НазваниеВсе, что есть в этом мире выдающегося, непременно
страница4/37
Дата конвертации16.03.2013
Размер4.1 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Это относится ко всем фазам жизни, ко всем областям развития, будь то обучение игре на фортепиано или эффективному общению с коллегой по работе. Это верно в отношении отдельной личности, в отношении брака и семьи и в отношении организации.

Мы понимаем этот принцип процесса и принимаем его как факт для мира физических явлений. Гораздо труднее понять этот принцип применительно к эмоциональной сфере, к сфере человеческих отношений или к характеру личности. Но даже если мы сможем понять это, то принять это и жить в соответствии с этим пониманием окажется еще более трудной задачей. Вот почему иногда мы ищем более короткий путь и надеемся получить желаемый результат, перескочив через несколько жизненно важных ступенек и сэкономив на этом время и силы.

Однако что же получается, когда мы пытаемся сократить естественный процесс нашего роста и развития? Представьте, что вы, будучи весьма средним игроком в теннис, решили поразить окружающих, выступая в соревнованиях с мастерами. К чему это приведет? Разве одно только позитивное мышление позволит вам эффективно противостоять профессионалу?

Что будет если вы сможете убедить своих друзей, что играете на фортепиано на уровне концертирующего исполнителя, в то время как в действительности ваше место среди начинающих?

Ответ очевиден Просто невозможно нарушать, игнорировать, сокращать этот естественный процесс развития. Это противоречит природе, и попытка найти короткую дорогу к успеху приведет лишь к разочарованию.

Если в любой сфере деятельности я по десятибалльной шкале нахожусь на отметке "два" и хочу передвинуться на отметку "пять", то сначала надо сделать шаг к отметке три . "Путешествие в тысячу миль начинается с первого шага", и в каждый момент может делаться только один шаг.

Если вы не покажете учителю, на каком уровне находитесь, – задавая вопросы или признаваясь в своем незнании, – вы никогда не научитесь расти. Долго притворяться нельзя, ведь все непременно откроется. Признание собственной необразованности часто является первым шагом к образованию. Торо говорил: "Ну как не позабыть о нашей необразованности, осознание которой так необходимо для роста, если мы все время пользуемся своими знаниями!"

Вспоминается один случай, когда две молодые девушки, дочери моего друга, пришли ко мне в слезах, жалуясь, что их отец с ними суров и совсем их не понимает. Они боялись быть откровенными с родителями, опасаясь последствий. Но в то же время им очень были нужны родительские любовь, понимание и подсказка.

Я поговорил с их отцом и убедился, что умом он понимает проблему. Однако, согласившись, что иногда не может совладать со своим характером, он отказался взять на себя ответственность за происходящее и честно признать, что уровень его эмоционального развития низок. Гордость не позволяла ему сделать первый шаг, чтобы изменить положение.

Чтобы отношения с женой, мужем, детьми, друзьями или коллегами были эффективными, мы должны учиться слушать. А это требует от нас эмоциональной силы. Слушать – это значит быть терпеливым, открытым, иметь желание понять, то есть иметь свойства высоко развитого характера. Гораздо проще действовать с низкого эмоционального уровня, давая при этом советы высокого уровня.

В случае с теннисом или фортепиано уровень нашего развития становится совершенно очевидным, так как тут притворяться невозможно. Однако в сфере характера и эмоционального развития не все так очевидно. Мы можем "принять позу" перед тем, кто нас плохо знает, или перед коллегой. Мы можем притвориться. И на какое-то время у нас что-то, может быть, получится – по крайней мере, на публике. Мы даже, возможно, обманем самих себя. И тем не менее я уверен, что большинство из нас прекрасно знают, что мы из себя представляем на самом деле; и я думаю, что многие из тех, с кем мы живем и работаем, знают это тоже Я часто наблюдал последствия попыток укоротить естественный процесс роста в сфере бизнеса, когда руководство пытается "купить" новую культуру высокой производительности, качества, морали и обслуживания клиентов с помощью ярких речей, обучения улыбаться, внешнего контроля или же посредством укрупнений, объединений, отделений и других структурных изменений – популярных и непопулярных. Эти руководители не обращают внимания на то, что подобные манипуляции порождают атмосферу низкого доверия Если эти методы не срабатывают, то они ищут другие техники и приемы из арсенала Этики Личности, которые, в свою очередь, тоже будут игнорировать и нарушать естественные принципы и процессы, служащие основой культуры высокого доверия.

