НазваниеПрецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г
страница78/91
Дата конвертации27.02.2013
Размер11.63 Mb.
ТипКнига
1   ...   74   75   76   77   78   79   80   81   ...   91
33. Компетенция Комиссии. Установление фактических об­стоятельств. «В рамках системы Конвенции установление и про­верка фактических обстоятельств в первую очередь возлагается на Комиссию (статья 28 п. 1 и статья 31)». (Stocke, 53).

34. Компетенция Комиссии. Установление фактических об­стоятельств. «Суд напоминает, что в соответствии со сложившей­ся практикой в рамках системы Конвенции установление и проверка фактических обстоятельств в первую очередь возлагается на Комис­сию (статья 28 п. 1 и статья 31 Конвенции). И хотя Суд не связан выводами доклада Комиссии и свободен давать свою оценку факти­ческих обстоятельств, представленных ему, он только в исключи­тельных случаях пользуется этим своим правом». (Aksoy, 38).

35. Компетенция в вопросе установления фактических об­стоятельств. «В рамках системы Конвенции установление и про­верка фактических обстоятельств в первую очередь возлагается на Комиссию (статья 28 п. 1 и статья 31 Конвенции). Суд только в ис­ключительных случаях пользуется своим правом (давать свою оцен­ку фактических обстоятельств)». (Cruz Varas et al, 74; см. также Kraska, 2; Kampanis, 44; McCann et al., 168; см. также Loizidou, (no существу), 55; Akdivar et al, 77; H.L.R. c. France, 36).

36. Компетенция Суда и установление фактических об­стоятельств. «В соответствии с системой, предусмотренной Кон­венцией, установление и проверка фактов должны осуществляться главным образом Комиссией (статьи 28 и 31). Соответственно Суд использует свои полномочия в этой области только в исключитель­ных обстоятельствах». (Chahal, 95).

37. Компетенция Суда и установление фактических об­стоятельств. «Однако Суд не связан соответствующими выводами Комиссии и имеет право дать фактам свою собственную оценку. В делах, подобных данному, рассмотрение Судом вопроса о существо­вании реального риска плохого обращения должно обязательно быть очень тщательным в силу абсолютного характера статьи 3, вопло­щающей одну из основополагающих ценностей демократических стран, входящих в Совет Европы». (Chahal, 96).

38. Установление фактических обстоятельств. Оценка Су­дом доказательств и фактических обстоятельств, установлен­ных Комиссией. «Суд подчеркивает, что в соответствии с его неиз­менной судебной практикой, установление и проверка фактических обстоятельств должны осуществляться главным образом Комиссией (статьи 28 и 31). И хотя Суд не связан выводами доклада Комиссии и свободен давать свою оценку фактических обстоятельств, пред­ставленных ему, он только в исключительных случаях пользуется этим своим правом. Такие обстоятельства могут, в частности, поя­виться, если Суд, вследствие углубленного рассмотрения доказа­тельств, по которым Комиссия установила факты, считает, что по­следние не доказаны за пределами всякого разумного сомнения». (Aydin, 70).

39. Установление фактических обстоятельств. Оценка Су­дом доказательств и фактических обстоятельств, установлен­ных Комиссией. Особый случай: утверждение о нарушении, совер­шенном представителями полиции. «В данном случае следует напомнить, что Комиссия пришла к своим утверждениям после того, как трое уполномоченных приступили к допросу главных свидете­лей (...). В таком случае уполномоченные могли допросить свидете­лей, наблюдать за их реакцией и поведением и оценивать истин­ность и доказательственную ценность их заявлений, а также и правдивость в целом. Они также были вправе оценить, оставались ли свидетели (...) добросовестными, несмотря на вопросы, которые им задавали представители Правительства во время этих допросов». (Aydin, 71).

