НазваниеУчебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков
страница40/44
Дата конвертации20.08.2013
Размер2.79 Mb.
ТипУчебное пособие
1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   44

4.18. Афоризмы, пословицы, заголовки



У читателя наверняка создалось впечатление, что мы предлагаем объединить в этой рубрике совершенно различные текстовые явления. Но эти разные по происхождению и функциям маленькие тексты обладают очень похожими текстовыми признаками, поэтому подход к их переводу в тех ведущих аспектах, которые мы исследуем при переводческом анализе, принципиально одинаков.

Прежде всего ответим на вопрос, почему мы считаем их самостоятельными текстами, заслуживающими выделения в особый тип. Ведь такой подход далеко не тривиален: афоризмы традиционно считают особым литературным жанром, пословицы всегда рассматривались как «обороты речи» - то есть текстовая самостоятельность за ними не признавалась, заголовки мы обычно считаем частью того текста, который они озаглавливают. Между тем и афоризмы, и пословицы, и поговорки представляют собой содержательное и формальное единство и выполняют особые, самостоятельные коммуникативные задачи. Эти задачи заключаются в сообщении сведений об окружающем мире предельно обобщенного характера, основанных на жизненном опыте (афоризмы и пословицы), или сообщении обобщенного представления о содержании последующего текста (заголовки), причем сведения эти художественно оформлены. Рассматриваемые тексты несут определенный комплекс когнитивной, эмоциональной и эстетической информации и имеют свою замкнутую структуру.

Наибольшим объемом из них может обладать текст афоризма. Он может быть сюжетным и состоять из нескольких фраз, выражать суждение, заключенное в одной фразе, с субъектом и предикатом, или же представлять собой словосочетание, оформленное, как назывное предложение. Интересно, что помимо столь модных в 18 веке афоризмов как разновидности малой прозы, своего рода философских миниатюр прикладного характера, в том же качестве рассматриваются и существуют так называемые мудрые мысли или крылатые слова известных людей. О том, что благодаря обобщенности своего содержания они приобрели текстовый статус, говорит тот факт, что их собирают и публикуют в отдельных сборниках, где они изолированы от контекста, в котором возникли, и все же являются для людей источником информации. Пословица всегда оформлена как двусоставное предложение, хотя некоторые его компоненты бывают представлены в свернутом виде. Структура заголовка варьирует от слова до полносоставного предложения.

Источником информации, которую передают наши минитексты, является автор (афоризмы, крылатые слова, заголовки) или народ (пословицы). Когда мы знакомимся с одним из этих текстов, мы признаем объективность того, что нам сообщается. Объективность когнитивного ядра сообщаемой информации обеспечивается в первом и втором случаях ситуативным контекстом, который является общей базой компетентности для источника текста и его реципиента. Ситуативный контекст- тот жизненный опыт, который имеется у каждого человека позволяет нам признать достоверность сообщения. Выражается эта объективность формами настоящего времени глагола, собирательной семантикой подлежащего («Всяк кулик свое болото хвалит»). В третьем случае, когда речь идет о заголовках, объективность обеспечивается той компетентностью, которую имеет автор по отношению к собственному тексту: ведь ему лучше знать, какого рода минитекст отразит полно и всесторонне последующий основной текст. Читатель же просто доверяет компетентности автора; особыми языковыми средствами она не выражена.

Поскольку содержательная сторона текстов отличается предельной обобщенностью, они почти никогда не содержат слов с однозначной соотнесенностью. В исключительных случаях, если в текстах афоризмов, крылатых слов или заголовков содержатся личные имена, топонимы, термины, они переводятся с помощью однозначных эквивалентов А в пословицах даже личные имена носят собирательный характер, поэтому при переводе могут быть заменены другими именами, имеющими функцию собирательности.