Помню, я и сам много лет назад нарушил этот принцип. Однажды, придя домой во время празднования трехлетней годовщины моей маленькой дочки, я увидел, как она забилась в угол гостиной, прижимая к себе все подаренные ей игрушки и не желая позволить другим детям в них играть Первым, что мне бросилось в глаза, было то, что свидетелями этого проявления эгоизма оказались несколько родителей. Я был смущен, причем вдвойне, из-за того, что как раз в то время читал в университете курс, посвященный человеческим отношениям. И я понимал, или, по крайней мере, чувствовал, чего от меня ожидают эти родители.

Атмосфера была накалена, – дети окружили мою маленькую дочь, протягивая к ней руки и прося поиграть с теми игрушками, которые сами только что подарили, а моя дочь решительно им в этом отказывала. Я сказал себе: "Разумеется, я должен научить дочь делиться с другими! Умение делиться – одно из самых ценных наших достоинств!"

Для начала я попробовал просто попросить ее:

— Солнышко, пожалуйста, поделись со своими друзьями игрушками, которые они тебе подарили!

— Нет! – упрямо ответила она.

Мой второй метод заключался в обращении к здравому смыслу:

– Солнышко, если ты научишься делиться своими игрушками с ребятами, которые пришли к тебе в гости, то и они поделятся с тобой игрушками, когда ты придешь к ним!

И снова она без лишних раздумий отрезала:

— Нет!

Я начал приходить во все большее замешательство, ибо было очевидно, что я не имею влияния. Третьим методом, избранным мной, был подкуп. Я сказал очень тихо:

— Солнышко, если ты поделишься, я дам тебе что-то вкусненькое. Я дам тебе кусочек жевательной резинки.

— Я не хочу жвачку! – закричала она.

После этого я начал впадать в отчаяние. Для четвертой попытки я выбрал угрозы и запугивание:

— Если не поделишься, тебе здорово попадет!

— Ну и что! – выкрикнула она. – Это мои игрушки! Я не должна ни с кем делиться!

В итоге мне пришлось применить силу. Я просто взял у нее из рук часть игрушек и раздал их детям:

– Берите, ребята, играйте!

Возможно, моей дочке нужно было получить опыт обладания этими игрушками, прежде чем отдать их другим. (Ведь, в самом деле, как я могу отдать то, чем не владею?) Она нуждалась в том, чтобы я, как отец, имел более высокий уровень эмоциональной зрелости и позволил ей получить этот опыт.

Однако в тот момент для меня больше значило мнение обо мне других родителей, а не рост и развитие моего ребенка и наших с ним взаимоотношений. Я просто изначально был уверен в собственной правоте: она должна была поделиться, а значит, была неправа, не делая этого.

Возможно, уровень моих ожиданий по отношению к малолетней дочери был слишком высоким просто потому, что по своей собственной шкале я сам был на нижнем уровне. Я оказался неспособен или не пожелал отдать ей терпение и понимание и ждал от нее, что она отдаст свои вещи. В попытке компенсировать недостаточную влиятельность, я занял силу у своего отцовского положения и авторитета и принудил дочь делать то, чего я от нее хотел.

Но, занимая силу, создаешь слабость. Слабость занимающего силы объясняется тем, что увеличивается его зависимость от внешних факторов. Становится слабей и тот, кто вынужден подчиниться, так как это сковывает рост, развитие независимого мышления и внутренней дисциплины. И в конечном счете ослабевают сами взаимоотношения. Сотрудничество уступает место страху, и оба человека становятся более эгоистичными и агрессивными.

Но что же происходит тогда, когда сам источник, откуда занята сила, – будь то огромный рост или физическая мощь, позиция, авторитет, какой-то документ, атрибуты высокого положения, внешность или прежние достижения, – изменяется или перестает существовать вовсе?

Если бы я был более зрелым, я мог бы положиться на свою внутреннюю силу – на свое понимание роста и необходимости делиться, на свою способность любить и воспитывать, – и позволил бы дочери самой выбрать – хочет она делиться или нет. Возможно, после попытки урезонить ее, я мог бы переключить внимание детей на какую-нибудь интересную игру, сняв таким образом со своего ребенка эмоциональное давление. Теперь я уже знаю, что как только дети обретают чувство собственности, они делятся своими игрушками совершенно естественно, свободно и спонтанно.

Мой опыт говорит мне, что когда-то нужно учить, а когда-то нужно не учить. Когда отношения натянуты и атмосфера накалена эмоциями, попытка учить часто воспринимается как форма осуждения и неприятия. В то же время, когда отношения благоприятны, по-моему, гораздо продуктивнее поговорить с ребенком наедине и спокойно обсудить то, что считаешь важным и чему хочешь его научить. Наверное, для подобного действия требовалась более высокая эмоциональная зрелость, чем тот уровень терпения и внутреннего контроля, которым я обладал в то время.