40. Установление фактических обстоятельств. Оценка Су­дом доказательств и фактических обстоятельств, установлен­ных Комиссией. Особый случай: утверждение о нарушении, совер­шенном представителями полиции. «Суд считает должным принять факты, установленные Комиссией, так как он убежден, учитывая средства доказывания, рассмотренные им, что Комиссия могла на законном основании прийти к выводу, что утверждения заявителя были доказаны за пределами всякого разумного сомнения, зная о том, что такое доказательство может вытекать из совокупности при­знаков, достаточно серьезных, точных и соответствующих». (Aydin, 73).

41. Исключение из списка вследствие мирового соглашения между Правительством и заявителем. Сомнения, выраженные уполномоченным Комиссии, относительно проблемы, возникшей в деле (право уклониться от свидетельствования в случае риска самообвинения). Новые законодательные положения, рассмотренные Правительством. «Предположение о нарушении, которое следовало не из нормы внутреннего права, рассмотренной сама по себе, а из способа ее применения национальными властями в данном случае, не должно само по себе оправдывать отказ исключить дело из спи­ска». (К. с. Autriche, 15).

42. Установление фактических обстоятельств Комиссией in loco. Допрос свидетелей. «Суд считает, что ему следует принять факты такими, как они были представлены Комиссией. Суд напоми­нает, что эти факты были установлены путем допроса свидетелей делегацией Комиссии, выезжавшей (на место). Допрос осуществлял­ся дважды в присутствии представителей обеих сторон, у которых была возможность их перекрестного допроса, а также во время слу­шаний по существу дела в Страсбурге...». (Akdivar et al., 81).

назад

II. Разграничение пределов спора

43. Пределы спора: установлены решением Комиссии. «В рамках системы Конвенции, предмет дела, переданного в Суд, огра­ничен решением Комиссии о приемлемости». (Helmers, 25; тот же принцип, Wiesinger, 67; Open Door et Dublin Well Woman, 40; cm. также Powell et Rayner, 29; McMichael, 71).

44. Компетенция Суда. Предмет дела. «Суд напоминает, что с тех пор, как предмет дела, переданного в Суд, ограничен решением Комиссии о приемлемости, он не компетентен оживлять жалобы, объявленные неприемлемыми». (Stifimann, 29).

45. Компетенция Суда. Предмет дела. «Предмет дела, пере­данного в Суд, ограничен решением Комиссии о приемлемости». (Terra Woningen B. V., 45; см. так же Mauer, 28).

46. Объем спорной компетенции Суда вследствие решения Комиссии о приемлемости. «Решение о приемлемости, вынесенное Комиссией, определяет предмет дела, переданного Суду. Именно в рамках таким образом вынесенного решения Суд, которому однаж­ды на законном основании передано дело, может знать все вопросы факта и права, появившиеся в ходе рассмотрения». (Irlande с. Royaume-Uni, 157; тот же принцип, Cambell et Fell, 65; Malone, 63; Weeks, 37; см. так же Debled, 33).

47. Объем спорной компетенции Суда. «Будучи хозяином юридической квалификации фактических обстоятельств дела, Суд не считает себя связанным квалификацией, которую дают заявители, Правительства или Комиссия. В силу принципа jura novit curia он, например, изучил по своей инициативе множество жалоб в свете статьи или пункта, на которые не ссылались явившиеся в суд, и даже положения, в свете которого Комиссия объявила ее неприемлемой, учитывая другие положения. Жалоба характеризуется обстоятельст­вами, которые она излагает, а не простыми правовыми средствами или аргументами.

Полнота юрисдикции применяется только в границах "дела", которые обозначены решением о приемлемости жалобы. В рамках таким образом вынесенного решения Суд может разрешить любой вопрос факта или права, который появится в ходе рассмотрения де­ла». (Guerra et al, 44).