Палитра средств, передающих эмоциональную информацию, самая широкая, Здесь может встречаться эмоционально окрашенная лексика оценочного характера, слова высокого стиля, просторечие (устаревшие компоненты просторечия - в пословицах), риторические вопросы и восклицания, эмоциональная инверсия и др. Однако самой яркой особенностью афоризмов, пословиц и заголовков (исключая заголовки тех текстов, которые специализированы на передаче когнитивной информации: научный текст, текст инструкции и т. п.) является специфика эстетической информации, которая в них содержится. Многие из этих текстов представляют собой художественные миниатюры. Начнем с фонетико-ритмических особенностей. Слова этих минитекстов часто, особенно в германских языках, связаны особым орнаментальным средством - начальной аллитерацией - повтором согласного или гласного в начале двух или более слов (ср. нем. пословицу «Aller Anfang ist schwer» или название романа Г. Фаллады «Bauern, Bonzen und Bomben»). Кроме того, эти тексты часто организованы ритмически: они могут разбиваться на две половины с одинаковым ритмом Ende gut -alles gut»), и тогда ритм подчеркивает логическую формулу тождества, или весь их ритм уподобляется одному из силлабо-тонических размеров, как в первом примере (уподобление хорею). Подчеркивает ритмическую двухчастную структуру и внутренняя рифма («Кончил дело - гуляй смело»). Далее следует отметить разнообразные лексические фигуры стиля, которыми буквально пестрят афоризмы и заголовки: это метафора, синестезия, сравнение, оксюморон, зевгма и др. (например, афоризм Г. К. Лихтенберга: «In einem Stdtchen, wo sich immer ein Gesicht aufs andere reimt» - перевод: «Городишко, где каждое лицо непременно рифмуется с другими»; мы видим здесь глагольную метафору). Исключение составляют пословицы - тексты значительно более архаичные, где нет разнообразия образных лексических средств, зато орнаментальное значение приобретают архаизмы формы, структуры и лексические архаизмы.

Мы перечислили далеко не все средства оформления эстетической информации в афоризмах, пословицах и поговорках, но такая их концентрация в тексте малого объема свидетельствует о важности эстетической стороны этих текстов и заставляет переводчика заботиться о их передаче.

Прежде чем суммировать выводы для переводчика, напомним, что одной разновидности из описанных выше текстов, а именно - пословице, в языке перевода может найтись готовое соответствие - либо с тем же содержанием и тем же образом, либо с тем же содержанием, но другим образом. Речь в выводах пойдет о действиях переводчика исключительно в тех случаях, когда готовое соответствие отсутствует и нужно при переводе самостоятельно выстроить минитекст, ориентируясь на доминанты перевода.

Итак, выводы для переводчика: Доминанты перевода афоризмов, пословиц, заголовков обеспечивают выполнение этими текстами коммуникативного задания - сообщить значимые обобщенные сведения, облеченные в художественную форму. В связи с этим на первый план выступают следующие средства:

1) формы настоящего времени, собирательная семантика подлежащего как выразители когнитивной информации - передаются грамматическими и лексическими вариантными соответствиями;

2) эмоционально-оценочная лексика, высокая лексика, просторечие, устаревшее просторечие, риторические вопросы и восклицания, эмоциональная инверсия - передаются вариантными соответствиями и трансформациями с сохранением стилистической окраски;

3) фонетические повторы: аллитерация, ассонанс, конечная и внутренняя рифма - передаются, как правило, с заменой фонем на качественно другие, но сам принцип и позиция повтора сохраняются; при необходимости можно уменьшить количество компонентов повтора, а при переводе с германских языков на русский - компенсировать начальную аллитерацию или ассонанс конечной рифмой, которая в русской традиции оформления таких текстов значительно частотнее;

4) ритмический рисунок - уподобление какому-либо размеру, одинаковое ритмическое построение двух частей логической фигуры тождества - передаются в переводе с помощью воспроизведения ритма подлинника или его компенсации с помощью другого ритмического рисунка; сам факт ритма сохраняется;

5) метафора, синестезия, оксюморон, зевгма и др. - передаются вариантными соответствиями с сохранением структуры и особенностей данного образа;

6) архаизмы формы, структуры, лексические архаизмы - как правило, передаются с помощью позиционной компенсации (формы, лексика) или с помощью грамматической компенсации (синтаксис) - см. раздел 4.20.2.

При переводе заголовков переводчику необходимо ознакомиться с содержанием текста, к которому относится заголовок; именно поэтому окончательный вариант перевода заголовка предлагается только после перевода основного текста.

4.19. Библиографические материалы, каталоги и т. п.



Библиографические материалы, каталоги, перечни носят вспомогательный характер и служат средством сообщения систематизированных сведений о первичных источниках информации - книгах, картинах, других предметах. Сложности для перевода они не представляют, анализ их также несложен. Переводчику таких текстов не приходится принимать сложных решений, он просто должен знать элементарные правила передачи тех или иных языковых средств.

