НазваниеВ. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы
Дата конвертации26.02.2013
Размер111.65 Kb.
ТипДокументы
В.Г. Зусман

(Нижегородский филиал Высшей школы

экономики, г. Нижний Новгород),

З.И. Кирнозе

(Нижегородский государственный лингвистический

университет им. Н.А. Добролюбова,

г. Нижний Новгород)
НАЦИОНАЛЬНАЯ КОНЦЕПТОСФЕРА И

ПОЛИТИЧЕСКАЯ НАЦИЯ
Понятия «национальный культурный мир» и «национальная концептосфера» могут рассматриваться как синонимы. Термин «концептосфера» введен Д.С. Лихачевым по аналогии с «биосферой» и «ноосферой» [1. C.100]. Заимствованное у В.И.Вернадского и П.Тейяра де Шардена представление было перенесено Д.С.Лихачевым на характеристику русского языкового мира. Термин применим и для описания национального культурного мира в целом. Для характеристики концептосферы национальной культуры важна связь, существующая между концептами [1. C.100-101].

Изучение национальной концептосферы является исследованием идеального аспекта системы культура [2]. Концепт всегда нуждается в интерпретации, потому что в нем соединены понятия и представления, стандартизованность и уникальность. Самые конкретные определения национальных концептов могут вызывать протест и полярные оценки. Русские «соборность» и «коллективизм», неоднократно рассматриваемые как опорные и, несомненно, позитивные концепты русского культурного мира, могут оцениваться и как препятствия к осуществлению личной свободы. Немецкий «порядок» – одна из констант национальной концептосферы – вызывает у современных немцев энергичный протест. Американский концепт «конкуренция», одна из опор национальной ментальности, подвергается в Америке и Европе резкой критике и не только на бытовом уровне. По мысли «отца» кибернетики, выдающегося математика Н. Винера, конкуренция не способствует развитию подлинной демократии и тормозит укрепление гражданского общества.

Национальные концепты, как и национальные концептосферы, не могут быть точно определены, но могут быть описаны. Описания эти допускают некоторую долю субъективизма, заложенного в самой природе концепта. Разница культур разных народов ощущалась уже в глубокой древности. Понятно, что интерес вызывают и вопросы – в чем эти отличия, откуда они проистекают, где их расхождения необратимы, либо, напротив, где разные национальные культуры сходятся в результате коммуникации. Среди общих оснований для формирования национальных концептосфер называют геополитический, исторический и этнопсихологический факторы. Опора на геополитический фактор получила особое распространение в классической немецкой философии и, в частности, в философии И.Г. Гердера и В. фон Гумбольдта. На них опираются многие современные этнологи. Оригинальную концепцию предлагает Л.Н.Гумилев, подчеркивающий роль «месторазвития», «родины этноса» – неповторимое сочетание элементов ландшафта, где этнос впервые сложился как система [3. C.497]. Изменение национальных границ в ходе исторических сдвигов на протяжении веков оказывает влияние на национальную психологию и порождает свой ряд концептов, собственные границы «своего» и «чужого». Границы эти четко не определены и постоянно пересекаются, в том числе и в межкультурной коммуникации.

Традиционное понимание межкультурной коммуникации сводит ее к коммуникации межъязыковой и межэтнической [2]. Эта концепция и сегодня остается актуальной. Истоки ее восходят к идеям уже упоминавшихся немецких философов Гердера и Гумбольдта. Ее углубил выдающийся украинский лингвист А.А. Потебня. Неогумбольдтианцы в XX веке, в том числе и Л.Вайсгербер, адаптировали эти идеи к новому историческому контексту. Рассматривая возможное развитие «проекта Украина», альтернативных сценариев развития государственности, современный автор рассматривает украинский язык «как консолидирующий элемент потенциальной украинской политической нации… Поэтому перед обществом стоит задача сознательной самоидентификации, именно с украинским языком, сотворение собственно украинского видения мира» [4. C.211-212].

Однако в современном глобализованном мире межкультурная коммуникация не сводится к межэтнической. Межкультурная коммуникация – это коммуникация между национальными и индивидуальными культурами. В понятие «национальная культура» вводятся новые параметры. Среди них – категория «политическая нация». «Политическая нация» – объединение людей не только по этническому признаку, это объединение, в котором этническое наименование может функционировать как национально-государственное. Этнический признак присутствует как вторичный. Политическая нация связана, прежде всего, с утверждением не этнических, а гражданских ценностей. Самоидентификация политической нации, не отменяя языковой и этнической идентичности1, подразумевает формирование концептосферы нового уровня. Здесь встречаются, кооперируются сложные системы этнопсихологического культурного мира и культурного мира политической нации. Концептосфера политической нации строится вокруг идей самоидентификации личности в том культурном мире, где человек живет2. Так, японец или украинец, живущие в Америке, могут называть себя американцами. В современном мире практически не существует моноэтнических культурных миров. В России живут не только русские, но и татары, чеченцы, украинцы, белорусы, калмыки, чуваши, марийцы, якуты… В Украине – большой процент русских. В Крыму, например, живут русские, украинцы, татары…Араб или малазиец во Франции – французские граждане. Калмык в России – россиянин…