48. Объем спорной компетенции Суда вследствие решения Комиссии о приемлемости. «Объем "дела" ограничивается не док­ладом, а решением о приемлемости. В соответствии со статьей 29 и предположением о частичном исключении из списка, Конвенция не оставляет места ни для какого последующего сужения предмета де­ла так, что оно приводит к судебному регулированию. В рамках та­ким образом вынесенного решения Суд может разрешить любой во­прос факта или права, который появится в ходе рассмотрения дела; в его компетенцию не входит лишь рассмотрение жалоб, объявленных Комиссией неприемлемыми». (Guzzardi, 106).

49. Компетенция Суда: предмет дела, которое ему передано. «С тех пор, как предмет дела, переданного в Суд, ограничен реше­нием Комиссии о приемлемости, он не компетентен оживлять жало­бы, объявленные неприемлемыми». (Leutscher, 22).

50. Пределы спора: рассмотрение в свете всей Конвенции и ех officio (в силу занимаемой должности). «Суд может рассмотреть любую правовую проблему, возникшую в ходе рассмотрения пере­данного ему дела, изучить фактические обстоятельства дела, пред­ставленные ему Договаривающимся Государством и Комиссией, и дать им правовую оценку в свете всей Конвенции, если сочтет это необходимым». (Konig, 96; тот же принцип, Handy side, 41; Klass et al., 32; Philis n°l, 56).

51. Объем и пределы полномочий Комиссии и Суда в сфере контроля. Юридическая квалификация фактических обстоя­тельств, указанных в жалобе. «Международная система защиты прав, установленная Конвенцией, функционирует на основе индиви­дуальных или межгосударственных жалоб на нарушение охраняе­мых Конвенцией прав (см. статьи 24 и 25 Конвенции). При этом Ко­миссия и Суд не уполномочиваются принимать дела к рассмотрению вне зависимости от того, как дела попадают в сферу их внимания, или, если говорить о рассматриваемом деле, опираться на факты, которые не были представлены заявителями — будь то физическое лицо или Государство — и исследовать такие факты на предмет со­ответствия Конвенции.

Тем не менее, учреждения, созданные в соответствии с Конвен­цией, обладают полномочиями рассматривать обстоятельства, со­ставляющие предмет жалобы, в свете требований Конвенции во всей их полноте. Выполняя эту задачу, учреждения Конвенции свободны давать правовую оценку фактам, установленным на основании пред­ставленных доказательств, которая отличается от правовой оценки заявителя или, в случае необходимости, оценивать факты под иным углом зрения. К тому же, учреждения Конвенции должны прини­мать во внимание не только первоначальную жалобу, но и дополни­тельные документы, представляемые с целью придать ей завершен­ный вид путем устранения первоначальных упущений или неясности». (Foti et al., 44).

52. Пределы спора: рассмотрение конкретного дела. «Хотя автор жалобы перед Комиссией не имеет никакого права на заявле­ние перед Судом, никто не должен забывать о происхождении дела, переданного в Суд, как в данном случае, Комиссией, которая рас­сматривала дело в силу статьи 25 Конвенции о нарушении прав ча­стного лица, заявителя, вытекающих из применения в его законода­тельных положений, действующих в его стране; (...) Суд призван, в силу статей 19 и 25 Конвенции, выносить решения не по абстракт­ной проблеме, касающейся совместимости этого закона с положе­ниями Конвенции, а по конкретным случаям применения такого за­кона в отношении заявителя и в той мере, в какой последний окажется ущемленным в осуществлении одного из прав, гарантированных Конвенцией». (De Becker, 14; см. так же De Wilde, Ooms et Versyp, cm. 50, 22).

53. Пределы спора: заявление об отказе заявителя в Суде. Это заявление «исходящее от лица, которому Конвенция не предос­тавляет право передать дело в Суд (статьи 44 и 48 Конвенции), не может иметь правовые черты и не должно производить последствия акта отказа в настоящей процедуре, которая предусмотрена Прави­лом 47 Регламента». (De Becker, 4).

