Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1

НазваниеМировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1
страница1/6
Дата конвертации13.08.2013
Размер0.51 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6
Татаркин А. И.,

академик РАН

(Екатеринбург)
МИРОВОЙ ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

И ВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛЬНОГО СЕКТОРА

РОССИЙСКОЙ ЭКОНОМИКИ1*

«Вместо сумбурных действий, продиктованных ностальгией и предрассудками, будем проводить умную внешнюю и внутреннюю политику, подчиненную сугубо прагматичным целям».

Д.А. Медведев

О новом времени и новой стране.

Ежегодное послание Президента Российской Федерации Федеральному Собранию

Ключевые слова: Финансовый кризис, его причины и формы проявления, третичный и реальный сектора экономики, ценовая и курсовая рента, регулирующие функции государства, «маятниковый» сценарий развития

Keywords: financial crisis, its underlying conditions and forms of manifestation, tertiary and real sectors of economy, price and capital rent income, control functions by the government, «pendular» scenario of development


Одной из особенностей глобализации было и остается массовое «втягивание» стран и народов в мировое хозяйство. Скорость и масштабы этих процессов – разные, как и роль отдельных стран в мировом разделении труда и воспроизводстве товаров и услуг. Активное вовлечение национальных экономических систем в глобальные предполагает взаимодействие систем разного уровня. Однако мировая экономика обладает большим потенциалом воздействия, чем экономика отдельной страны. В условиях стихийного протекания этих процессов – без активного участия национальных государств в их регулировании в своих интересах (а это как раз российский вариант поведения), – неизбежно воспроизводятся противоречия большей системы в масштабах меньшей. Подобный сценарий взаимодействия между мировой и национальной экономической системами нашему обществу приходится переживать в настоящее время в условиях очередного мирового финансового и экономического кризиса. Именно поэтому анализ проблемы мы считаем целесообразным начать с выявления основных причин кризиса и его возможных последствий для России. Последнее обстоятельство потребует анализа системных противоречий мировой экономики на современном этапе развития и возможностей национальных государств использовать их в своих интересах.
Экономические предпосылки финансового кризиса
Современный этап развития мировой экономики характеризуется качественными структурными изменениями, ускоренно осуществляющими под воздействием, с одной стороны, – углубляющегося происходящими между расширяющейся интеграцией стран в мировое сообщество и их стремлением сохранить экономическую независимость и самостоятельность; с другой, – обостряющегося противоречия между объемом мировых финансовых ресурсов и производимой товарной продукции.
Системное значение последнего (Шейнин, 2007)2** противоречия видится в следующем: если финансовые активы стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), в 1992 г. составляли в общей сложности 35 трлн. долл., что в два раза превышало стоимость произведенной этими странами товарной продукции, то к концу XX в. совокупный финансовый капитал превысил отметку 50 трлн. долл., что более чем в три раза больше стоимости произведенной в этих странах товарной продукции (Иноземцев, 1988. С. 499). В более поздние периоды подобные исследования не проводились или их результаты не обнародовались, но все косвенные факты и обстоятельства свидетельствуют об углублении этих диспропорций (Оценка социально-экономических последствий, 2007. С. 33–35). К примеру, С.Н. Сильвестров, анализируя данную ситуацию применительно к современному этапу глобализации, считает, что «на каждый доллар, обращающийся в реальном секторе мировой экономики, … приходится до 50 долл. в финансовой сфере». Общий объем вторичного рынка ценных бумаг приближается к 100 трилл. долл., а годовой оборот финансовых трансакций достиг почти 500 трилл. долл. (Россия в глобализирующемся мире, 2004. С. 21)

Отрыв финансового сектора от производственного огромен и продолжает увеличиваться. По мнению Р.С. Гринберга, высказанному на страницах «Новой газеты» (Гринберг, 2008. С. 15), лишь 2–3% общего объема финансовых операций приходится на операции, связанные с реальным сектором экономики. Никто с уверенностью не может сказать, много это или мало. Очевидно другое. Использование на самообслуживание 97% финансовых ресурсов ставит это обслуживание на первое место, что позволяет извлекать «из него» и «посредством него» колоссальные доходы.