Для ускорения и регламентации процесса создания политической нации любое государство вырабатывает множество средств политического, административного и культурного воздействия. Самоидентификация политической нации требует имени. Так, жители Российской федерации независимо от их этнической принадлежности – россияне. В этом же ряду – отмена в паспорте графы национальность при сохранении графы гражданство, клятва американского гражданина и т.д. Процесс этот нередко наталкивается на внутреннее сопротивление людей, которые попали в иной политический контекст. Для них не политическая нация, а их этническая принадлежность остается средством самоидентификации. Экскурсовод на Южном берегу Крыма с горечью замечает: «В России живут россияне, в Украине – украинцы, русские остались только в Крыму».

Функционирование концептосферы политической нации сталкивается с концептосферой сильной государственной власти и националистической доктриной. Антиподом политической нации является этноцентричное государство.

Система концептов политической нации образует концептосферу политической нации, которая частично совпадает с картинами мира этнических групп, входящих в данную политическую нацию. Возникает сложная кооперация, «встреча» сложных систем, синергетический эффект.

Генезис политической нации есть синергетический процесс. Процесс этот длителен во времени и зависит от многочисленных воздействий извне. Его цель – самоидентификация, выработка «обновленного чувства консолидации» (Т. Возняк).

При некоторой аморфности процесса и самого понятия политической нации он имеет фиксированную точку – узловой момент национальной истории, точку бифуркации. Так, для истории России такими точками бифуркации были народное ополчение Минина и Пожарского, Отечественные войны 1812 и 1941-1945 годов, события августа 1991 года и, возможно, декабря 2011 года. В новейшей Украинской истории это «оранжевая революция» и «майдан», во Франции – Великая буржуазная Французская революция, Движение сопротивления, возглавленное генералом де Голлем, в Америке – война за Независимость, в Германии – падение Берлинской стены…

Построение национальных концептосфер, попытка выделения главных концептов и констант связана с зарождением политической нации опосредованно. Концепты, входящие в этнолингвистическую концептосферу и образующие в ней систему, взаимодействуют с концептами «политической нации». Этнолингвистические концепты национального культурного мира передают специфический угол зрения на мир. Их система строится вокруг базовых концептов, которые Ю.С. Степанов называет константами. Такими константами русского мира можно считать «соборность», «волю», «авось», «веру», «любовь», «хаос». Во французском культурном мире базовыми концептами являются «дух критизма», «свобода» (libert). В немецком культурном мире уже упоминавшиеся «порядок» (Ordnung), «работа» (Arbeit), «пунктуальность»...[7. C.93-227]. И хотя эти концепты исторически изменчивы, тем не менее, они достаточно прочно закреплены в этнолингвистической традиции русских, французов или немцев. Этнолингвистический аспект концептосферы в известной мере задан каждому народу. По мысли В. фон Гумбольдта, каждая нация «самовыражается» в языке. Существенно подчеркнуть, что язык «… не отделен от поведения и составляет с ним единое целое» [8. C.38].

Введения понятия «политическая нация» не отменяя этнолингвистической концепции, вводит дополнительные параметры в описание национального культурного мира в целом. В концептосферу входит динамика, временной фактор. И если обращение к идее национального мира на этнолингвистической основе акцентировало константность концептов, то в динамической ситуации формирования политической нации акцентируется нестабильность концепта. Происходит кооперация сложных систем – этнолингвистической и политической. Такое взаимодействие принято называть синергетическим. Дополнительную значимость приобретают спонтанные, взрывные, непредсказуемые, творческие процессы [9].

В условиях современного нестабильного мира зримо меняется и ментальность, хотя лишь до определенного предела. Ментальность этноса – коллективный угол зрения на мир, связанный с «психологическими фактами сознания» (Л.С.Выготский) и обусловливающий единство стереотипов поведения, реакций на мир (Л.Н. Гумилев). Ментальность – это и языковой угол зрения на мир. С ней связано также наименование мира в языке. «Политической нации» присуща особая «ментальная стилистика» - желание и умение «держать мысль» (М. Мамардашвили) [10. C.19].

