НазваниеНик Перумов Зона магов (фрагмент) Книга первая Картонный мир пролог
страница9/11
Дата конвертации01.03.2013
Размер1.22 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

- Сам ведь говорил - есть много странных обычаев…

- Обычаев - да. Но в основополагающих понятиях различий существенно меньше. У ряда отсталых племен на Земле практиковалось общественное воспитание детей, однако…

Твердислав помотал головой.

- Потом, координатор, прошу тебя, ладно? Мне, честно говоря, кажется, что все это несущественно. Какая нам разница, общественно здес воспитывают детей или нет, какими правами пользуются женщины и так далее? Что до меня, я хочу отыскать путь назад… пусть даже к Великому Духу, но оставаться здесь я не могу. Бессмысленность хуже смерти. А смысла существовать здесь я не вижу.

- А как же твой неугомонный дух исследователя?! - вскричал Исайя. - Неужели тебе не интересно…

Твердислав отрицающе покачал головой.

- В былые годы нам было не до странствий, координатор. Слишком много приходилось сражаться. Клан превыще всего - так меня учили… и, наверное, правильно. Великий Дух не снял с меня им возложенную миссию, а, значит, я должен или вернуться назад, или умереть, пытаясь это сделать. Таков уж я, ничего не поделаешь, - он развел руками.

Исайя вздохнул и кивнул.

- А мне вот интересно, - вдруг признался он. - И я тоже ничего не могу с собой сделать. Но, помимо интереса, есть, друг Твердислав, и кое-что еще. Помнишь мои слова о Зле?

Юноша кивнул.

- Меня не оставляет мысль отыскать это зло и покончить с ним, - вполголоса признался координатор.

- Зачем? - угрюмо спросил Твердислав. - Как говаривал наш Учитель, пусть мертвые сами погребают своих мертвецов. Зло этого мира - само по себе, мы - сами по себе. Мы дрались с лесом, когда он напал на нас. Но искоренять его - по-моему, прости, это глупость. Мы вот с Джей тоже… пошли бороться со злом… - голова парня опустилась совсем низко. - Выручать Лиззи… А чем все кончилось? Джей сошла с ума и сожгла всю планету. Эх, если б я знал!.. Так что пусть уж здесь все остается как есть. Хватит, нагеройствовался я уже. Ничего хорошего из этого не получилось.

- Я понимаю тебя, - в задумчивости отозвался Исайя. - Что ж, можно сказать, кое в чем ты меня убедил. Но поговорить с мудрецами все равно полезно. Если уж ты намерен плести заклятье выхода, полезно будет узнать, какие волшебные силы вообще действуют здесь, и нет ли какого-нибудь знаменитого своей святостью источника силы?

- А зачем источнику силы святость?

- Я запретил тебе прибегать к магии, иначе как лишь для собственного спасения, когда исчерпаны все иные возможности, - мрачно ответил координатор. - Я ощущаю зло, вождь Твердислав, могучее и ждущее, наделенное силой и могущее эту силу использовать. Берегись, враг, идущий по следу…

- По какому следу?

- Фигуральное выражение, прости. Так вот, враг хитер и коварен, он пускается на различные уловки, лишь бы подчинить тебя себе и заставить тебя выполнять его волю. Для этого он может даже на первых порах помочь тебе в чем-то малом, например, дать силу твоему заклинанию…

- Погоди, - едва не задохнулся Твердислав, - так ты считаешь, что то мое заклятье… Но зачем врагу мне помогать? И вообще - что это за враг такой? Что ему надо? Если он - какое-то там зло этого мира - какое ему до нас дело, а нам, соответственно, до него?

- Нам-то до него, может, дела и нет, да вот ему, похоже, от нас что-то понадобилось… - развел руками Исайя.

Твердислав раздраженно дернул щекой, смахнул пот с лба.

- По-моему, это все сказки. Что ж, тогда получается, что мое заклятье черпало силу не от Великого Духа? От какого-то местного "врага"? Это, знаешь, уже слишком. Не верю. Очень уж сложно.

- Сложно, это верно. И умножать сущности сверх необходимого тоже не стоит. Но что мы торчим тут на солнцепеке? Лезем вверх, иного способа тут, по-моему, не предусмотрено.

Твердислав молча кивнул и двинулся к лестнице. Исайя прав - сидеть в холодке куда лучше, чем париться под невидимым лиловым солнцем - или как тут его называют?..

Оказалось, что никак. Понятие Солнца в языке аборигенов отсутствовало тоже, - пояснил юноше Исайя.

