НазваниеПрецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г
страница69/91
Дата конвертации27.02.2013
Размер11.63 Mb.
ТипКнига
1   ...   65   66   67   68   69   70   71   72   ...   91

III. Свобода создавать профессиональные союзы и вступать в них
-----------Толкование------------
34. Свобода создавать профессиональные объединения и всту­пать в них рассматривается как форма или особый аспект свободы объединения. Таким образом, свободный выбор в вопросе объедине­ния имеет значение также для того, что является профсоюзом. Лицо должно иметь возможность вступить в профсоюз, если он этого желает; в принципе, кроме исключений, надлежащим обра­зом оправданных, оно не может быть к этому принуждено. Ста­тья 11 предусматривает возможность создавать объединения или профсоюзы для защиты интересов трудящихся. Поэтому Конвен­ция стремится защитить профессиональные интересы вступаю­щих в профсоюз путем иска в защиту коллективных интересов последнего, иска, который Договаривающиеся Государства должны разрешить и одновременно сделать возможным управление и раз­витие. В том, что касается, в частности, права на забастовку, судебная практика считает, что подобное право, которое ста­тья 11 прямо не закрепляет, может быть подвержено внутренним правом регламентации, имеющей природу, способную ограничить его осуществление в некоторых случаях.
35. Право создавать профсоюзы. «Право создавать профсоюзы и вступать в них представляет собой особый аспект свободы объе­динения». (Young, James et Webster, 52; Sigurdur Sigurjonson, 32).

36. Свобода профсоюзов. Меры, принятые профсоюзом трудя­щихся в отношении предпринимателя, не вступившего ни в какую предпринимательскую организацию, и не желающего заключать специальные соглашения со своими работниками. «Негативная» свобода объединения. «Даже если объем недостатков или вреда, ко­торым подвергся заявитель вследствие мер, введенных профсоюзом, точно не известен, эти меры должны оказать на него значительное давление в целях убеждения подписать коллективное соглашение, как от него требует этого профсоюз. Он мог либо вступить в пред­принимательский профсоюз, в этом случае он автоматически был бы связан соглашением, либо подписать соглашение о замещении (...). Суд допускает, что таким образом в некоторой степени была затро­нута свобода создавать профсоюзы и вступать в них. Следовательно, применяется статья 11». (Gustafsson, 44).

37. Свобода профсоюзов. Ответные меры, принятые профсою­зом трудящихся в отношении предпринимателя, не вступившего ни в какую предпринимательскую организацию, и не желающего за­ключать специальные соглашения со своими работниками. «Нега­тивная» свобода объединения. Ответственность Государства. «Меры, о которых свидетельствует заявитель, даже если внутренний закон их терпит, не касались прямого вмешательства Государства. Ответственность, тем не менее, возлагалась бы на Государство, если бы эти меры вытекали из нарушения с его стороны обязанности обеспечить заинтересованному лицу, в своем внутреннем законода­тельстве, права, гарантированные статьей 11 Конвенции (...). Даже если статья 11 имеет в качестве основной цели защиту лица от про­извольных вмешательства государственных властей в осуществление прав, которые в ней изложены, она может включать позитивную обязанность обеспечить эффективное соблюдение этих прав». (Gustafsson, 45).

38. Свобода профсоюзов. Негативная свобода. Позитивные обязательства государственных властей. В частности: ответные меры, принятые профсоюзами в отношении нанимателей. «Ста­тья 11 Конвенции была истолкована как закрепляющая не только позитивное право создавать и вступать в профсоюз, но также нега­тивный аспект этой свободы, а именно право не вступать в профсо­юз или выйти из него (...). Не рассматривая вопрос о том, оказыва­ется ли включенным негативный аспект этого права в статью 11 наравне с позитивным аспектом, Суд считает, что хотя принуждение кого-либо вступить в определенный профсоюз не всегда может про­тиворечить Конвенции, форма принуждения, которая в данной си­туации затрагивает сущность свободы объединения, которую закре­пляет эта норма, посягает на указанную свободу (..,).