54. Разграничение компетенции между Комиссией и Судом. Объем решений и заключений Комиссии. «Решение о принятии жа­лобы к рассмотрению влечет за собой действия Комиссии во испол­нение предписаний статей 28-31 Конвенции и открывает возмож­ность рассмотрения дела Судом; но такая возможность не является обязательной для Суда, как и то, что Суд не связан выводом Комис­сии в ее заключительном докладе о том, что установленные факты доказывают "нарушение соответствующим Государством его обяза­тельств по настоящей Конвенции" (статья 31)». (De Wilde, Ooms et Versyp, (no существу), 51).

55. Пределы спора: решение Комиссии о приемлемости и по­следующие факты. «Решение, которое объявило первоначальную жалобу приемлемой, определяет объем спорной компетенции Суда. Суд может, тем не менее, в интересах экономии процесса, прини­мать во внимание последующие обстоятельства, если они составля­ют продолжение тех, с которыми связаны жалобы, принятые Комис­сией». (Rieme, 51; см. так же Delcourt, 40).

56. Пределы спора: решение Комиссии о приемлемости и по­следующие факты. «Соответствует национальной и международ­ной практики то, что суд считает себя правомочным принимать во внимание и другие факты, если они появились во время разбира­тельства, и представляют собой продолжение фактов, лежащих в основе жалоб, признанных приемлемыми». (Stogmuller, 7; Matznetter, 5; тот же принцип, Weeks, 37; Olsson n.l, 56).

57. Компетенция Суда: новые факты. «Суд отмечает, что ссылка на такие дополняющие и проясняющие факты, установлен­ные ранее Комиссией, в принципе не исключается в ходе рассмотре­ния Судом жалобы по существу, если он посчитает, что эти новые факты имеют отношение к данному делу». (Loizidou, (no существу), 39).

58. Спорная компетенция Суда: явная связанность различ­ных жалоб. Непринятие государственными властями действий, способных уменьшить загрязнение окружающей среды -химическим заводом, и непринятие Государством мер по информированию о возможных рисках и о поведении в случае несчастного случая. Ча­стная жизнь и право на информацию. «В данном случае средства, основанные на статьях 8 и 2, точно не указывались в жалобе и пер­воначальных докладах заинтересованных лиц перед Комиссией. Они имеют, однако, явную связь с тем средством, которое оказалось там изложенным, так как информирование заявителей, проживающих в километре от завода, может иметь последствия для их частной и се­мейной жизни и их физической неприкосновенности». (Guerra et al., 45).

59. Спорная компетенция Суда. Новые жалобы. «Пределы его (Суда) компетенции обусловлены решением Комиссии о приемле­мости и (...) он не вправе рассматривать новые и самостоятельные жалобы, которые перед Комиссией не ставились». (Findlay, 63).

60. Спорная компетенция Суда. Новые жалобы. «Если они выходят за пределы простых юридических аргументов, сформули­рованных в поддержку жалоб, объявленных приемлемыми, Суд не имеет компетенции их рассматривать». (Doorson, 51).

61. Предмет дела. Вступительная жалоба Правительства, ог­раничивающая компетенцию Суда по некоторым аспектам дела. Несогласие Комиссии и заявителя. Полнота юрисдикции: отклоне­ние тезиса Правительства. «Суд констатирует, что положения Конвенции, касающиеся его компетенции, в частности, статьи 43, 45, 47 и, в английском варианте, 48, относятся к делу, а не к спорному пункту или аспекту дела. Он напоминает, что "объем дела" ограничи­вается не докладом, а решением о приемлемости». (Erdagoz, 34).

62. Предмет дела. Вступительная жалоба Правительства, ог­раничивающая компетенцию Суда по некоторым аспектам дела. Несогласие Комиссии и заявителя. Полнота юрисдикции: отклоне­ние тезиса Правительства. «Правда, что Суд, в целом не высказы­ваясь о возможности ограничения его полномочия по рассмотрению некоторыми вопросами, по которым Комиссия дала свое заключе­ние, уже допустил по двум делам ограничение предмета дела. Тем не менее, по этим делам Правительство-заявитель, с одной стороны, и заявители, с другой, попросили или согласились, чтобы предмет дела был таким образом ограничен, а другие участники это не оспа­ривали». (Erdagoz, 35).