Они полезли вверх. Исайя впереди, за ним Кео и Тведислав - замыкающим. Лестница трепыхалась и дергалась в руках, точно пытающаяся вырваться рыба, только что вытащенная из сети. Посыпанная зеым песком земля плавно уходила вниз, перед глазами маячила ноздреватая, изрытаю глубокими трещинами и расщелинами поверхность гриба; Исайя спросил Кео о смысле знаков, что покрывали стены, однако мальчишка ничего не мог сказать, кроме лишь того, что это - священные символы, язык великих посвященных. Но вопрос же о том, чем занимаются мудрецы, он ответил лишь тем, что прижал руку ко рту и отчаянно замотал головой. Но вопрос Исайи, почему же он тогда не боится идти к этим самым мудрецам, Кео ответил, что его новые господа-товарищи (именному этому словосочетанию был, оказываеся, наиболее близок их нынешний статус), не испугавшиеся лучших бойцов рода Кеосов и не cпасовавшие перед ними, прорвавшиеся через Жрущий Лес и не отступившие перед Смертной Смертью, без сомнения, легко справятся и с колдунами.

Было в этом что-то от наивной веры неофита в силу только что познанных им богов…

Наконец они поднялись на такую высоту, что смотреть вниз избегал даже Твердислав. Веревочная лестница довела их до края шляпки и кончилась. Перед глазами расстилалась неровная бугристая поверхность, время от времени по ней прокатывалась быстрая судорожная дрожь. Раскаленная, "крыша" чувствительно обжигала босые ноги, так что Исайя тотчас же принялся подпрыгивать, отплевываться и шипеть. Одному только Кео все это было нипочем.

Трое спутников медленно двинулись от края к середине "крыши". Вскоре она стала понижаться, люди шли под уклон - к узкому отверстию в самой середине. Из темной дыры тянуло везесущим здесь запахом гнилья, однако Твердислав уже настолько притерпелся к нему, что почти не обращал внимания. Дыра входа не была ничем прикрыта, очевидно, дождей тут или не выпадало вовсе, или ими решили пренебречь. Возле входа не стояло стражи, само отверстие не было ничем перегорожено, и все-таки что-то удерживало Твердислава от того, чтобы лезть внутрь - даже со всеми мыслимыми предосторожностями. Ведунское чутье, как говаривали в кланах. Он, бывший вождь, конечно, многое забыл - но уж что помнил, что уцелело в огненной купели - то помнил накрепко.

Исайя нетерпеливо взглянул на него. Мол, что стоишь, мой юный друг? Скорее привязывай веревку и давай внутрь?

- Да к чему ее тут привязывать-то? - охладил его пыл Твердислав. Не требовалось владеть искусством чтения мыслей, чтобы понять, о чем сейчас думает координатор.

Лицо Исайя забавно вытянулось.

- Ты что, тоже?.. - с некоей тревогой осведомися он. Твердислав рассмеялся.

- Да нет, конечно же. Просто это очевидно. А веревку все равно ни к чему не привяжешь, придется вам с Кео меня держать.

- Тебя? Почему тебя?!

- Потому что… - Твердислав осекся. Сперва он хотел сказать "потому что я лучше владею мечом", однако вовремя вспомнил приснопамятную таверну и то, с какой легкостью Исайя вывел из строй двух ловких и хорошо вооруженных противников.

- Ладно, - проворчал юноша, обвязываясь веревкой. - Вы, координаторы, так и норовите вперед влезть…

- Не обижайся, - виновато сказал Исайя, кладя руку на плечо Твердиславу. - Просто бывает так, что жизнь зависит не от ловкого меча, а от ловкого слова. Вовремя, заметь, сказанного. Не следует лезть голой рукой в пчелиный рой.

- А ты, значит, рука в перчатке? - насмешливо поинтересовался Твердислав. Исайя без улыбки кивнул.

- И притом говорящая. Да еще и кусающаяся, - закончил координатор.

- Ну, укусить мы и сами горазды, - проворчал Твердислав себе под нос, только для того, чтобы последнее слово не оставалось за Исайей. Тот усмехнулся и кивнул.

- Спускай!

Обвязанный веревкой, Исайя медленно погружался во мрак. И, что странно - тело его исчезало в темноте, словно в черной воде. Ни малейшего отсвета.

- Покалывает, - сообщил Исайя, погрузившись по плечи. - Давай, давай, не смотри круглыми глазами, вождь Твердислав! Хочешь найти ответы - иди вперед! У нас за спинами их нет!

