

[2] Черняева Д.В. Российская система охраны труда в свете ратификации Конвенции МОТ N 187 // Трудовое право. 2011. N 3. С. 71 — 80.

[3] Федорец А. Г. Организационно-правовые проблемы современного этапа реформирования национальной системы управления охраной труда [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.panor.ru/upload/iblock/caa/cnya%20fjfec%20hptqj.pdf, свободный. — (Дата обращения — 26.05.2012)

Государственная политика в области охраны труда — страница 65-67
Метки:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

19 − одиннадцать =