63. Пределы спора: ущемление права на обжалование. Реше­ние Комиссии не принимать жалобу, касающуюся статьи 25. «Так как подобное решение соответствует, по своим последствиям, объ­явлению жалобы не приемлемой, Суд не должен принимать во вни­мание указанную жалобу». (McGoff, 25).

назад

III. Вопросы приемлемости и предварительные возражения

64. Компетенция в сфере вопросов приемлемости. «После пе­редачи дела в Суд он, обладая широкой компетенцией, может ре­шать и вопросы о приемлемости, ранее стоявшие перед Комиссией».(Airey, 17).

65. Компетенция в сфере вопросов приемлемости. «Суд дей­ствует не как апелляционная инстанция, а просто проверяет выпол­нение условий, позволяющих рассматривать дело по существу».(Airey, 17).

66. Компетенция в сфере вопросов приемлемости, «трудно представить, как могут вопросы толкования и применения статьи 26, поставленные перед Судом в ходе судебного разбирательства, выпа­дать из его юрисдикции. Такая возможность становится еще менее вероятной, поскольку правило об исчерпании всех внутренних средств правовой защиты определяет границы, в которых Государ­ства-участники согласились нести ответственность перед органами Конвенции за предполагаемые нарушения, и Суд должен обеспечить соблюдение соответствующих статей в той же мере, как и индиви­дуальные права и свободы, гарантируемые Конвенцией и Протоко­лами к ней». (De Wilde, Ooms et Versyp, (no существу), 50).

67. Возражение против приемлемости жалобы: поставлен­ное сначала перед Комиссией. «Из общей структуры Конвенции, очевидно, вытекает, что вопросы о компетенции и приемлемости должны в принципе ставиться сначала перед Комиссией в той сте­пени, в какой позволяют их характер и обстоятельства». (De Wilde, Ooms et Versyp, (no существу), 54).

68. Возражение против приемлемости жалобы: поставлен­ное сначала перед Комиссией. «Суд правомочен принять к сведе­нию предварительные возражения, если Государство-ответчик ранее выдвинуло их перед Комиссией, в той мере, в какой это позволяют характер и обстоятельства». (Artico, 24; тот же принцип, Guzzardi, 67; Foti et al., 46; Corigliano, 26; Bozano, 44; Ciulla, 28; Bricmont, 73; Otto-Preminger-Institut, 37).

69. Возражение против приемлемости жалобы: поставлен­ное сначала перед Комиссией. Строгость условия, содержащегося в статье 29 (возможность отклонения жалобы Комиссией после принятия решения о приемлемости), «являющегося отходом от принципа принятия решений большинством голосов (статья 34), по­казывает, что по смыслу Конвенции Государства-ответчики, как правило, должны под страхом потери этого права высказать свои предварительные возражения на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости». (Artico, 27).

70. Возражение против приемлемости жалобы: поставлен­ное сначала перед Комиссией. «Суд заявляет, что он принимает во внимание предварительные возражения, лишь если Государство вы­двинуло их по существу и с достаточной ясностью в Комиссии, как правило, на стадии первоначального рассмотрения вопроса о прием­лемости». (Raffineries grecques Stran et Stratis Andreadis, 32).

71. Компетенция Суда. Предварительные возражения, по­ставленные Правительством. «Суд правомочен принять к сведе­нию предварительные возражения, если Государство-ответчик ранее выдвинуло их перед Комиссией, по существу и с достаточной ясно­стью, в принципе на стадии рассмотрения вопроса о приемлемости». (Gtindem, 51).