Из этого следует, что национальные власти могут быть обязаны при определенных обстоятельствах, вмешаться в отношения между частными лицами, приняв разумные и соответствующие меры, что­бы обеспечить эффективное соблюдение права на свободу не всту­пать в профсоюз (...).

Параллельно следует напомнить, что хотя статья 11 не обеспе­чивает ни профсоюзам, ни их членам особого отношения со стороны Государства, как право заключить данное коллективное соглашение, слова "для защиты их интересов", фигурирующие в статье 11 п. 1, показывают, что Конвенция гарантирует свободу защищать профес­сиональные интересы членов профсоюза путем коллективных дей­ствий профсоюза. Каждое Государство имеет выбор средств, ис­пользуемых в этих целях; Суд признал, что заключение коллективных соглашений может составлять одно из них (...).

Учитывая чувствительную природу социальных и политических вопросов, которые ставит поиск справедливого равновесия между различными интересами и, в частности, развитием соответствующе­го характера вмешательства Государства в целях ограничения мер, принятых профсоюзом, чтобы увеличить значение системы коллек­тивных переговоров, и учитывая существенные различия в правовых системах в рассматриваемой области, следует предоставить Договаривающимся Государствам широкую свободу усмотрения в выборе средств для достижения этой цели». (Gustafsson, 45).

39. Свобода профсоюзов. Система коллективных переговоров между работодателями и работниками. Позитивные обязательст­ва. «Статья 11 Конвенции не гарантирует как таковое право не подписывать коллективное соглашение. Позитивная обязанность, которую статья 11 возлагает на Государство, включая то, что ка­сается свободы мнений, могла бы распространяться на меры, свя­занные с функционированием системы коллективных перегово­ров, только если эти меры посягают на свободу объединения. Принуждение, которое (...) не препятствует существенно осуще­ствлению этой свободы, даже если оно вызывает экономический ущерб, не влечет никакого позитивного обязательства в рамках ста­тьи 11». (Gustafsson, 52).

40. Свобода профсоюзов. Законный характер коллективных переговоров. «Законный характер коллективных переговоров при­знается многими международными документами, в частности, статьей 6 Европейской социальной Хартии, статьей 8 Международ­ного пакта 1966 года об экономических, социальных и культурных правах и Конвенциями № 87 и 98 Международной организации тру­да (первая касается профсоюзной свободы и защиты профсоюзного права, а вторая относится к праву на организацию и коллективные переговоры)». (Gustafsson, 53).

41. Свобода профсоюзов: Государство-работодатель. «Кон­венция прямо не проводит различия между полномочиями государ­ственной власти Договаривающихся Государств и их ответственно­стью как работодателей. Статья 11 не делает исключения в этом отношении. Ее п. 2 in fine ясно включает в себя, что Государство обязано соблюдать свободу собрания и объединения своих работни­ков, кроме случаев установления "законных ограничений", если речь идет о лицах, входящих в состав вооруженных сил, полиции или ад­министративных органов Государства.

Статья 11 обязывает "государство-работодатель", чтобы отно­шения последнего с его работниками подчинялись публичному или частному праву». (Syndicat suedois des conducteurs de locomotives (Шведский профсоюз машинистов паровозов), 37; Schmidt et Dahlstrdm, 33).

42. Свобода профсоюзов: право профсоюза на участие в кон­сультациях. «Статья 11 п. 1, имея в виду свободу профсоюзов как одну из форм или особый аспект свободы ассоциаций, не гарантиру­ет профсоюзам или его членам какого-либо особого отношения со стороны Государства, например право на участие в консультациях. Мало того, что такое право не упомянуто в п. 1 статьи 11, но также нельзя сказать, что такое право предусмотрено внутренним законо­дательством или практикой Государств-участников или что такое право является необходимым для свободной деятельности профсою­зов. Следовательно, оно не является необходимым элементом права, гарантированного Конвенцией». (Syndicat national de la police beige (Национальный профсоюз полиции Бельгии), 38; Syndicat suedois des conducteurs de locomotives (Шведский профсоюз машинистов паро­возов), 39; Schmidt et Dahlstrom, 34).