Тексты эти специализированы на передаче когнитивной информации. Названия книг или предметов искусства, выходные данные, даты, размеры, личные имена и топонимы являются лексемами с однозначной соотнесенностью, внеконтекстуальны и передаются с помощью однозначных эквивалентов. Эмоциональная и эстетическая информация блокированы прежде всего отсутствием структуры предложения и наличием в составе текста преимущественно именных компонентов. Плотность текста очень высока; среди средств компрессии: сокращения - как лексикализованные, так и контекстуальные, условные знаки, цифры. Пунктуация подчинена особым правилам. Встречаются имена и названия на разных иностранных языках.

Рекомендации для переводчика:

1) Названия книг и предметов искусства. Прежде всего следует проверить, нет ли в языке перевода уже установившегося соответствия. Если его нет, название переводится после обязательной консультации со специалистом (литературоведом, искусствоведом, историком и т. п.), который пояснит смысл названия.

2) Личные имена и топонимы передаются либо традиционным соответствием на уровне слова, либо транскрипцией (исходя из их фонетического облика в языке, из которого они происходят); во втором случае единица перевода - фонема.

3) Условные знаки и цифры переносятся в текст перевода.

4) Сокращения. Если в языке перевода есть готовые соответствия сокращениям подлинника, перевод производится с помощью этих однозначных соответствий. Если же готовых соответствий нет, переводчик расшифровывает сокращение, а затем приводит его на языке перевода в сокращенном виде (в примечаниях переводчика при первом употреблении нового сокращения оно «вводится», то есть приводится в полной и сокращенной форме).

5) Иностранные включения, то есть имена и названия на иностранных языках, отличных от языка перевода, переносятся в текст перевода без изменений

6) Пунктуация. Не переносится слепо из подлинника в перевод, а корректируется согласно пунктуационным нормам языка перевода, которые приняты в данном случае.

4.20. Художественный текст




4.20.1. Общие замечания



Проблемам перевода художественного текста посвящено больше всего книг. Познакомившись с ними, можно сделать вывод: проблем при переводе художественной литературы возникает столько и они так непредсказуемы и сложны, что лучше в них и не вникать, а переводить как Бог на душу положит, очень при этом стараясь и проникаясь духом подлинника. Что ж, это неплохой путь. На интуитивном уровне можно случайно попасть в унисон и создать удачный перевод. А можно и не создать. О переводчике художественной литературы чаще, чем о переводчике нехудожественных текстов, говорят, что он «взялся не за свой текст». В этом суждении есть доля правды. Бывает, что при всем своем опыте и понимании текста у переводчика к автору, что называется, не лежит душа. И тогда, при всем умении передать сложные нюансы стилистики автора, переводчик не сольет их в прекрасную гармонию... Но гораздо чаще встречаются халтура и невежество. Элементарное неумение обращаться с художественным текстом, нежелание вникнуть в азы подхода к нему, подкрепить вдохновение «холодным расчетом». Короче говоря, чаще встречается непрофессионализм.

Наше описание переводческих проблем художественного текста не претендует на полноту. Оно ставит своей целью наметить азбуку приемов обращения переводчика с художественным текстом, определить базовую стратегию подхода к нему, за которой все равно последует череда проб и ошибок, удач и неудач, но фатальных провалов все-таки уже не случится. Хочется, чтобы создалась ситуация, похожая на обучение вождению автомобиля: ты сдаешь экзамен на водительские права, но ведь это не значит, что ты научился водить машину. Нет, ты только познакомился с необходимыми азами вождения, а настоящее умение придет потом, не скоро.

Предварительный анализ художественного текста мы попробуем провести по той же схеме, что и анализ предыдущих нехудожественных текстов, и постараемся ответить на те же вопросы.

Итак, для чего нам нужны художественные тексты? Может быть, это излишество? Извращение? Ведь никаким практическим задачам они не служат. Но мы читаем их, мы тянемся к ним, а некоторые люди и дня без них прожить не могут. Более того, все остальные тексты живут недолго, у них короткий век: научная статья живет несколько десятилетий, инструкция - несколько лет, деловое письмо - несколько дней. Художественные тексты живут веками. И люди постоянно возвращаются к ним. Возвращаются к Шекспиру, написавшему свои трагедии и сонеты четыреста лет назад, возвращаются к Гомеру, создавшему «Илиаду» и «Одиссею» тридцать веков назад. Почему? А потому, что чтение текстов может быть удовольствием, изысканным наслаждением, доступным только человеку. И человек не устает себе это наслаждение доставлять.