Еще одним косвенным подтверждением возрастающего разрыва между финансовым и реальным секторами мировой экономики можно считать оценку деривативов (сумму виртуальных финансовых сделок) на конец 2008 г. По оценкам С.Н. Бабурина, их объем за год превысил 600 трилл. долл. при ожидаемом производстве ВВП на уровне 55 трилл. долл. (Влияние глобализации, 2008. с. 18). М. Дмитриев, президент Центра стратегических разработок считает, что «рынок деривативов (производных финансовых инструментов, который собственно сейчас рушится, в 20 раз превышает мировой ВВП. Это полторы тысячи триллионов долларов, которые по большей части должны быть списаны…, потому, что значительная часть этих активов – результат раздувания финансовых пузырей. Так что по воздействию на финансовый сектор нынешний кризис уникален. Можно сказать, что для мировых финансов это идеальный шторм» (Дмитриев М., 2008. С.7).

Приведенные оценки дают основание утверждать, что мировое сообщество столкнулось с качественно иными условиями функционирования экономической системы, чем на всех предыдущих этапах ее развития. В чем проявляются эти качественные изменения?

Прежде всего, в опережающем развитии финансового капитала и увеличивающемся разрыве между его объемами и объемами товарной продукции, что неизбежно привело к формированию спекулятивного (не обеспеченного товарной массой) капитала, рост которого отразилось на структуре мировой экономики, углубило и усилило процессы ее дестабилизации. По мере увеличения объема, спекулятивный капитал все в большей мере вовлекается в работу национальных экономик, проникая во все сферы и фазы воспроизводственного цикла. Но поскольку он не обеспечен реальными ресурсами, то на его основе невозможно поддерживать устойчивое развитие реального сектора экономики и его сбалансированное развитие. Направление на развитие реального сектора экономики даже 10% мирового финансового капитала может полностью исчерпать все возможности его товарного покрытия, стимулирует резкий рост цен на товары и неизбежно приведет экономику к очередному финансовому кризису. Последнее обстоятельство очень важно для понимания масштабов и глубины финансового кризиса в России. Эти свойства кризиса проявились в том, что он вызвал кризисные потрясения не только в финансовой сфере и напрямую связанных с ним сферах третичного сектора экономики (ипотечное строительство, рынок недвижимости, страхование, фондовый рынок и др.). Он глубоко и масштабно проник в отрасли реального сектора экономики, обусловив ряд негативных процессов, – от снижения производства и сокращения численности работающих, сворачивания производственных программ, перепрофилирования – до банкротства и ликвидации.

Причины подобных явлений кроются, на наш взгляд, в ошибках системного характера. Первая приоритет отдан развитию финансового сектора при активной поддержке этого процесса со стороны государства при соответствующем ограничении такой же поддержки отраслям реального сектора. Исключение составляли лишь сырьевые отрасли, государственное вмешательство в которые было направлено на повышение уровня их монополизации и усиления государственного контроля над их «лояльностью».

Вторая – бесконтрольное поощрение иностранных инвестиций – преимущественно в виде спекулятивного капитала в реальный сектор экономики быстро его ослабили, лишив возможности инновационного развития и реструктуризации на новой технической, технологической и организационной основе. В самом деле, какую производственную перспективу реальному сектору экономики могли дать иностранные инвестиции, если их инновационная составляющая не превышала 0,3%(реструктуризация регионального промышленного комплекса). Только копировать то, что в развитых странах уже давно не производится и не покупается. С такими перспективами развивать внешнеэкономические связи и повышать конкурентоспособность могли лишь предприятия сырьевого, да военно-промышленного секторов.

Усиливающаяся с конца 1960-х – начала 1970-х годов нестабильность мирового финансового рынка, импульсом которой стал отказ США от золотого паритета и прекращения обмена доллара на золото при исчерпании внутренних источников развития реального сектора экономики, способствовала зарождению и бурному развитию двух взаимосвязанных процессов, оказавших существенное влияние на экономическое развитие мирового сообщества. С одной стороны, сформировался и начал активно влиять на мировое развитие и развитие отдельных стран, регионов и целых континентов институт международных финансовых организаций, ставший проводником финансовой экспансии развитых стран в отношении развивающихся (Российская экономика, 2009. С. 139–144). Эту экспансию характеризует стремительный рост межстрановых потоков капитала и денежных средств в различных формах, переплетение мировых финансовых рынков, специализирующихся на спекуляциях с валютой и ценными бумагами, ускоренная либерализация валютных и финансовых режимов, чему содействовали информационные технологии и интернет.