43. Свобода профсоюзов: право на пользование обратной си­лой преимуществ, относящихся к зарплате. Статья 11 п. 1 «не обеспечивает членам профсоюза особого отношения со стороны Го­сударства, например права на пользование обратной силой преиму­ществ, в частности, увеличение зарплаты, вытекающих из нового коллективного соглашения. Подобное право, которое не провозгла­шено статьей 11 п. 1, а также в Социальной хартии от 18 октября 1961 года, не является необходимым для эффективного осуществле­ния свободы профсоюзов и не составляет необходимый элемент права, гарантированного Конвенцией». (Schmidt et Dahlstrom, 34).

44. Обязательная профсоюзная принадлежность. «Толко­вание статьи 11 как разрешающей любое принуждение в вопросе принадлежности к профсоюзу, затрагивало бы сущность свободы, которую она стремится гарантировать». (Young, James et Webster,52).

45. Обязательная профсоюзная принадлежность. «Прину­ждение кого-либо к вступлению в определенный профсоюз не все­гда может противоречить Конвенции». (Young, James et Webster, 55).

46. Свобода профсоюзов: принуждения. «Угроза увольнения, предполагающего утрату средств к существованию, составляет серь­езную форму принуждения. (...)

Подобный вид принуждения затрагивает сущность свободы объединения, которую закрепляет статья 11». (Young, James et Web­ster, 55; Sigurdur Sigurjonson, 36).

47. Свобода профсоюзов: принуждения. «Лицо не пользуется правом на свободу объединения, если свобода действия или выбора, которая ему предоставляется, оказывается не существующей или ограниченной, что не приносит никакой пользы». (Young, James et Webster, 56).

48. Свобода профсоюзов: обязанность вступить в профсоюз. «Свобода мнений, закрепленная статьями 9 и 10 в форме свободы мысли, совести и религии, свободы выражения мнения, находится среди целей гарантии статьи 11 свободы объединения. Таким обра­зом, затрагивает сущность этой статьи осуществление давления с целью принудить кого-либо вступить в объединение против его убеждений». (Young, James et Webster, 57; Sigurdur Sigurjonson, 37).

49. Свобода профсоюзов. Значение выражения «для защиты его интересов». «Ясно обозначая цель, эти слова показывают, что Конвенция гарантирует свободу защищать профессиональные инте­ресы членов профсоюза путем коллективных действий профсоюза, которые Государства — участники Конвенции должны разрешать и делать возможным их проведение.

По мнению Суда, из этого следует, что члены профсоюза для защиты своих интересов имеют право на то, чтобы мнение проф­союза было выслушано. Но статья 11 п. 1, несомненно, оставляет каждому Государству свободу выбора средств для достижения этой цели. Проведение консультаций является одним из этих средств, но имеются и другие средства. Конвенция требует, чтобы внутреннее законодательство, не вступая в противоречие со статьей 11, давало профсоюзам возможность бороться за интересы своих членов». (Syndicat national de la police beige, 39; Syndicat suedois des conduc­teurs de locomotives, 40).

50. Свобода профсоюзов: право на забастовку. Конвенция га­рантирует свободу защищать профессиональные интересы членов профсоюза путем коллективных действий последнего. «Статья 11 предоставляет, тем не менее, каждому Государству свободу выбора средств для достижения этой цели; предоставление права на забас­товку представляет, несомненно, наиболее важное из них, но име­ются и другие средства. Такое право, которое статья 11 прямо не закрепляет, может быть подвержено внутренним правом регламен­тации, способной ограничить его осуществление в некоторых случа­ях. Социальная хартия от 18 октября 1961 года гарантирует его только при условии подобной регламентации, таким образом, чтобы "другие ограничения" соответствовали ее статье 31, и не без призна­ния за работодателями права прибегнуть к коллективным действиям с их стороны (статья 6 п. 4 и приложение). Со своей стороны, Кон­венция 1950 года требует, чтобы национальное законодательство позволяло профсоюзным деятелям, в соответствии с условиями, не противоречащими статье 11, бороться за свои профессиональные интересы при помощи их организаций (...)». (Schmidt et Dahlstrdm, 36).