Оказывается, художественная литература - это тексты, специализированные на передаче эстетической информации. Средства ее оформления многообразны, и мы вернемся к ним позже. А теперь попытаемся определить, есть ли в этих текстах, и в каком виде, другие типы информации.

Во-первых, есть ли в них когнитивная информация, то есть объективные сведения об окружающем мире? В художественных текстах встречаются личные имена, но это имена вымышленные, как и многие даты; реальны обычно топонимы - названия стран, городов - но это далеко не обязательно, а в научно-фантастическом романе они, как правило, выдуманные. Правда, встречаются в художественном тексте документальные цитаты из других текстов, но их документальность иногда мнимая. Встречаются достоверные описания конкретных географических мест, но эту достоверность еще нужно проверить: не исключено, что автор что-то добавил от себя. Итак, когнитивная информация в художественном тексте существует на заднем плане, и она не вполне достоверна. Автор использует ее в своих художественных целях, иными словами - она подчинена эстетической информации.

В тех же целях используется и эмоциональная информация, вернее, средства ее оформления. Они получают в художественном тексте эстетические функции. Встречается, например, яркая разговорно-просторечная лексика, но вложена она в уста героя повести - вымышленного лица. Риторические вопросы обращены к читателю от имени автора-повествователя, то есть также включены в единую художественную систему произведения.

Теперь пора уточнить наши представления об источнике и реципиенте. Источником в данном случае безусловно является автор текста, причем не как представитель какой-либо группы людей или профессиональной среды, а автор лично, автор как индивидуум, и организует он свой текст, ориентируясь на свою авторскую индивидуальность, некоторыми ограничителями которой служат традиции литературного жанра (басня, сонет, драма требуют соблюдения определенного канона). Но самое примечательное заключается в том, что автор пишет текст не только в расчете на читателя, но и для себя - ему необходим этот текст как средство самовыражения. А реципиентом, казалось бы, может быть любой человек. Да, в нашем жизненном обиходе мы все так считаем. И даже заботимся о том, чтобы «приобщить» к художественным произведениям всех и каждого. Но оказывается, что в художественном произведении, формально доступном всем, каждый читатель «вычитывает» свое, люди не сходятся во мнениях, они берут из этого текста разный набор информации! Многослойность и разнообразие эстетической информации это позволяет. Что возьмет читатель из текста, зависит от самого читателя, от его читательской индивидуальности. Таким образом, в схеме источник-реципиент происходит передача информации от одной индивидуальности (автор) - к другой индивидуальности (читатель).

Пора вернуться к средствам оформления эстетической информации. Нам не удастся перечислить и прокомментировать все. Тем более что перечень их бесконечен- авторы неустанно изобретают все новые средства. Поэтому мы обратимся лишь к некоторым, частотным, и тут же постараемся оценить возможности их перевода, хорошо понимая, что при таком обилии языковых средств конфликт формы и содержания неизбежен - отсюда частое применение приема компенсации и неминуемый эффект нейтрализации некоторых значимых доминант перевода. Заранее, не имея в виду конкретный текст, мы все средства оформления эстетической информации можем считать доминантами перевода, но в реальности часть из них будет представлена в переводе в ослабленном виде, либо - ограниченным числом компонентов. Так, может уменьшиться количество компонентов лексического повтора или при передаче метафоры не удастся сохранить специфику образа.