Геополитическая, историческая и психологическая составляющие определяют ментальность этноса. В современных полиэтнических государствах взаимодействует множество ментальностей. В России сосуществуют русская, татарская, украинская, мордовская, чувашская, чеченская ментальности... Запад, Восток и Юг Украины имею свои ментальные отличия. В случае образования политической нации формируются сверхэтнические общие ценности. Тогда российский патриотизм будет общей чертой для русских, украинцев, татар, якутов и т.д. Американский патриотизм соединяет американцев японского, китайского, русско-еврейского происхождения. Кумиром французов в недавнем прошлом был футболист З. Зидан алжирского происхождения. Формирование политической нации – это процесс самоорганизации сложных систем. Нельзя, однако, недооценивать волевых усилий, которые предпринимаются руководителями современных государств. В культуре огромную роль играют средства массовой информации. Уместно вспомнить популярный голливудский идеал сотрудничества белого супер-героя с его афроамериканским другом. В российских средствах массовой информации также предпринимаются усилия в этом направлении, хотя и гораздо менее успешные. Так, местом проведения саммита руководителей СНГ в 2005 году была избрана столица Татарстана Казань, праздновавшая свое тысячелетие, а ключевой стала произнесенная тогда президентом России фраза – «татар не надо обижать, татар надо любить…». Попытка формирования политической нации в Украине, воспринимаемая сегодня интеллектуальной элитой как насущная задача, подразумевает признание за русскоязычным населением права считаться частью украинской политической нации. В этом случае русскоязычные люди в Украине перестают восприниматься как «рука Москвы». «Справедливее и предусмотрительнее, – пишет украинский автор, – «использовать их потенциал и их аудиторию для утверждения украинского – пусть не этнического, а гражданского, но тем не менее, украинского национализма» [11. C.71].

Выражение «украинский национализм», как национализм русский, немецкий и всякий иной употребляется здесь в значении общенациональной идеи политической нации. Главным ресурсом создания политической нации можно назвать «человеческий фактор», позволяющий эффективно использовать экономический потенциал, создавать новые технологии и воспринимать новые идеи. Рождение политических наций исторически шло вместе с укреплением свободной инициативы. Страны, вставшие на этот путь раньше других, обладают сегодня культурным миром, в котором концепты «свободы», «ответственности», «разумного критицизма», «толерантности», «индивидуализма», «права» оказываются базовыми, формируя национальные концептосферы. Франция, Англия и Америка…выработали систему, позволяющую достаточно конструктивно использовать инициативу, подчиняющуюся общим правилам, основанным на общественном договоре, а не на личных отношениях. Эта формула не отменяет таких базовых русских концептов как «соборность», «дружба», «жалость», «авось». Но в концептосфере политических наций не обязательно в результате личной предрасположенности, а под воздействием традиции свободы и ответственности, порождающих соответствующие институты, которые в свой черед поддерживают ментальность. В национальных концептосферах, больше опирающихся на этнические традиции, ментальности могут далеко расходиться. Расхождения эти, препятствующие рождению политической нации, не устраняются сверху. Так, в августе 2005 года украинское правительство сделало попытку ускорить рождение в Украине политической нации. В Крыму произошла интенсивная «украинизация» школ. Мера, призванная способствовать порядку, не дала ожидаемого результата. Деспотические режимы в истории или декларирование репрессивных мер наталкиваются на этнопсихологические традиции, порождающие возможность множества выборов, степеней свободы, то есть хаос. По-видимому, хаос русского культурного мира, питаемый из многих источников, берет свое начало и отсюда. Не удивительно, что Россия воспринимается европейцами «как обособленная, иная цивилизация». По словам М. Кундеры, русский мир «чарует и притягивает, но, смыкаясь вокруг нас, тут же являет свою ужасающую чуждость. Не знаю, хуже ли этот мир нашего, но уверен, что он иной. Россия знает иную (большую) меру несчастья, иное представление о пространстве (пространстве столь обширном, что заглатывает целые народы), иное чувство времени (времени преисполненного медлительности и терпения). Там иначе смеются, иначе живут и умирают» [12. C.109-110].

Но иерархический порядок и самый концепт «порядка», вокруг которого может строиться концептосфера, притягивает к себе свои противоположности. Примеры из немецкой истории достаточно известны. «Порядок» как глубинный концепт немецкой ментальности привел к «новому порядку» третьего рейха. В философском плане понятно, что гипертрофия порядка рождает хаос. Об этом писал выдающийся физик и философ, лауреат Нобелевской премии И. Пригожин, считавший, что хаос продуктивен, а порядок непродуктивен.

Для рождения политической нации важен момент перехода, выбора, точки бифуркации в национальной истории, после которых развитие получает новое направление. Сценарий этого процесса заранее трудно предугадать. Математически точный расчет и логические конструкции не срабатывают в ситуациях рождения политической нации. Возможно, что именно этот процесс, характеризующийся нелинейным развитием, развернулся в России в декабре 2011 года.
Библиографический список


  1. Л и х а ч е в Д. С. Концептосфера русского языка // Межкультурная коммуникация. Практикум. Часть I. Нижний Новгород, 2002.