Твердислав только дернул щекой. Как бы то ни было, а его душа к этомй спуску отнюдь не лежала. Да и Кео вел себя странно - несмотря на явную его неприязнь к Твердиславу (верно, нелегко было забыть тяжелый кулак бывшего вождя), мальчишка вдруг заскулил и прижался к юноше, словно испуганный пес, ищущий защиты и спасения в ногах хозяина.

Голова Исайи скрылась во тьме. Твердислав осторожно травил веревку; про себя он молил Великого Духа, чтобы дырка эта оказалась бы бездонной и координатор ни с чем вернулся бы назад. Отчего-то лезть вниз ну очень не хотелось.

Из отвертися не доносилось ни звука. Веревка травилась плавно и без рывков, однако это, как ни странно, пугало еще больше. Твердислав взглянул на Кео - мальчишка глядел на него во все глаза, что называется, "с ужасом и надеждой".

- Думаешь, он не вернется? - забывшись, проговорил Твердислав.

- Ни комо, - последовал ответ. Что это значило? "Не знаю" или же просто "нет"? Или "не вернется"?

Впрочем, об этом лучше было не думать.

Твердислав вытравил, наверное, три четверти длины веревки, опустив Исайю на глубину шести-семи ростов взрослого человека; держать хоть и тощего, но костистого координатора оказалось нелегко, пот лил просто ручьями.

Наконец веревка ослабла. Исайя либо достиг дна, либо стоял на уступе. Но почему он молчит? Твердислав осторожно подергал веревку. Она легко подалась. Парень потянул ее вверх - пожалуйста. Исайя, значит, отвязался.

- Эгей! - наклонившись к черному раструбу, крикнул юноша.

- Аой! - подхватил Кео из рода Кеосов.

В ответ - ничего. Твердислав и мальчишка переглянулись. Слов друг друга они не понимали, но сейчас слова и не были нужны. Что делать? Спускаться вниз? Парньку не удержать рослого Твердислава. Спустить Кео? - куда там, эвон как дрожит от страха. Ждать? - бессмысленно, но, как говаривал координатор, за неимением гербовой…

Они стали ждать. Жара царила немилосердная, так что даже Кео стал умоляюще поглядывать в сторону лестницы. И, что самое скверное, Твердислав был уже готов согласиться с мальчишкой.

Наконец терпение юноши лопнуло. Среди снаряжения, позаимстовованного в уничтоженном караване, нашлась пара ножей доброй стали, толщиной у обуха в добрых полпальца. Твердислав примерился - и всадил клинок в черную мякоть "гриба" по самую рукоятку.

Кео истошно завопил, но было уже поздно. В следующий миг "шляпка" конвульсивно дернулась. Крыша ушла из-под ног Твердислава, входная дыра внезапно расширилась, словно жадная, готовая проглотить весь свет пасть. В раскрывшуюся бездну кувырком полетел отчаянно голосивший Кео, Твердислав повис, ухватившись за глубоко вонзившийся клинок.

Края "шляпки" быстро поднимались. Нечего было и пытаться спастись, перебравшись на ту сторону - все равно веревочная лестница уже давно не доставала до земли.

С громким чмоканьем края сошлись. Твердислав очутился в кромешное темноте. Он висел прочно, ноги нашарили небольшой выступ - веревку за него закрепить было нельзя, но держаться он помогал. Свободной рукой Твердислав вытащил второй нож, но воткнуть его уже не успел.

Темнота под ногами осветилась мягким зеленоватым светом, похожим на гнилушечный. Твердислав осторожно взглянул вниз - и едва не сорвался при виде уходящего глубоко-глубоко под землю нескончаемого лабиринта каких-то ходов, похожих на кишки какого-то животного. Сейчас все это хозяйство дрожало, словно в предвкушении добычи; у Твердислава мелькнула мысль, что он попал во внутренность громадного хищника, уже пообедавшего координатором Исайей, закусившего мальчиком Кео и теперь жаждавшего заполучить на десерт вождя Твердислава.

Возле самого лица раздался противный скрип. Вонзенный Твердиславом клинок медленно, линия за линией, вылезал наружу. Упругая плоть "гриба" выталкивала сталь кинжала.

Юноша похолодел. Как бы то ни было, умирать так просто он не собирался. Если, разжимая руки, бросить тело влево, то есть шанс упасть не в бездонное сплетение ведун ведает чего, а на плоскую, ничем не огражденную площадку, от которой начинался один из ходов.