51. Свобода профсоюзов: ограничение числа организаций, с которыми проводятся консультации. Общая политика Государст­ва по ограничению числа организаций, с которыми проводятся кон­сультации, «сама по себе не является несовместимой со свободой профсоюзов; шаги, предпринимаемые по ее осуществлению, выпа­дают из компетенции Суда, если только не имеет место нарушение статей 11 и 14, рассматриваемых в сочетании». (Syndicat national de la police beige, 41; Syndicat suedois des conducteurs de locomo­tives, 42).
содержание

Статья 12

Право на вступление в брак
Мужчины и женщины, достигшие брачного возраста, имеют право вступать в брак и созда­вать семью в соответствии с национальным за­конодательством, регулирующим осуществле­ние этого права.
Введение
1. Глубоко укоренившееся в культурных и исторических тради­циях европейских обществ, право на вступление в брак гарантирует­ся Конвенцией в наиболее классической формулировке. Для его осу­ществления Конвенция отсылает к внутреннему праву каждой Дого­варивающейся Стороны. Таким образом, право вступать в брак и создавать семью подчиняется национальным законам, которые его регулируют и которые должны ограничиваться установлением усло­вий, относящихся к форме и к существу. Эти условия не должны, тем не менее, ограничивать осуществление рассматриваемого права до такой степени, что на саму сущность будет осуществлено посяга­тельство.

Резкое изменение судебной практики затронуло биологические критерии, которыми должны обладать лица, чтобы иметь возмож­ность заключить брак. Принцип, в соответствии с которым право, закрепленное статьей 12, предусматривает традиционный брак меж­ду лицами разного пола, был уточнен. Суд не убежден в том, что можно в наши дни, с учетом глубоких изменений, происшедших в обществе, продолжать допускать, что пол должен быть определен, по отношению к проблемам, с которыми сталкиваются транссексуалы, в соответствии с чисто биологическими критериями (Cf. № 16 новой судебной практики).
2. Право на вступление в брак. Цель нормы. «Обычный смысл слов "вступать в брак" ясен: они предусматривают образование суп­ружеских отношений, а не их прекращение». (Johnston et al., 52).

3. Право вступать в брак: национальное регулирование. «Это право подчиняется национальным законам Договаривающихся Го­сударств в том, что касается его осуществления. Ограничения, выте­кающие из них, не должны его ограничивать или уменьшать до та­кой степени, что может быть осуществлено посягательство на саму сущность (...)». (Rees, 50; Cossey, 43; см. так же F. с. Suisse, 32).

4. Ограничения права на вступление в брак. «Во всех Догова­ривающихся Государствах Совета Европы эти "ограничения" появ­ляются как условия и фигурируют в нормах, касающихся либо фор­мы, либо существа. Первые касаются, в частности, гласности и совершения церемонии бракосочетания; вторые относятся к право­способности, согласию и некоторым препятствиям». (F. с. Suisse,32).

5. Право на вступление в брак: последствия. «Статьей 12 га­рантируется основополагающее право для мужчины и для женщины на вступление в брак и создание семьи. Его осуществление влечет последствия личного, социального и юридического порядка». (F. с. Suisse, 32).

6. Право на вступление в брак и уважение личной жизни. «Право на уважение личной жизни, гарантированное статьей 8, не охватывает, однако, всех вопросов, возникающих из статьи 12, кото­рая прямо упоминает условия, содержащиеся в национальных зако­нах». (Christine Goodwin, 101; I. с. Royaume-Uni, 81).

7. Право на вступление в брак. Произведение на свет потом­ства. Принципы. «Статьей 12 гарантируется основополагающее право для мужчины и для женщины вступать в брак и создавать се­мью. Однако второй аспект не является условием первого, и неспо­собность пары зачать ребенка или его воспитать не должно само по себе считаться лишением права, предусмотренного первой частью рассматриваемой нормы». (Christine Goodwin, 98; I. с. Royaume-Uni, 78).