Средства оформления эстетической информации в художественном тексте (рекомендации для переводчика):

1) эпитеты - передаются с учетом их структурных и семантических особенностей (простые и сложные прилагательные; степень соблюдения нормативного семантического согласования с определяемым словом; наличие метафоры, метонимии, синестезии), с учетом степени индивидуализированности (устойчивый эпитет фольклора, традиционный эпитет-поэтизм, традиционный эпитет данного литературного направления, сугубо авторский), с учетом позиции по отношению к определяемому слову и ее функции;

2) сравнения - передаются с учетом структурных особенностей (нераспространенное, распространенное, развернутое), стилистической окраски входящей в него лексики (высокая, поэтическая, просторечная);

3) метафоры - передаются с учетом структурных характеристик (какой частью речи выражена, одно- или двухчастная, распространенная, метафорический контекст), с учетом семантических отношений между образным и предметным планом (конкретное - абстрактное, одушевленное - неодушевленное и т. п.), с учетом степени индивидуализированности;

4) авторские неологизмы - передаются по существующей в языке перевода словообразовательной модели, аналогичной той, которую использовал автор, с сохранением семантики компонентов слова и стилистической окраски;

5) повторы фонетические, морфемные, лексические, синтаксические, лейтмотивные - передаются по возможности с сохранением количества компонентов повтора и самого принципа повтора на данном языковом уровне;

6) игра слов, основанная на многозначности слова или оживлении его внутренней формы, - в редких случаях совпадения объема многозначности обыгрываемого слова в оригинале и переводе сохраняется и смысл, и принцип игры; в остальных случаях игра не передается, но может быть компенсирована обыгрыванием другого по значению слова, которое вводится в тот же текст;

7) ирония - для ее воспроизведения в переводе передается прежде всего сам принцип контрастного столкновения, сопоставления несопоставимого (нарушение семантической и грамматической сочетаемости, столкновение лексики с разной стилистической окраской, эффект неожиданности, построенный на сбое синтаксической структуры и т. п.);

8) «говорящие» имена и топонимы - передаются с сохранением семантики говорящего имени и типичной для языка оригинала словообразовательной модели, экзотичной для языка перевода;

9) синтаксическая специфика текста оригинала - наличие контраста коротких и длинных предложений, ритм прозы, преобладание сочинительной связи, наличие/отсутствие причастных оборотов в стиле данного автора и т. п. - передается с помощью грамматических соответствий;

10) диалектизмы - как правило, компенсируются просторечной лексикой; жаргонизмы, арготизмы, ругательства - передаются с помощью лексики языка перевода с той же стилистической окраской.

Все переводческие решения при переводе художественного текста принимаются с учетом узкого контекста и широкого контекста всего произведения. Это касается выбора вариантных соответствий и трансформаций. Случаи внеконтекстуального перевода с помощью однозначных эквивалентов редки и касаются лексики основного словарного фонда (названия животных, растений и т. п.), а также реально существующих топонимов и названий фирм и организаций.

Поскольку художественный текст, созданный в определенное время, живет затем долго и хранит черты определенной эпохи; поскольку он всегда так или иначе связан с литературной средой и ее канонами; поскольку он несет на себе отпечаток творческой индивидуальности, -переводчику художественного текста приходится всегда сталкиваться с тремя основными проблемами: передача временной отнесенности текста, передача черт литературного направления, передача индивидуального стиля автора. Им и посвящены следующие разделы.

4.20.2. Передача временной отнесенности



Когда-то переводчики спорили о том, надо ли передавать архаичные черты текста, или читатель должен чувствовать себя современником автора, и язык произведения в переводе должен быть модернизирован. Сейчас споры, кажется, прекратились. Современная техника перевода модернизации текста не признает, основываясь на простой логике равенства впечатлений: восприятие произведения современным читателем подлинника должно быть аналогично восприятию произведения современным читателем перевода. Ведь мы не берем на себя смелость модернизировать подлинник, чтобы читатель ощутил себя современником, скажем, Гомера? Значит, и перевод должен нести на себе отпечаток тех далеких времен. Однако отпечаток не означает полного тождества. Речь не идет о филологически достоверной копии языка перевода на тот момент времени, когда был написан оригинал. Иначе текст перевода наполнится избыточной информацией о состоянии языка оригинала в то давнее время. Современный перевод дает читателю информацию о том, что текст не современен, и с помощью особых приемов старается показать, насколько он древен. В создании временного колорита участвует и содержание произведения, и его форма. Структуры содержания переводчик не касается, а вот форма целиком в его власти.

Свидетельством древности текста могут служить те доминанты перевода, которые мы уже называли. Специфика синтаксических структур, особенности тропов, характер повторов - все это имеет конкретную привязку к эпохе. Но названные особенности передают время лишь опосредованно, ведь в первую очередь они связаны с особенностями литературных традиций того времени, с литературным направлением и жанровой принадлежностью. Напрямую же время отражено не в фигурах стиля, а в языковых исторических особенностях текста: лексических, морфологических и синтаксических архаизмах. Ими и пользуются переводчики, чтобы создать архаичную стилизацию. Стилизация - это не полное уподобление языка перевода языку прошедшей эпохи, а лишь маркировка текста с помощью архаизмов.

