НазваниеЗоhа магов
страница8/11
Дата конвертации01.03.2013
Размер1.02 Mb.
ТипКнига
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

- Мальчишку? Да нет, им он нужен только для очистительных жертв, им нужны мы с тобой. Да ты сам погляди!

И верно, Кео обмяк и бессильно повис на руках Твердислава, глаза мальчишки закатились, похоже, он был без сознания. Оно и понятно - увидеть пришедших тебе на выручку, а потом узнать, что ты им нужен всего-то навсего для заклания!

Исайя что-то резко ответил пришельцам. В ответ раздались нестойные, однако исполненные негодования вопли. По знаку старшего, все пятеро двинулись вперед, заходя сразу со всех сторон. За спинами воинов висели луки, однако ни один не сделал и малейшей попытки им воспользоваться.

- Что ж, мне и впрямь глотку ему резать? - растерянно пробормотал Твердислав.

Зрители завопили, подбадривая и тех, и других.

- У нас с тобой немало болельщиков, - вскольз замети Исайя. - На нас ставят...

Твердислав не ответил. Старший из вражьей пятерки приближался мягким кошачьим шагом, хищно оскалив зубы. Его прищуренные глаза, казалось, говорили: “ну, что же ты не режешь? Давай, давай, парень, покажи мне, на что ты способен!”

Твердислав в разговоры вдаваться не стал. Это как с ведунами, вдруг подумал он. Родович всегда может выйти победителем из схватки, если, конечно, врагов не слишком много - потому что ведунские твари, как правило, действовали по шаблону, по раз затверженному порядку - а на что детям Великого Духа, спрашивается, дана голова?

Видя обвисшего, сползающего на пол мальчишку, старший расхохотался. И широко размахнулся мечом, прыгая перед.

Твердислав едва успел уклониться от свистнувшего клинка, однако Исайя не сплоховал. Просто и без затей верховный координатор двинул нападавшему по голове тяжелым подносом, да так, что сам поднос разлетелся на куски, а чернобородый воин с грохотом растянулся на полу, не выказывая никаких намерений подняться.

Остальные четверо разом бросились вперед. Двое атаковали Твердислава, еще двое - Исайю. Твердислав отбил первый выпад, парировал второй, однако третий удар едва не отправил его прямиком ко Всеотцу или еще куда подальше - нападавшие были опытными мечниками, хотя вкладывали в свои удары излишние форс и фасон, словно сражались на потребу публике. Впрочем, кто знает, может, в какой-то мере это так и было.

За спиной Твердислава вновь что-то загрохотало, а зрители вокруг разразились восторженными воплями. Твердиславу озираться было некогда, он едва-едва отбивал градом сыпавшиеся на него удары, не помышляя об атаке и думая лишь о том, как не дать этой серой вражьей стали коснуться его руки или плеча.

И опять вопль за спиной. И грохот. И какое-то смачное хлюпанье, словно кто-то с высоты плюхнулся в глубокую лужу. Откуда ни возьмись, рядом с Твердиславом возник Исайя, в руке он держал меч, но настолько неловко, что оба нападавших на них воина невольно расхохотались. Правда, у одного смех тотчас сменился воплем боли и ярости - Исайя ловко швырнул тому в лицо острый обломок подноса и прежде, чем воин пришел в себя, метко пнул ногой в пах. Враг взвыл, согнулся пополам и грохнулся на пол. Бесполезный меч выпал из его пальцев.

Оставшись один на один с противнком, Твердислав приободрился. Отведя вбок стремительный прямой выпад, он что было сил выбросил клинок вперед, так что лезвие заскрежетало об обух; столкнувшись с гардой, меч Твердислава подпрыгнул, огибая препятствие, и чиркнул по защищенной доспехом груди врага. Железные бляхи не выдержали, из прорехи показалась кровь. Смуглый воин пошатнулся, прижал руку к груди, изумленно уставился на кровь - и грузно, словно мешок, опустился на пол. Глаза его закатились. Он впал в беспамятство.

- Ну вот и все, - спокойно произнес Исайя. Он стоял рядом с Твердиславом, спокойно вытирая руки. - Хоть я староват для таких упражнений, но все-таки кое-что еще помню.

Твердислав обернулся - двое проитвников Исайи лежали на полу, кряхтя и пытаясь подняться; правда, это получалось у них не слишком хорошо. - Как это ты их? - изумился парень.

- Старая школа, - туманно пояснил Исайя. Видишь ли, у меня настолько мирный вид, я кажусь настолько слабым противником, что враг невольно расслабляеся. И тут уж зевать нельзя...

Вожак нападвших заворочался на полу и застонал, обхватывая руками голову. С трудом приподнялся, изумленно взглянул на недавних своих противников, что-то пробормотал себе под нос...

- Удивляется, почему мы его не добили, - прокомментировал Исайя. - Садись, они проиграли бой, теперь не сунутся.

- Дураки, - проворчал Твердислав, утирая пот со лба. - Мы их не убили - значит, надо нападать вторично! А они отступают. Мы в кланах...