8. Право на вступление в брак. Второй брак. Подобное запре­щение вписывается «в рамки регулирования осуществления права на вступление в брак, так как статья 12 не проводит различия между браком и вторым браком». (F. с. Suisse, 33).

9. Право на вступление в брак и расторжение брака путем развода, «Подготовительные работы не раскрывают какого-либо намерения охватить статьей 12 какую-либо гарантию права на рас­торжение брака путем развода». (Johnston., 52).

10. Право на вступление в брак и развод. «Так как националь­ное законодательство разрешает развод — то, чего не требует Кон­венция — статья 12 гарантирует разведенному право на вступление во второй брак без неразумных ограничений в этой сфере». (F. с. Suisse, 38).

11. Право на вступление в брак. Развитие в вопросе развода. «Тот факт, что страна занимает, в результате постепенной эволю­ции, самостоятельной положение в отношении аспекта своего зако­нодательства, не предполагает, что подобный аспект противоречит Конвенции, особенно в области брака, так тесно связанной с куль­турными и историческими традициями каждого общества и с кон­цепциями общества, касающимися семейной ячейки». (F. с. Suisse, 33).

12. Право на вступление в брак. Цель нормы. «Гарантируя право на вступление в брак, статья 12 предусматривает традицион­ный брак между лицами разного пола. Ее формулировка это утвер­ждает: из этого следует, что преследуемая цель состоит в основном в защите брака как основания семьи». (Rees, 49; Cossey, 43).

13. Право на вступление в брак. Традиционная концепция брака, основанная на биологических критериях. Прежняя судеб­ная практика. Суд усматривает «в привязке к указанной традици­онной концепции мотив, достаточный, чтобы продолжать применять биологические критерии, чтобы определить пол лица в целях брака, причем эта сфера подчеркивает полномочие, которым пользуются Договаривающиеся Государства, по регулированию с помощью за­конов осуществления права на вступление в брак». (Cossey, 46).

14. Право на вступление в брак. Невозможность заключить законно брак при системе права Государства-ответчика. Транссексуализм. Прежняя судебная практика. «Гарантируя право на вступление в брак, статья 12 предусматривает традиционный брак между лицами разного пола. Ее формулировка это утверждает: из этого следует, что преследуемая цель состоит в основном в защите брака как основания семьи. Кроме того, статья 12 уточняет, что это право подчиняется национальным законам Договаривающихся Государств в том, что касается его осуществления. Ограничения, вытекающие из них, не должны его ограничивать или уменьшать до такой степе­ни, что может быть осуществлено посягательство на саму сущность, но не следует привязывать такое последствие к препятствию, осуще­ствленному Соединенным Королевством в отношении брака между лицами, не принадлежащими к разным биологическим полам». (Sheffield et Horsham, 66).

15. Право на вступление в брак. Невозможность заключить законно брак при системе права Государства-ответчика. Транссек­суализм. Прежняя судебная практика. «Привязка к традиционной концепции брака, которая лежит в основе статьи 12 Конвенции, обеспечивает мотив, достаточный, чтобы продолжать применять биологические критерии, чтобы определить пол лица в целях брака, причем эта сфера подчеркивает полномочие, которым пользуются Договаривающиеся Государства, по регулированию с помощью за­конов осуществления права на вступление в брак». (Sheffield et Hor­sham, 67).