Р-раз… два… три! Юноша выпустил рукоять кинжала. Ветер упруго свистнул в ушах, и в тот же миг Твердислав мягко, словно кошка, упал на черно-фиолетовую площадку. Упругая плоть "гриба" прогнулась, гася удар; миг спустя края площадки начали сходиться, явно намереваясь сдавить непрошенного гостя. Оставалось только бежать, и Твердислав побежал. Низкий коридор спиралью вел куда-то вниз; несколько раз к нему примыкали ходы поменьше, настолько низкие, что Твердислав не стал даже и заглядывать вниз. Стены содрогались, юноша не мог избавиться от ощущения, что они вот-вот сойдутся, расплющив его в лепешку.

Бежать! Мчаться под уклон было легко, ветер пел в ушах, казалось минула уже целая вечность, как он, Твердислав, очутился в этих коридорах; остановился он лишь с разгону вылтев на круглую и плоскую не то площадку, не то поляну, где сходилось сразу четыре ведущих сверху туннеля. Здесь, казалось, было поспокойнее. Стены не дрожали, под ногами не пружинило; Твердислав перевел дыхание. Что это может быть? И впрямь хищник - или хитроумная ловушка, устроенная мудрецами, чтобы избавиться от докучливых просителей?

Великий Дух, но я-то не проситель, подумал Твердислав. Мне вообще ничего не надо от здешней публики, никаких чудес, только спросить, где здесь источник Силы, я не хочу сражаться с вашими Жрущими лесами и Смертными тучами, я хочу выбраться отсюда, и больше ничего!

Однако стоя на месте, вперед не продвинешься. Твердислав обнажил меч и крадучись двинулся вперед - наугад, потому что все четыре коридора представлялись совершенно одинаковыми. Три вели вниз, один, из которого он выбежал - вверх.

По-прежнему мягко и бестревожно светились стены. Свет пробивался из глубоких расшелин между фиолетовыми наплывами на стеных коридора. Как и везде в этом городе, не было видно никаких следов вмешательства человеческих рук.

- Эге-гей! Исайя! Кео! Исайя! - Никакого ответа. Мягкие стены коридора гасили эхо, не слышалось даже отзвуков.

Еще одно испытание, да, о Всеотец? - подумал Твердислав, невольно обращаясь к единственному собеседнику, который всегда с тобой, где бы ты ни был - Великому Духу. Одиночество и неизвестность, темнота, где таятся пожиратели души и плоти, с которыми может справиться только Твоя сила…

"И не только его", сказал мягкий голос. Уже знакомый голос - Твердислав слышал его еще там, в Жрущем Лесу.

Твердислав замер, не успев коснуться ногой пола, словно почуяв ловушку. Что говорил Исайя по поводу врага? Или мне все это просто мерещится? Если не мерещится, то должно последовать продолжение…

Он стоял довольно долго, пока от неподвижности не занемели ноги. Тишина. Мертвая тишина. Ни слова больше. Значит, почудилось?..

Твердислав двинулся дальше. Интересно, куда провалились Исайя с мальчиком? Крови наверху как будто бы не было, значит, оставалась надежда, что им удалось уцелеть и что они, подобно Твердиславу, бредут сейчас где-то по этим нескончаемым кишкам исполинского "гриба" и тоже, подобно ему, Твердиславу, пытаются понять - что все это значит, зачем это, для чего?..

Диковинный мир, засушливый мир, где, тем не менее, растут исполинские грибы - а уж кому, как не выросшему среди лесов Твердиславу знать, что засуха и грибы - две вещи несовместые!.. Или этот дом "мудрецов". Тоже сплошные загадки. Не хочешь никого впускать - сделай крепкую дверь. Если хочешь кого-то поймать и устраиваешь ловушку - для чего все эти лабиринты? Непохоже было, что эти коридоры хоть для чего-то использовались; они походили на "кишки", но именно что походили, не больше - стены сухие и твердые, отнюдь не приспособленные для "переваривания".

Не покидало странное ощущение какой-то невсамделишности всех этих приключений тела. Плен, Смертная туча, освобождение, Жрущий лес, странный город, драка в таверне… перед Твердиславом словно падали разноцветные детские кубики, какие он сам, случалось, мастерил в клане для самых маленьких. Выпадавшие рисунки что-то обозначали, его словно бы вели к некоему решению, подталкивали, точно нерадивого ученика: "как, и теперь еще не догадался?.."
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Ник Перумов Зона магов (фрагмент) Книга первая Картонный мир пролог iconЛеонид Борисович Дядюченко автор нескольких книг стихов и документальной прозы, а в 1974 году в издатель­стве «Молодая гвардия» вышла его первая книга
«Молодая гвардия» вышла его первая книга, включаю­щая художествен