Возможно, чувство собственности должно приходить прежде, чем потребность делиться. Возможно, многие из тех, кто в браке и в семье отказывается отдавать и делиться или же отдаем механически, сами, по существу, так и не знают, что такое самообладание, никогда не ощущали, что значит владеть собой, не осознавали своей индивидуальности и не испытывали чувства собственного достоинства. Если мы хотим реально помочь нашим детям расти, необходимо быть достаточно терпеливыми, чтобы позволить им испытать чувство собственности, и достаточно мудрыми, чтобы научить их дару давать, показывая это личным примером.

То, как мы видим проблему,- и есть проблема

Всех очень интересует, когда что-то хорошее происходит в жизни отдельных людей, семей или организаций, опирающихся на твердые принципы. Всех восхищают сила и зрелость таких людей, единство и сплоченность таких семей, гибкость и синергитическая культура таких организаций.

Люди тут же задают вопрос, который четко выявляет их основную парадигму: "Как это вам удается? Научите меня своей методике!" На самом деле это означает: "Дайте мне совет или решение, с помощью которого я смогу быстро облегчить свою собственную тяжелую ситуацию!"

И найдутся такие учителя, которые обучат их тому, о чем они просят. Освоенные ими навыки и техники в течение короткого промежутка времени могут показать свою работоспособность. С помощью этого "социального аспирина", возможно, даже удастся снять некоторые острые проблемы.

Однако основная хроническая причина останется, и постепенно появятся новые болезненные симптомы. Чем больше люди привержены быстрым решениям и чем больше они концентрируются на острых проблемах, тем в большей степени сам этот подход усугубляет хроническое болезненное состояние.

То, как мы видим проблему, – и есть проблема. Посмотрите снова на некоторые высказывания о проблемах, приведенные в этой главе, и на роль Этики Личности в подобном мышлении.

Я прошел столько курсов обучения эффективному руководству кадрами. Я хочу, чтобы мои подчиненные работали с высокой отдачей, и изо всех сил стараюсь вести себя по отношению к ним дружелюбно и обращаться с ними правильно. Однако с их стороны я не чувствую никакой лояльности. По-моему, стоит мне заболеть и остаться на день дома, они попросту будут бить баклуши. Почему мне не удается научить их быть самостоятельными и ответственными? Или, может, стоит подыскать других, которые обладают такими качествами?

Этика Личности подсказывает мне, что я должен предпринять какие-то решительные действия – нужно раскачать подчиненных, расшевелить им мозги, – чтобы те пришли в форму и ценили то, что имеют. Или же мне следует найти какую-то мотивирующую программу тренинга, которая бы заставила их работать с большей отдачей. Или мне следует нанять новых сотрудников, которые работают лучше.

Но разве при таком открыто нелояльном моем поведении подчиненные не задают себе вполне естественного вопроса, а действую ли я в их интересах? Не чувствуют ли они, что я обращаюсь с ними как с неодушевленными механизмами? И есть ли в этих ощущениях какая-то доля правды?

Если вглядеться в себя поглубже, разве не именно такими я их себе представляю? Может быть, то, как я вижу людей, работающих на меня, как раз и является частью проблемы?

Так много нужно сделать дел, а времени вечно в обрез. Я спешу и ощущаю прессинг времени весь день. Каждый день. Семь дней в неделю. Я посещал семинары по управлению временем и перепробовал с полдюжины всяких систем планирования. Кое в чем они мне помогли, но, все же, я не могу сказать, что живу счастливой, плодотворной и спокойной жизнью, как мне бы того хотелось.

Этика Личности подсказывает мне, что должно найтись что-то, способное помочь мне более эффективно справляться с прессингом времени, – какие-то семинары или пособия по планированию времени.

Но не может ли оказаться, что производительность не решит моих проблем? Разве то, что я буду делать больше дел за меньшее время, избавит меня от беспокойства? А не может ли это только увеличить скорость и силу моей реакции на людей и обстоятельства, которые, похоже, управляют моей жизнью?

А нет ли здесь чего-то еще, что следует искать более глубоко и основательно, – некой парадигмы внутри меня самого, которая и определяет то, как я вижу мое время, мою жизнь и мою собственную натуру?