16. Право на вступление в брак. Невозможность заключить брак. Транссексуализм. Напоминание прежней судебной практики, основанной на биологических критериях, чтобы определить пол ли­ца в целях брака. Резкое изменение. Новая судебная практика. «Конечно, первое предложение статьи 12 прямо предусматривает право мужчины и женщины на вступление в брак. Суд не убежден, что сегодня можно продолжать допускать, что эти слова предпола­гают, что пол должен быть определен в соответствии с чисто биоло­гическими критериями. С момента принятия Конвенции институт брака сильно изменился в связи с эволюцией общества, и прогресс медицины и науки повлек за собой радикальные изменения в облас­ти транссексуальности. Суд ранее утверждал, в связи со статьей 8, что несовпадение биологических факторов у транссексуала, под­вергшегося операции, не может более составлять достаточный довод для оправдания отказа в юридическом признании изменения пола заинтересованного лица. Другие факторы должны учитываться: при­знание медицинским сообществом и санитарными властями Договаривающихся Государств медицинского состояния нарушения поло­вой идентичности; предоставление лечения, включая хирургические вмешательства, позволяющие лицу, о котором идет речь, прибли­зиться, насколько это возможно, к полу, к которому он имеет чувст­во принадлежности; признание последним социальной роли в связи с новым полом. Суд также утверждал, что формулировка статьи 9 Хартии об основных правах Европейского Союза, принятой недав­но, расходится — и это может быть только обсуждено (взвешено) — с формулировкой статьи 12 Конвенции в том, что она исключает ссылку на мужчину и на женщину». (Christine Goodwin, 100; I. с. Royaume-Uni, 80).

17. Право на вступление в брак. Невозможность заключить брак. Транссексуализм. Ограничение, посягающее на сущность права на вступление в брак. Новая судебная практика. «Указан­ные обстоятельства (...) позволяют констатировать, что хотя брак транссексуалов имеет большую поддержку, число стран, которые разрешают брак транссексуалов в их новой сексуальной идентично­сти, меньше числа Государств, которые признают изменение пола само по себе. Суд, тем не менее, не убежден, что это по природе поддерживает тезис, в соответствии с которым Договаривающиеся Государства должны иметь возможность полностью регулировать этот вопрос в рамках свободы усмотрения. В действительности, это позволяет сделать вывод о том, что диапазон направлений, откры­тых перед Договаривающимся Государством, может дойти до за­прещения на практике осуществления права на вступление в брак. Свобода усмотрения не должна быть такой широкой. Хотя Догова­ривающееся Государство имеет право определять, в частности, ус­ловия, которые должно выполнить лицо, являющееся транссексуа­лом, которое требует юридического признания своей новой половой идентичности, чтобы установить, что изменение пола было хорошо осуществлено, и условия, в которых предыдущий брак перестает быть действительным, или еще формальности, применяемые к бу­дущему браку (например, информация, которая должна быть пре­доставлена будущим супругам), Суд не видит никакой причины, обосновывающей то, что при всех обстоятельствах транссексуалы лишены права на вступление в брак». (Christine Goodwin, 103; I. с. Royaume-Uni, 83).
содержание
1   ...   65   66   67   68   69   70   71   72   ...   91

Похожие:

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconВлияние на право России Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» и прецедентов Европейского Суда по правам человека, взгляд практика

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconКонституционного суда республики татарстан
Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и основанным на ней решениям Европейского Суда по правам человека

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconП еревод на русский язык Конвенции о защите прав человека и основных свобод в редакции Протокола №14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод н
«КонсультантПлюс: Версия Проф» без указания происхождения перевода (возможно, источником является текст, опубликованный в «Бюллетене...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconМосква
Книга предназначена для широкого круга читателей, но в большей мере, наверное, для тех, кто знаком с Европейской Конвенцией о защите...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconОсновные нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в Российской Федерации, установленные решениями Европейского суда по правам человека: анализ постановлений по существу. Анна Деменева
...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconФранции
Европейский суд по правам человека, заседая, в соответствии со статьей 43 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенции”)...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconОбзор постановлений европейского суда по правам человека
Денисовой и Моисеевой и дело Камалиевых), Европейский Суд признал Российскую Федерацию в той или иной степени ответственной за нарушение...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconЕвропейский суд по правам человека правила процедуры суда (регламент)
Европейский Суд по правам человека, учитывая положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также Протоколов к ней,...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconПротокол n 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Страсбург, 22 ноября 1984 г.) (с изменениями от 11 мая 1994 г.)
Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной в Риме 4 ноября 1950 года (далее именуемой "Конвенция")

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconОбзор постановлений европейского суда по правам человека
Суд вынес 56 постановлений по жалобам против Российской Федерации. Во всех делах, кроме 7, Европейский Суд признал Российскую Федерацию...