72. Компетенция Суда. Предварительное возражение, отно­сящееся к рассмотрению жалобы, которая не была точно пред­ставлена заявителем. «Созданные в соответствии с Конвенцией ор­ганы и институты обладают юрисдикцией по проверке, под углом зрения всей полноты требований Конвенции, обстоятельств, при­веденных в жалобе заявителя. При выполнении своей задачи уч­режденные в рамках Конвенции органы и институты располагают, что особенно важно, правом наделять факты по конкретному де­лу, признанные установленными на основании имеющихся в их распоряжении доказательств, правовыми характеристиками, кото­рые отличаются от тех, которыми наделил их заявитель, или, при необходимости, рассматривать факты иным образом». (Camenzind, 50).

73. Предварительные возражения: поставленные Прави­тельством во время подачи. «Суд правомочен принять к сведению предварительные возражения. Нужно, тем не менее, среди прочих условий, чтобы Государство-ответчик выдвинуло их перед Судом до истечения срока, установленного для подачи жалобы». (Brozicek30).

74. Предварительные возражения, вытекающие из событий, происшедших после принятия Комиссией решения о приемлемо­сти. «Основание для предварительного возражения может появить­ся уже после того, как решение о приемлемости жалобы принято: например, в национальном праве могут появиться доселе неизвест­ные средства правовой защиты, либо заявитель может сформулиро­вать новую жалобу, приемлемость которой Государство-ответчик еще не имело возможности оспорить (...). В таких случаях обстоя­тельства не позволяют полагаться на основания неприемлемости, существовавшие на более раннюю дату, и более того, несмотря на несколько общий характер текста статьи 29, Государство-ответчик вправе воспользоваться по аналогии правилами рассмотрения дела на начальной стадии, иными словами, получить от Комиссии допол­нительное решение, принятое большинством голосов (статья 34), по вопросам компетенции или приемлемости, поставленным Государ­ством перед Комиссией сразу после изменения правовой ситуации»,(Artico, 27).

75. Содержание предварительных возражений, поставлен­ных перед Комиссией, и предварительные возражения, постав­ленные перед Судом. «Правительство не должно ссылаться в Суде, в вопросе предварительных возражений, на аргументы, не соответст­вующие его позиции перед Комиссией». (Open Door et Dublin Well Woman, 43).

76. Возражение против злоупотребления процессом, постав­ленное Правительством: факт неиспользования внутренних средств защиты свидетельствовал бы о намерении критиковать Государство и его судебные институты; неисчерпание внутрен­них средств защиты заявителями преследовало в данном случае политическую цель. «Комиссия в своем решении (...) о приемлемо­сти жалобы заявителей указала на то, что довод Правительства мож­но было бы принять, если бы жалоба основывалась на недостовер­ных фактах, что на этой стадии разбирательства дела не подтверждено. Суд разделяет мнение Комиссии и напоминает, что Комиссия при установлении фактов по настоящему делу по сущест­ву согласилась с утверждением заявителей (...). В сложившихся об­стоятельствах и a fortiori (с тем большим основанием) возражение Правительства должно быть отклонено». (Akdivar et al, 53-54).

77. Юрисдикция Комиссии и Суда. «Суд отмечает, что ста­тьи 25 и 46 являются существенными положениями эффективности Конвенции, поскольку они разграничивают ответственность Комис­сии и Суда, ответственность за "обеспечение соблюдения обяза­тельств, принятых на себя Высокими Договаривающимися Сторо­нами" по настоящей Конвенции (статья 19), устанавливая компетенцию принимать во внимание жалобы на нарушения прав и свобод, изложенных в этом документе. Когда Суд толкует эти клю­чевые нормы, он должен учитывать особый характер Конвенции, договора о коллективной гарантии основополагающих прав и сво­бод». (Loizidou, Предварительные возражения, 70).