Отмеченные особенности превратили мировую финансовую систему в наиболее неустойчивый сектор мирового хозяйства с высокой долей риска и повышенной волатильностью. Свидетельством этому являются непостоянство курсов национальных валют, процентных ставок, условий размещения капитала при повышенных требованиях к государственным гарантиям, чрезмерная подвижность капитала (приток, отток) в результате малейших колебаний мировой конъюнктуры. Все это вместе взятое вызывает в отдельных странах резкие смены «инвестиционной температуры»: от опасного перегрева экономики и дефолтов до инвестиционного «голода». Отсюда и череда финансовых кризисов, поразивших в конце ХХ в., ряд развивающихся стран Азии и Россию. И хотя в текущем столетии крупных финансовых кризисов не отмечено благодаря мерам, направленным на страхование рисков, продолжающаяся либерализация сохраняет опасность трансформировать локальные сбои в глобальные катаклизмы, свидетельством чему стал последний ипотечный кризис в США, вызвавший череду затяжных кризисов в других странах мира, в том числе и в России.

С другой стороны – под воздействием указанных выше процессов финансовый капитал не мог прибыльно существовать только в спекулятивной (т.е. фиктивной) форме. Стремление к «стабильной» устойчивости побуждало владельцев спекулятивного капитала лихорадочно искать ему «сферу приложения» в мировой экономике. И такая сфера была найдена – она превратилась в «краеугольную нишу» глобализируемой экономической системы. В этой нише безраздельно господствовал спекулятивный капитал, подминая под себя все другие формы капитала, в интересах расширения сфер своего влияния и максимизации прибыли.
Структурные маневры финансового капитала
Уже к середине 1970-х годов прошлого века в структуре мировой экономики сформировались и получили опережающее развитие вспомогательные или «избыточные» сектора, отнесенные в настоящее время к «третичному сектору экономики». Возрастающие размеры спекулятивного капитала не только обеспечили опережающее развитие третичного сектора экономики, но и возрастание его доли в экономике развитых стран до критических значений (рис. 1).


Рис. 1. Структура общественного производства

в экономически развитых странах
К настоящему времени более 70% ВВП этих стран производится в третичном секторе и, по сути, является фиктивной ценностью (товарная марка, рыночный курс валют и акций, формирование имиджа продукта, юридические услуги и прочее), не повышающей эффективности функционирования экономики. Эти активы обслуживают обращение фиктивного капитала и «высасывающего» из реального сектора монопольный доход для владельцев спекулятивного капитала. Сформировалась «перевернутая пирамида» экономической системы стран, в которой реальный сектор производства, обеспечивающий функционирование всей экономической системы, постоянно уменьшается под растущим давлением спекулятивного финансового капитала (рис. 2), ощущая на себе не только ресурсные (факторные) ограничения, но и усиливающееся финансовое (инвестиционное, кредитное, курсовое, инфраструктурное и проч.) давление третичного сектора.

Каковы последствия подобной трансформации структуры общественного производства в экономически развитых странах? Какие угрозы заложены в этих изменениях для глобализируемой экономики в целом и России, в частности?

Отвечая на эти вопросы, следует обратить внимание на естественную неустойчивость любой перевернутой пирамиды. Возрастающая неустойчивость сформировавшейся модели общественного производства неизбежно приводит к ускорению развития ряда негативных процессов в экономике развитых стран, которые, подобно вирусу, начинают поражать экономику других стран. Развитие интеграционных процессов и глобализация превратили эту проблему в «экономическую чуму» конца ХХ и ХХI веков.





2.1.

менее

50% ВВП

Третичный сектор




Реальный сектор – более 50%




2.2. Третичный сектор –

70% ВВП





Реальный

сектор –

30 %




Рис. 2. Структура общественного производства развивающихся (2.1)

стран АТР-НИС и Китая, а так же развитых стран (2.2)

Опережающее развитие третичного сектора экономики вызвало к жизни и стимулировало развитие ряда негативных процессов, среди которых выделим:

  • возрастающий разрыв между объемами спекулятивного капитала и его товарным покрытием. Этот разрыв неизбежно породил и усилил кризисные явления во всех странах мировой экономической системы. Они стали закономерным спутником глобализации (Кин, 2009. С. 250–251; 257–258);
  • усиливающее давление на реальный сектор экономики в результате искусственного роста издержек производства и цен на товары (услуги, работы) закономерно понижает их конкурентоспособность на мировом рынке, что приходится компенсировать за счет его монополизации и огосударствления;
  • углубление перераспределительных процессов в пользу развитых стран, обладающих избыточным финансовым – спекулятивным капиталом, на долю которых приходится до 85% и более совокупного мирового дохода (Россия в глобализирующемся мире, 2004. С. 18);
  • закрепление лидерства за технологически развитыми странами посредством проникновения в реальный сектор экономики развивающихся и трансформируемых стран с целью увеличения доходности и устойчивости спекулятивного капитала повышением его товарного покрытия.

Исторически мировое хозяйство всегда состояло на стран с передовой промышленностью и промышленно отсталых стран. Задача первых сводилась к сохранению и развитию лидирующих позиций, вторых – к сокращению отставания от движения мирового сообщества к вершинам индустриального общества. Современное мировое сообщество, по мнению известного американского экономиста и политолога Дж. Сакса, можно разделить на три группы:

  • страны с передовой промышленностью, ориентированные не только на снижение издержек, сколько на повышение качества товаров и услуг как источника более высоких доходов и расширения рынков;
  • страны мировой периферии, под разными предлогами вовлеченные в процессе глобализации и вынужденные ориентироваться на догоняющий вариант развития, «выискивая» для своего существования соответствующие мирохозяйственные ниши;
  • страны-изгои, которые в обозримом будущем вряд ли смогут найти достойное место в мировом сообществе (Sacks, 2000. P. 2).

Реальность сформировавшейся системы мирового хозяйства такова, что процессы глобализации происходит исключительно в интересах высокоразвитых стран и созданных ими международных финансовых институтов – «политического убежища» спекулятивного капитала. На остальной части мира господствует хаос свободного рынка, правила на котором устанавливают представители тех же международных финансовых институтов. Но и в этой группе формируются «подгруппы прорыва» – страны, нашедшие в себе силы прорвать путы спекулятивного капитала и встать на путь устойчивого развития. Пример Китая, Индии, Бразилии, стран АТР-НИС и ряда других – наглядное тому подтверждение.
  1   2   3   4   5   6

Похожие:

Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconФинансовый кризис и «кредитная интервенция» Центрального Банка Кавицкая И. Л
Целью данной работы является рассмотрение влияния мирового финансового кризиса на один из ключевых институтов финансового сектора...
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconМосква как мировой финансовый центр
Фгобу впо «Финансовый Университет при Правительстве Российской Федерации», Факультет Международных Экономических отношений, кафедра...
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 icon«россия, США и глобальный финансовый кризис»
Л. И. Абалкин (вице-президент Вольного экономического общества России, вице-президент Международного Союза экономистов, директор...
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconУчебное пособие по курсу «Системы реального времени» представлено в семи разделах
В учебном пособии рассказывается о системах реального времени. Приводится определение систем реального времени и их классификация,...
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconЗаголовок = Внутриполитическая ситуация в Великобритании
В великобритании мировой финансовый и кредитный кризис привел к неожиданным политическим последствиям правящая Лейбористская партия...
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 icon2. Мировой финансовый рынок: структура и участники
Финансовый рынок – это механизм, соединяющий спрос на финансовые средства и предложение финансовых средств
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconРоссийской Федерации Государственный университет Высшая школа экономики Факультет Мировой экономики и мировой политики
Курс «История политических учений» является обязательным курсом для студентов и читается во II модуле первого полугодия учебного...
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconПравительство Российской Федерации Государственное образовательное бюджетное учреждение высшего профессионального образования
Программа предназначена для студентов 4 курса факультета мировой экономики и мировой политики гу-вшэ
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconТема доклада: Оценка и прогноз развития интеграционных процессов на постсоветском пространстве
А. Суздальцев, к и н., доцент кафедры мировой политики факультета мировой экономики и мировой политики ниу вшэ
Мировой финансовый кризис и возможности реального сектора российской экономики 1 iconКруглов Кризис «реального социализма»
В ноябре 1962 г. VIII съезд Болгарской коммунистической партии (бкп) констатировал, что «болгарский народ успешно разрешил проблемы...