- Вот поэтому-то ты и выстоял, - улыбнулся Исайя.

Тем временем порядок в таверне восстановился словно сам собой. Люди вернулись к своим столам, Твердислав заметил несколько мешочков, перешедших из рук в руки - очевидно, проигравшие пари расплачивались с победителями. Старший нападавших, злобно поглядывая на Твердислава с Исайей, заставил остальных своих людей подняться на ноги. Подхватив под руки раненого Твердиславом человека, они заторопились прочь. Вслед им полетели смех и улюлюканье зрителей. Старший закрыл лицо руками и опрометью бросился вон.

- Опозорили беднягу, - заметил Исайя. - Они из рода Кеосов, так же как и наш бедный Кео. Если кто-то из членов рода попадает в рабство, тем более - к собственным вчерашним невольникам, род должен отомстить. Но не просто отбить плененного, а принести его в искупительную жертву Жрущему Лесу, ну а наглых невольников...

- Казнить? - предположил Твердислав.

- Напротив. Перепродать.

- Кому нужны были бы два иссеченных мечам трупа?

Исайя развел руками. Мол, не веведущ.

- Ещь давай, а то пиво степлится, - распорядился верховный координатор. Твердиславу только огромным усилием воли удалось запихнуть в себя здешнюю более чем ароматную еду, а вот Исайя ел, как ни в чем ни бывало.

- Случалось и хуже едать, - туманно пояснил он. - Подгнивших акридов, к примеру...

Что такое “акриды”, Твердислав не знал, а спрашиваться отчего-то не захотелось.

Приведя в чувство Кео, они покинули таверну. Мальчишка еле плелся, так что даже Твердиславу стало его немного жаль. Но рабство - это еще и всегда надежда на освобождение, это шанс, а вот у тех, кто погиб под Смертной Тучей - или как там ее? - уже никаких шансов никогда не будет.

На улице все осталось по-прежнему. Исайя ловко поймал за широкий рукав какого-то прохожего и выпытал дорогу к клейменнику. Туда они и направились - по усыпанной зеленым песком не то дороге, не то улице, что петляла между огромными черно-фиолетовыми “грибами”. Твердислав заметил, что нигде не было видно ни одной женщины.

- Сам не знаю пока, - ответил Исайя. - Вот наш язык очухаеся, тогда порасспросим.

Мастер-клейменник держал небольшое заведение на третьем ярусе здоровенного гриба, так что пришлось карабкаться по наклонным веревочным мостам. Как Исайя опознал нанесенные красной краской над дверью знаки, для Твердислава осталось загадкой - письменностью-то местной координатор пока еще точно не занимался!

Однако на пороге лавки Кео из рода Кеосов взвыл дурным голосом и повалился Исайе в ноги, явно намереваясь облобызать покрытые пылью ступни верховного координатора.

- Клейма не хочешь - говори! - распорядился Исайя, и пленник, как ни странно, его понял.

Устроились тут же, на галерее, хотя Твердислав и умолял найти какое-нибудь пристанище, где попрохладнее - на жаре, казалось, сейчас начнет плавиться голова. Доспехов же он не снимал, несмотря ни на что.

Исайя задавал короткие вопросы - Кео отвечал, долго и подробно.

Координатор кивал, гладил мальчишку по голове - тот сперва удивленно раскрывал глаза, видно, его самого никогда не ласкали, - и задавал новый вопрос. Твердислав маялся, не понимая ни слова.

Наконец, когда юноша понял, что немедленно, вот прямо на этом месте, сейчас умрет от жажды, Исайя удовлетворенно вздохнул и попросил развязать Кео из рода Кеосов руки.

- Я узнал все, что хотел. Любопытный мир, что и говорить; и чем больше я о нем узнаю, тем сильнее мне кажется, что это никакой и не мир вовсе. Твердислав замер возле наполовину распутанного узла.

- Не мир... а что же? - севшим голосом спросил он. - Посмертие? Мы-таки умерли? Сгорели тогда, в корабле и все это - просто кара Великого Духа? Исайя отрицающе покачал головой.

- Отпусти мальчика, Твердь, и пойдем с тобой к местным мудрецам. Сдается мне, они могут порассказать нам еще много интересного... Кео, арратон! Однако мальчик никуда не побежал. Сидел, шмыгая носом и размазывая по невообразимо грязной физиономии слезы столь же невообразимо грязным кулаком. Исайя участливо наклонился к нему.

- Просит не прогонять его, - выслышав его и выпрямившись, пожал плечами верховный координатор. - Говорит, что ему теперь некуда идти, а его собственный род, раз решил принести его в жертву, не успокоится до тех пор, пока не воплотит задуманное - до того момента все члены рода словно зачумленные... Просит милостивых господ взять его с собой.

- А ошейники он снять с нас не хочет? - осведомился Твердислав. - Рад бы, но уверяет, что ключ остался у погибшего старшины. Впрочем, пойдем на рынок, там нам эти обручи распилят без особго труда. Хотя я бы посоветовал тебе это украшение оставить.