  2. З и н ч е н к о В. Г., З у с м а н В. Г., К и р н о з е З. И. Межкультурная коммуникация. Системный подход. Нижний Новгород, 2003.

  3. Г у м и л е в Л. Н. Этногенез и биосфера земли. Л.: Гидрометеоиздат, 1990.

  4. В о з н я к Тарас. «Проект Украина». Итоги десятилетия // Апология Украины: Сборник статей / Редактор-составитель Инна Булкина. М.: Модест Колеров и «Три квадрата», 2002.

  5. Г р и ц а н о в А., Р у м я н ц е в а Т., М о ж е й к о М. История философии. Энциклопедия // (http://www.terme.ru/dictionary/181/ word/%C8%C4%C5%CD%D2%C8%D7%CD%CE%D1%D2%DC)

  6. М а л а х о в В. С. Новая философская энциклопедия, 2003 // (http://www.terme.ru/dictionary/879/word/%C8%C4% C5%CD%D2%C8%D7%CD%CE%D1%D2%DC).

  7. Межкультурная коммуникация. Учебное пособие. Нижний Новгород, 2001.

  8. Л о т м а н Ю. М. Непредсказуемые механизмы культуры. Таллинн: TLU Press, 2010.

  9. Л о т м а н Ю. М. Культура и взрыв. М.: Гнозис, 1992.

  10. С о р о к и н Ю. Переводоведение: статус переводчика и психогерменевтические процессы. М.: ИТДГК «Гнозис», 2003.

  11. Наталка Белоцеркивець. кривенька качечка, или еще раз о «трагедии Центрально-Восточной Европы» // Апология Украины: Сборник статей / Редактор-составитель Инна Булкина. М.: Модест Колеров и «Три квадрата», 2002.

  12. К у н д е р а Милан. Трагедия Центральной Европы (фрагмент). Большая и маленькие // Апология Украины: Сборник статей / Редактор-составитель Инна Булкина. М.: Модест Колеров и «Три квадрата», 2002.


1 В философии под идентичностью (лат. identificare – отождествлять, позднелат. identifico – отождествляю) понимается «...соотнесенность чего-либо («имеющего бытие») с самим собой в связности и непрерывности собственной изменчивости и мыслимая в этом качестве «наблюдателем», рассказывающим о ней себе и «другим» с целью подтверждения ее саморавности». См.: [5].


2 Культурная и языковая идентичности, сопрягаемые с этнической, национальной, государственной, политической, социальной, гендерной и иными идентичностями, имеют «множественный характер». В. С. Малахов справедливо отмечает: «В процессе социализации индивид научается справляться со многими ролями и, соответственно, имеет множество «идентичностей» [6]. Очевидно, внутри каждой идентичности возможны сложные процессы смешивания, размывания, интерференции и детерминации, связанные с условиями формирования / существования идентичности.

Похожие:

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconА. Ю. Орлов Нижегородский филиал Национального исследовательского университета Высшей школы экономики
Демографические исследования этноассимиляционных процессов (на примере населения приволжского федерального округа)

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconРешение общего годичного собрания Международной академии наук высшей школы (ман вш) и Академии наук высшей школы России (ан вш рф)
Украинского отделения ман вш, академика нану м. З. Згуровского, доклады и выступления других участников собрания, посвященные актуальным...

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconПротокол
Нижегородский филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования...

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconГоловной совет по программе «общественное мнение» общественное мнение и перестройка высшей школы информационная записка (предварительный анализ)
Общественное мнение и перестройка Высшей школы. Информационная записка (предварительный анализ). Москва, 1987

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconМонетарная модель валютного курса с гибкими ценами на примере курса доллара США
Морозова Наталия Викторовна, Нижегородский филиал Государственного университета Высшая школа экономики, г. Н. Новгород

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconДобрый день, меня зовут Олег Замулин, я один из создателей совместного бакалавриата Российской экономической школы и Высшей школы экономики. Начал я его
Рэш. Там я тоже буду присутствовать. Поэтому приходите, если Вас интересует эта программа, то Вы можете узнать о ней больше, задав...

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconПравительство Российской Федерации Нижегородский филиал
Программа предназначена для преподавателей, ведущих данную дисциплину, учебных ассистентов и студентов направления подготовки 080100....

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconОсновной иностранный язык (французский)
Ректор Государственного учреждения образования «Республиканский институт высшей школы»

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconЛевицкая А. А. Массовое медиаобразование: венгерский опыт реализации // Alma Mater Вестник высшей школы. 2012. №10
Левицкая А. А. Массовое медиаобразование: венгерский опыт реализации // Alma Mater – Вестник высшей школы. 2012. №10

В. Г. Зусман Нижегородский филиал Высшей школы iconАнатомия 9 кл
Зюхина Лариса Анатольевна, учитель биологии высшей квалификационной категории школы №887 зао