78. Компетенция Суда и эволюционное толкование Конвен­ции. «В судебной практике твердо закреплено, что Конвенция явля­ется действующим документом, который надо толковать в свете ус­ловий актуальной жизни (...). Подобный подход, по мнению Суда, не ограничивается нормативными положениями Конвенции, но применяется также в отношении таких норм, как статьи 25 и 46, ко­торые регулируют функционирование механизма ее введения в дей­ствие. Из этого следует, что эти положения не должны толковаться только в соответствии с намерениями их авторов, которые были вы­ражены более 40 лет назад». (Loizidou, Предварительные возраже­ния, 71).

79. Эволюционное толкование Конвенции и разграничение юрисдикции Комиссии и Суда. «Даже если окажется установлен­ным (...), что ограничения, иные, чем ratione temporis, считались допустимыми в соответствии со статьями 25 и 46 в момент, когда меньшинство настоящих Договаривающихся Сторон принимало Конвенцию, подобное доказательство не должно быть определяю­щим». (Loizidou, Предварительные возражения, 71).

80. Отстутствие обратной силы заявлений в соответствии со статьями 25 и 46. «Статья 25 п. 2, как и статья 46 п. 2 Конвен­ции прямо разрешают заявления в данный период времени. Эти по­ложения всегда понимали, как разрешающие Договаривающимся Сторонам ограничивать также обратную силу их признания компетенции Комиссии и Суда». (Loizidou, Предварительные возражения,72).

81. Ограничения в сфере признания компетенции Комиссии и Суда в соответствии со статьями 25 и 46. «Если бы (...) эти положения допускали территориальные ограничения или в отношении держания признания, Договаривающиеся Стороны были бы свободны принять при различных режимах введения в действие конвенционные обязательства в соответствии с объемом их принятий, такая система, которая позволяла бы Государствам смягчить их согласие посредством дополнительных оговорок, серьезно бы ослабила роль Комиссии и Суда в осуществлении их функций, а также уменьшила бы эффективность Конвенции как конституционного инструмента европейского публичного порядка. Кроме того, когда Конвенция разрешает Государствам ограничить свое признание в силу статьи 25, она это прямо уточняет (...). По мнению Суда, учитывая предмет и цель системы Конвенции, указанные выше, последствия для действия Конвенции и реализации ее целей имели бы такое значение, что нужно было бы точно предусмотреть полномочие в этом смысле. Так, ни статья 25, ни статья 46 не содержат такого положения». (Loizidou, Предварительные возражения, 75).

82. Юрисдикция Комиссии и Суда и территориальные огра­ничения. «Статьи 25 и 46 Конвенции не разрешают территориаль­ные ограничения или касающиеся содержания». (Loizidou, Предва­рительные возражения, 80).

83. Юрисдикция Суда. Признание Государством-ответчиком. Цата вступления в действие: уведомление Генерального Секретаря Совета Европы. «Уведомление Генерального Секретаря Совета Ев­ропы является не простой формальностью (...), а моментом, с кото­рого признание обязательной юрисдикции Суда приобретает силу».(Yagiz, 27).

84. Толкование понятия «передача на рассмотрение». «Ис­пользование глагола "передавать на рассмотрение" (saisir) кажется несовместимым с толкованием слова "переданный на рассмотрение" (deferee), за которое выступает делегация Комиссии. Чтобы передать дело на рассмотрение, не достаточно просто решить его передать: нужно еще подвергнуть это решение исполнению. Можно это выра­зить термином "передать на рассмотрение" (deferer). Любое другое прочтение статей 32 п. 1 и 47 рисковало бы повлечь, что касается условий, которые должны выполнить Договаривающиеся Государ­ства, а также физические лица, неправительственные организации и группы лиц, чтобы обратиться в Комиссию, результаты, противоре­чащие букве и духу статьи 26 in fine, а также судебной практике, из­начально установленной в этой сфере». (Istituto di Vigilanza, 14; Figus Milone, 14; Goisis, 19; см. так же Morganti, 14).