Первое обязательное условие создания временной дистанции - отсутствие в лексике перевода модернизмов - слов, которые не могли употребляться в то время, когда создавался подлинник. Далее «густота» архаизации зависит от времени создания подлинника. Для стилизации языка 19 века достаточно при переводе всякий раз стараться избирать наиболее устаревшее из возможных вариантных соответствий: «миновал», а не «прошел»; «превосходный», а не «отличный»; «неведение», а не «незнание». К устаревшим явлениям в области синтаксиса, типичным для 19 века, относятся в первую очередь инверсии, представляющие собой незначительные отклонения от современного узуса («Так изволь его в Питер отправить через три дня»- современный вариант был бы: «Так изволь отправить его в Питер через три дня», или: «Все сидели уже за столом» по сравнению с современным «Все уже сидели за столом»).

Колорит 18 века может быть передан теми архаизмами, которые в 19 веке уже мало употреблялись в прозе, но вошли в число поэтизмов: «сия», «далече», «длань», «оный». Синтаксические инверсии более заметны: это постпозиция прилагательного («поучения отеческие», «языка греческого»), конечная позиция модального слова в предложении («Посему легко рассудить можно») и др. Проблема увеличения дистанции может быть решена путем увеличения числа архаизмов в тексте.

4.20.3. Передача черт литературного направления



Для прошлых времен характерна принадлежность автора к определенному литературному направлению: сентиментализму, романтизму, натурализму, реализму, импрессионизму, экспрессионизму и т. п. И хотя в проявлении этих черт наблюдаются авторские, индивидуальные особенности, все же специфика литературного направления заметна отчетливо. Связана она с идеологией литературного направления, особенностями художественного восприятия, которое в те или иные периоды развития литературы свойственно целой группе авторов. Так, для периода романтизма характерно широкое использование персонифицирующих метафор, цветовая символика, синестезия, ритм прозы, звукопись в прозе, смешение средств высокого стиля с архаичным просторечием фольклора, игра слов, особый устойчивый фонд лексики -«романтический словарь». Для выявления этих особенностей переводчику необходимо подробно ознакомиться с данным литературным направлением по научным источникам, почитать произведения других авторов- представителей того же литературного направления. Доминанты перевода, отражающие специфику литературного направления, воспроизводятся вариантными соответствиями, с использованием языковых ресурсов, которые имеются в соответствующей художественной литературе на языке перевода.

4.20.4. Передача индивидуального стиля



При переводе художественного текста эта задача - самая сложная. Ведь индивидуальность автора проявляется и в том, как автор интерпретирует типичные черты литературного направления, какие средства для этого выбирает; и в том, в какой мере он придерживается литературной нормы языка; и в том, какие сугубо авторские черты характерны для его творчества. Расцвет авторской индивидуальности по отношению к художественному тексту произошел в 20 веке, когда ее яркая специфика заслонила собой принадлежность к определенной литературной группировке. Для выявления этой индивидуальной специфики необходим полный стилистический анализ подлинника, включающий не только определение значимых черт стиля, но и характеристику их частотности. Тогда станет ясно, что, например, в прозе автора А. преобладают распространенные предложения с сочинительной связью между компонентами, их частотность достигает 90 процентов, следовательно, при переводе замена сочинительной связи подчинительной исказит авторский стиль. А автор Б. широко использует контраст канцелярских оборотов речи и высокого стиля, создавая комический эффект. Тогда любая нейтрализация высокой лексики, замена ее при переводе на нейтральную уничтожит прием иронического контраста. Таким образом, предварительный анализ поможет избежать неверных решений.

4.20.5. Роль аналогового текста



О роли так называемых параллельных текстов в обучении письменному переводу мы уже говорили. Знакомство с текстами инструкций на языке перевода поможет осилить перевод инструкции с иностранного языка - это касается любого нехудожественного текста. Существует даже очень старинная методика обучения иностранному языку через параллельные тексты - правда, переводные (кладешь текст на французском языке рядом с его готовым переводом и познаешь язык).