Наш брак стал не в радость. Не могу сказать, чтобы мы скандалили; просто мы больше не любим друг друга. Мы обращались к консультанту, перепробовали разные рецепты, но, наверное, просто уже не способны оживить прежние чувства.

Этика Личности подсказывает мне, что должна быть какая-то новая книга или какой-нибудь специальный семинар, на котором, открыв вместе с остальными участниками свои чувства, моя жена научилась бы понимать меня лучше. Или это окажется бесполезным и только новые отношения с другим человеком позволят мне обрести ту любовь, к которой я стремлюсь?

А может быть, дело вовсе не в моей супруге? Может быть, я сам способствую развитию ее недостатков и сам ставлю свою жизнь в зависимость от ее ко мне отношения?

Может быть, вся проблема порождается моей собственной парадигмой о жене, о браке и о том, что такое любовь?

Теперь вы видите, насколько сильно парадигмы Этики Личности влияют на то, как мы видим наши проблемы, и на то, каким способом мы пытаемся их решать?

Видя это влияние или нет, многие начинают утрачивать иллюзии относительно пустых обещаний Этики Личности. В своих поездках по стране и работе с различными организациями я обнаружил, что перспективно мыслящие руководители потеряли интерес к "техникам-психологам" и "ораторам-мотиваторам", которым кроме развлекательных историй, перемежаемых банальностями, и предложить-то нечего.

Серьезным людям нужна суть; им нужен процесс. Им нужно нечто большее, чем средства первой помощи – "социальный аспирин" и "социальный пластырь". Они хотят решать глубокие хронические проблемы и концентрироваться на принципах, дающих долгосрочные результаты.

Новый уровень мышления

Альберт Эйнштейн заметил: "Наиболее важные проблемы, с которыми мы сталкиваемся, не могут быть решены на том же уровне мышления, на котором мы были, когда создавали их".

Когда мы, глядя вокруг и внутрь себя, обнаруживаем проблемы, созданные во время нашей жизни под знаком Этики Личности, мы начинаем осознавать, что это – глубокие, фундаментальные проблемы, которые невозможно решить на том поверхностном уровне, на котором они создавались.

Чтобы решить эти глубокие проблемы, нам необходим новый, более глубокий уровень мышления, – парадигма, основанная на принципах, которые подробно описывают территорию эффективного человеческого бытия и взаимодействия.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   37

Похожие:

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconВнеклассное мероприятие по литературе. Тема: «Все сроки кратки в этом мире…»
Тема: «Все сроки кратки в этом мире…» (Литературная композиция по поздней лирике А. Т. Твардовского, посвящённая 100-летию со дня...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconРазве лежит на имуществе обязанность помимо закята?
В этом вопросе до той степени, что как будто это и есть основное мнение в этом положении, а то, что пришло напротив этого (т е. что...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconРазве лежит на имуществе обязанность помимо закята?
В этом вопросе до той степени, что как будто это и есть основное мнение в этом положении, а то, что пришло напротив этого (т е. что...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconСветлана де Роган-Левашова Откровение
Чудесные способности, которыми она владела с детства, оказались непонятыми и невостребованными окружавшими её людьми; ей пришлось...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconДругие считают, что первым просто делать нечего. А есть ли золотая середина в этом вопросе?
В этом вопросе уже давно произошло кардинальное разделение, почище, чем у футбольных фанатов. Одни ратуют за полное регулярное очищение....

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconУ меня для Вас есть хороший вопрос: действительно ли то, что Вы делаете это все, на что Вы способны?
...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconНе могли бы Вы уточнить, есть ли билеты на этот рейс? Would you please check whether there is room on the flight?
В этом рейсе есть промежуточные посадки? Does the flight land somewhere before the final destination?

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconОй, как много в мире их: Пеликанов и синиц, Дятлов и клестов, Попугаев и дроздов. Есть фламинго, воробьи, Есть колибри, соловьи
Здравствуйте, уважаемые ребята! Сегодня мы собрались здесь для того, чтобы узнать о жизни животных зимой и о том, как можно им помочь...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconИспокон веков люди боялись темноты. Для них тьма была олицетворением зла. Даже сейчас, когда мир подчинился разуму и технике, многие по-прежнему считают, что во
Но мало кто знает, что все совсем не так. Ведь Тьма не есть Зло, равно, как Свет не есть Добро. Но есть в мире люди, которым темнота...

Все, что есть в этом мире выдающегося, непременно iconТак, и сразу же напрашивается вопрос: где я?
Я нахожусь в помещении с четырьмя стенами. Здесь есть окна, они заколочены. Здесь есть дверь, но могу спорить на что угодно, что...