85. Намерение Правительства отказаться от иска по делу, начатому перед Судом. Право заявителя «на формальное и обяза­тельное решение и, в подлежащем случае, на справедливое удовле­творение, преобладает над любым интересом, которое может иметь Правительство при прекращении производства». (Bunkate, 19).

86. Передача дела в Суд Комиссией. По мнению Суда, «в его компетенцию не входит оценка целесообразности решения передать ему дело. Комиссия осуществляет в этой сфере автономное полно­мочие, которое ей предоставляет статья 48 а) Конвенции; дело также обстоит с Договаривающимися Государствами, перечисленными в п. b), с) и d)». (Axen, 24).

87. Locus standi перед Судом Высокой Договаривающейся Стороны. Предварительное признание Правительства-заявителя Правительством-ответчиком. «Признание Правительства-заявителя Правительством-ответчиком не является предваритель­ным ни при возбуждении производства в силу статьи 24 Конвенции, ни при передаче дела в Суд в силу статьи 48 (...). В противном слу­чае система коллективной гарантии, существенный элемент меха­низма Конвенции, оказалась бы на практике нейтрализованной вза­имным признанием между различными Правительствами и Государствами». (Loizidou, предварительные возражения, 41).

88. Сторона-ответчик в судебном разбирательстве. «Суд не считает, что страна — участница Конвенции должна по-своему ква­лифицировать свой статус в разбирательстве перед ним». (Лоизиду, Предварительные возражения, 51).

89. Участие заявителя в производстве в Суде. «В соответст­вии с Правилами 30 и 33 п. 3 d) Регламента Суда, заявители, являю­щиеся лицами, могут участвовать в производстве при определенных условиях (...). Кроме того, их присутствие в зале заседаний предос­тавляет неоспоримое преимущество предоставить Суду возможность сразу же узнать их позицию по вопросам, которые их касают­ся». (Schonenberger et Durmaz, 37).

назад

IV. Конфиденциальность процедуры в Комиссии
1   ...   74   75   76   77   78   79   80   81   ...   91

Похожие:

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconВлияние на право России Европейской конвенции «О защите прав человека и основных свобод» и прецедентов Европейского Суда по правам человека, взгляд практика

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconКонституционного суда республики татарстан
Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод и основанным на ней решениям Европейского Суда по правам человека

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconП еревод на русский язык Конвенции о защите прав человека и основных свобод в редакции Протокола №14 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод н
«КонсультантПлюс: Версия Проф» без указания происхождения перевода (возможно, источником является текст, опубликованный в «Бюллетене...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconМосква
Книга предназначена для широкого круга читателей, но в большей мере, наверное, для тех, кто знаком с Европейской Конвенцией о защите...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconОсновные нарушения Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в Российской Федерации, установленные решениями Европейского суда по правам человека: анализ постановлений по существу. Анна Деменева
...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconФранции
Европейский суд по правам человека, заседая, в соответствии со статьей 43 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (“Конвенции”)...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconОбзор постановлений европейского суда по правам человека
Денисовой и Моисеевой и дело Камалиевых), Европейский Суд признал Российскую Федерацию в той или иной степени ответственной за нарушение...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconЕвропейский суд по правам человека правила процедуры суда (регламент)
Европейский Суд по правам человека, учитывая положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также Протоколов к ней,...

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconПротокол n 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (Страсбург, 22 ноября 1984 г.) (с изменениями от 11 мая 1994 г.)
Конвенции о защите прав человека и основных свобод, подписанной в Риме 4 ноября 1950 года (далее именуемой "Конвенция")

Прецеденты европейского суда по правам человека руководящие принципы судебной практики, относящейся к Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод Судебная практика с 1960 по 2002 г iconОбзор постановлений европейского суда по правам человека
Суд вынес 56 постановлений по жалобам против Российской Федерации. Во всех делах, кроме 7, Европейский Суд признал Российскую Федерацию...