В художественной литературе параллельных текстов не существует - ведь каждое произведение уникально и по содержанию, и по форме. Зато может отыскаться аналог - конкретное произведение или авторский стиль, имеющий черты сходства с тем произведением и тем авторским стилем, который предстоит одолеть переводчику. Это тот случай, когда сложный алгоритм языковых средств одного автора аналогичен алгоритму средств другого. Именно по этим признакам стиль Флобера близок стилю Тургенева, стиль Хемингуэя - стилю Ремарка. Обычно аналоговая близость бывает связана с близостью художественного видения автора, с принадлежностью к одному литературному направлению, близкие по духу писатели часто принадлежат к одному поколению. Аналоговый текст может дать переводчику образец гармоничного синтеза выявленных в ходе анализа стилистических средств, формирующих сталь автора. Вот почему всегда стоит попытаться найти его, прежде чем приступать к переводу.

4.20.6. Перевод поэзии



Чего не сделаешь ради мужской рифмы!

Елена Китаева, петербургская переводчица
Если в переводе прозы еще можно представить себе какие-то технические правила, то перевод поэзии кажется совершенно непостижимым. Ведь поэзию рождает вдохновение! Да, стихи без вдохновения получаются. Переводчик поэзии иногда вынашивает свое шестистрочное детище месяцами. А потом еще и переделывает несколько раз. Тем не менее никто, пожалуй, в такой степени не обременен необходимостью соблюдать различные правила оформления текста, как переводчик поэзии. И никто (автор берет на себя смелость утверждать это, опираясь на личный опыт перевода и на многолетний опыт наблюдения за работой переводчиков поэзии) с такой серьезностью и дотошностью не относится к сохранению многочисленных условностей формы.

Дело в том, что поэтическая форма традиционно поставлена в жесткие рамки ограничений. Ритм, размер, количество стоп, рифма, тип чередования рифм, каденция, строфа, рефрен, звукопись - это те особенности формы, которые, сочетаясь, придают стиху особый параметр музыкальности, те внутренние каркасные балки, которые придают архитектурному сооружению стиха неотразимую привлекательность. Ни в каком другом тексте игра формы не имеет такого важного значения, нигде больше эстетическая информация не представлена такой концентрацией средств, как в поэзии. Поскольку, как мы уже выяснили, в художественном тексте эстетическая информация доминирует, то доминантами перевода являются все названные формальные особенности.

Современная европейская поэзия представлена прежде всего силлаботоникой (размер - рифма) и верлибром (сложный алгоритм, построенный на неравномерном чередовании ударений и неударных слогов, часто подкрепленный повторами). Реже встречается силлабика и тонический стих - оба больше характерны для поэзии прошедших веков. Если и в языке оригинала, и в языке перевода существует традиция использования данной стиховой системы, то задача переводчика - стараться следовать тому ее воплощению, которое мы видим у автора оригинала:

1) сохранить размер и стопность: четырехстопный ямб передавать четырехстопным ямбом, а не пятистопным ямбом и не четырехстопным хореем; если стопность меняется (скажем, в первой строке шесть стоп, а во второй - четыре), то сохранить и этот алгоритм;

2) сохранить каденцию, то есть наличие/отсутствие заударной части рифмы (мужские, женские, дактилические окончания) - ведь замена женской рифмы на мужскую меняет музыкальную интонацию стиха с энергичной, решительной на напевную, нерешительную;

3) сохранить тип чередования рифм: смежная, перекрестная, опоясывающая рифма связаны не только с созданием определенной тональности содержания (например, смежная рифма характерна для песенного склада, а перекрестная - больше для сюжетного повествования), но и с давними традициями оформления жанров и поэтических форм: смежная рифма издавна использовалась в народной песне, опоясывающая -обязательное условие для сонетной формы;

4) отразить звукопись - полностью сохранить ее вряд ли возможно, но важнее всего воспроизвести ее окраску, сохраняя в переводе повтор фонемы, близкой по звучанию фонеме подлинника, причем переводчику часто приходится жертвовать связью между смыслами слов, которые соединяет фонетический повтор, потому что вряд ли удастся разместить все компоненты повтора в словах, по значению соответствующих словам подлинника, связанным повтором; наблюдается в большинстве стихов и такой феномен, как повышенный процент сонорных - но эту особенность опытный переводчик передает в переводе, как правило, интуитивно, и сознательно стремиться при выборе слов к таким, которые содержат сонорные, приходится лишь начинающему;

5) сохранить количество и место в стихе лексических и синтаксических повторов.