- Почему? - изумился Твердислав.

- Сейчас это нечто вроде знака доблести, - пояснил Исайя. - Это означает, что мы выиграли бой за свою свободу. Не исключено, что нам предложат наняться в солдаты. Воины тут все время нужны.

- Ты, я вижу, обживаешься здесь, - проворчал Твердислав.

- А что еще нам остается делать, мой юный друг? - вздохнул координатор. - Ну так как, идем к мудрым? По дороге расскажу тебе, что удалось узнать про этот мир...

* * *

Исайя шел не торопясь, рассказывал обстоятельно и подробно, иногда задавая Кео какой-нибудь короткий вопрос. Мальчишка отвечал охотно и, по-видимому, успел смириться с новым положением.

Грибной город, как окрестил его Твердислав, стоял, оказывается, на самой окраине исполинского Жрущего Леса, поглотившего все окрестные края. Правда, пустыни и ее песчаных бурь лес побаивался - потому и сам город окружен был кольцом из привезенного зеленого песка.

- А почему же они тогда не засыплют этим песком дорогу? - тотчас же спроил Твердислав.

- Кео говорит, что пробовали. Но Лес убивал всех, кто пытался это сделать. Обитатели города пару раз попробовали, похоронили убитых - вернее, то, что от них осталось - и предпочли платить лесу дань. Ты спрашивал, почему же они не могли справиться с чудищами - ведь мы и в самом деле прорвались. Я так понял, что лес имеет над этими беднягами куда большую власть, чем над нами. Внушает им непреодолимый страх, например. Или помнишь Смерть-тучу? Почему рухнул круг воинов, хотя они дотоле вполне успешно отбивались? Значит, дело не только в силе или воинском умении. И нам с тобой, вождь Твердислав, еще предстоит выяснить - в чем...

- Гм, - сказал юноша. - А зачем, координатор? Зачем нам это выяснять? Какое нам вообще дело до этого мира? У меня получилось заклятье - значит, Сила в этих пределах жива. Значит, можно попытаться отсюда вырваться. Нужно только знать, как.

- И тебе известен способ сплести нужные чары? - усмехнулся Исайя.

- Сейчас - нет, - упрямо ответил Твердислав. - Но потом...

- Сперва реши, куда ты хочешь попасть, - наставительно заметил Исайя.

- Как это “куда”? Обратно, домой, в наш мир!

- Но планеты кланов больше нет, - негромко напомнил Исайя. - Там - выжженные, покрытые пеплом равнины... а, может, нет и того. Едва ли там осталась хоть капля воды, вождь Твердислав. Если ты и попадешь туда, так лишь за тем, чтобы погибнуть, бесславно и безвестно, в муках... Остается мой мир - если, конечно, Умники не одержали верха и там. Едва ли мои старики могли особенно долго продержаться без меня.

- Но мы же отсутствуем там едва ли дней пять? - удивился Твердислав. Исайя хмыкнул.

- Может, пять дней, а может, и пять лет. Откуда тебе известно, что мы оказались здесь в мгновение ока? Для нас могло пройти мгновение, а для всей остальной вселенной - год. Или сотня. Или тысяча... - голос координатора внезапно дрогнул. Очевидно, он сам только что как следует осознал эту возможность.

Твердиславу стало не по себе. А что, если они и впрямь навеки, до скончания и этих своих дней заперты здесь, в вонючем и диком мире, куда более диком, чем родные леса клана Твердиславичей?

Нет, подумал он. Этого не может быть. Всеотец может карать, но он никогда не отнимет надежду. Если он наказывает смертью, то быстрой и без мучений. И если заклятия Великого Духа могут работать здесь, это значит, что отсюда есть и выход. А раз он есть, его можно найти! А миллионы лет... нет, не верю! Не верю и все! Потому что это тоже было бы слишком жестоко. Даже если Всеотец и решил стереть с лица земли весь народ кланов, он выбрал для них молниеносную смерть, смерть в очистительном огне.

Некоторое время шли молча. Вполне оправившийся Кео деловито шагал рядом, не выказывая никакого намерения сбежать.

- Исайя, а здешние мудрецы - они кто?

- Увидим - узнаем, - лаконично ответил координатор. - Пока что мне известно не больше твоего. Вообще должна же тут быть какая-то вера, пусть даже примитивная... Наверняка есть боги, злобные и жестокие, как сам этот мир. У богов навернны
За каждый найденный элемент зелья или удачно собранный алхимический рецепт игрок получает победные очки. Чем сложнее рецепт, тем...
Зоhа магов iconКоролевство людей наконец смогло достичь свои цели искоренить зло, и превзойти союзников, тем самым затмив и их. Люди стали королями мира. Их магия была
Королевство людей наконец смогло достичь свои цели – искоренить зло, и превзойти союзников, тем самым затмив и их. Люди стали королями...