Если традиции стихосложения разные, переводчик идет либо по пути поиска близкого аналога (так, Гнедич при переводе «Илиады» сконструировал силлабо-тонический гекзаметр по образцу древнегреческого метрического гекзаметра), либо заменяет систему подлинника на традиционную систему языка перевода, но стремится сохранить прочие особенности (так, многие переводчики пытались передать древнегерманский аллитерационный стих ямбами и хореями, но с сохранением начальной аллитерации и цезуры).

Однако не надо думать, что при переводе стихов доминируют лишь компоненты стихотворной формы. В эту сложную форму заключено не менее сложное содержание, выраженное сплетением многоплановых образов, которые у каждого поэта и в каждом произведении складываются в свою систему. Важна оказывается стилистическая окраска используемой лексики (наличие поэтизмов, историзмов, диалектизмов, разговорных слов, экспрессивная окраска), место той или иной лексемы в стихотворной строке, преобладание существительных или глаголов, характер тропов, принадлежность лексики к словарю определенного литературного направления, наличие неологизмов, игры слов, лексического контраста, нарушение семантической и грамматической сочетаемости. Переводчик старается учесть и эти доминанты и организовать их совокупность в единое целое. Задача одолимая, хотя потери неизбежны у любого переводчика, и не случайно всегда равноправно существует несколько версий перевода стихотворного произведения: в каждой из них - свои утраты. Но поэзия прежде всего музыкальна, поэтому, как показывает история, в культурном наследии в первую очередь надолго запечатлеваются стихотворные переводы, достоверно сохраняющие поэтическую форму подлинника, хотя не все компоненты содержания в них переданы... Вот уж действительно - чего не сделаешь ради мужской рифмы!

1   ...   36   37   38   39   40   41   42   43   44

Похожие:

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconВводный курс французского языка Учебное пособие для студентов музыкальных вузов
Учебное пособие предназначено для студентов музыкальных вузов вокальных факультетов, изучающих основы произношения и чтения иностранных...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconУчебное пособие Арзамас а гпи 2009 удк 613,0 (075,8) ббк 51,204,0 я73 О75 Печатается по решению редакционно-издательского совета гоу впо «Арзамасский государственный педагогический институт им. А. П. Гайдара»
Учебное пособие предназначено для студентов и преподавателей педагогических вузов, изучающих дисциплину «Основы медицинских знаний...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconУчебное пособие для иностранных студентов Утверждено Ученым Советом хнму
Учебное пособие предназначено для иностранных студентов, изучающих курс «История Украины». Его цель оказание методической помощи...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconПособие для тех, кто желает легко и в непринужденной форме овладеть навыками изучения иностранных языков. Издание второе прилежно исправленное и весьма значительно дополненное
Пособие для тех, кто желает легко и в непринужденной форме овладеть навыками изучения иностранных языков

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconАнализ работы кафедры иностранных языков за 2009-2010 учебный год
Цель: Развитие творческого мышления учащихся как средство мотивации к изучению иностранных языков

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconГеворк тер габриелян
Стругацкий аркадий натанович: родился в 1925 году, в городе Батуми. Окончил военный институт иностранных языков. Переводчик – референт...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconУчебное пособие подготовлено в соответствии с государственным образовательным стандартом по дисциплине «Правоохранительные органы»
Правоохранительные органы: Учебное пособие / Н. В. Угольникова. 4-e изд. М.: Иц риор, 2010. 134 с.: 70x100 1/32. (Карманное учебное...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconСтереотипы и перемены в Британии
Британцы по-прежнему не сильны в изучении иностранных языков. Свободное владение каким-либо из иностранных европейских языков является...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconОбухова Татьяна Русский по духу, француз по мысли
Если попытаться провести такое же ранжирование среди преподавателей факультета иностранных языков, то этот человек совершенно точно...

Учебное пособие по устному и письменному переводу для переводчиков и преподавателей Институт иностранных языков iconУчебное пособие по английскому языку Для студентов юридического факультета
Юридические профессии в Великобритании: Учебное пособие на английском языке. – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2008. – 16 с