< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

Введение

В настоящем учебнике прослежен исторический путь народов, населявших нашу страну от эпохи первобытности до конца XIX в., когда в российской экономике окончательно утвердились капиталистические отношения. Этот путь показан с разной степенью полноты, что обусловлено многоликостью протекавших в стране процессов: чем ближе к нашему времени, тем сложнее они становятся и тем большего объема требуют для своего освещения.

Авторы учебника предприняли попытку сообщить студентам не только сведения о событиях и фактах прошлого, но и построить некий логический ряд, установить взаимодействие и взаимовлияние событий в поступательном движении, словом, вооружить читателя исторической концепцией.

Представление об историческом процессе не является неизменным, оно совершенствуется в связи с накоплением знаний и изменением теоретических постулатов, которыми руководствуются историки. Современным историческим концепциям предшествовала советская историография, руководствовавшаяся марксистско-ленинскими оценками, которые нередко противоречили фактам.

Отметим по крайней мере два изъяна в освещении советской наукой истории дореволюционной России. Главный состоит в стремлении придать марксистско-ленинской методологии всеобъемлющий характер, что приводило к унификации освещения исторического процесса без учета реально существующих особенностей в истории каждой страны. В частности, в истории России практически игнорировался географический фактор, оказавший огромное влияние на ее историю. Прежде всего имеются в виду почвенно-климатические условия и размеры территории нашей страны. Именно влияние географических условий приводило к тому, что производительность труда в основной отрасли хозяйства - земледелии - веками оставалась гораздо ниже, чем в Западной Европе.

В районах сосредоточения основной массы русского средневекового населения - в современном Нечерноземье - пашня давала неизменно низкие урожаи. Плодородные же земли Дона, Кубани, Северного Причерноморья, Среднего Поволжья были введены в хозяйственный оборот относительно поздно. Суровый климат, продолжительная зима на долгое время исключали крестьянина из производственного процесса. Многие столетия, до появления отходничества в XVIII в., он, будучи занят лишь в земледелии, трудился половину года.

Важным представляется и то, что огромные пространства незаселенной территории позволяли крестьянину вместо того, чтобы совершенствовать орудия труда и агрокультуру, забрасывать выпаханные земли и уходить на юг или восток страны, что приводило к господству экстенсивной системы земледелия.

Совокупность перечисленных факторов стала причиной отсталости России от ведущих стран Европы. Свое слово сказали и многочисленные войны, набеги, ордынское владычество и т. д. В результате Россия превратилась в страну догоняющего развития - в ней гораздо позже появились мануфактура, промышленное использование паровых двигателей и другие экономические и социально-экономические новшества. Наши предки заслуживают тем большего уважения, что они в такой неблагоприятной обстановке осваивали новые земли, развивали ремесла, проявляли героизм при защите Отечества, сохранили язык, создали замечательную культуру и подарили миру великих ученых и поэтов, зодчих и живописцев, мыслителей и писателей.

В стране с бедным населением и государство не могло похвастать богатством. У него не доставало средств даже на то, чтобы финансировать местную администрацию, тем более постоянное войско. От бедности государства проистекала еще одна особенность истории России - долгое существование в ней крепостного права. Поместная система и крепостное право представляются двумя сторонами одной медали. Костяк вооруженных сил составляло поместное войско, созываемое в случае нашествия неприятеля и распускаемое по домам при исчезновении угрозы или заключении мира. Государство расплачивалось со служилыми людьми по отечеству натурой - землей и сидевшими на ней крестьянами. За это служивый человек был обязан явиться на службу "конно, людно и оружно", то есть на своей лошади и в сопровождении зависимых от него крестьян, которых он был обязан вооружить.

В связи с отсутствием финансов у государства возникла рекрутская система комплектования армии: рекрут нес пожизненную службу и освобождался от нее только по случаю инвалидности или болезни.

Развитие государства и его институтов в истории России происходило далеко не по марксистским канонам. Марксистское учение о государстве предполагает наличие в нем базиса и надстройки. Причем базис (то есть производительные силы и обусловленные ими производственные отношения) жестко определял надстройку (то есть классовую структуру, государственные институты, политику, право, мораль, культуру). Если руководствоваться этой догмой, то для образования единого государства в России были необходимы определенные экономические предпосылки, поиски которых до сих пор не увенчались успехом. Иными словами, экономические условия отсутствовали или по крайней мере не соответствовали "должному" уровню, а единое государство все же возникло.

Далее - абсолютная монархия, согласно марксистскому учению, формируется в период равновесия сил между отживающими свой век традиционными отношениями и набирающими силу процессами модернизации. В России подобного равновесия не могло быть, ибо отсутствовал противовес дворянству - буржуазия, а абсолютная монархия тем не менее возникла.

Объяснение этому феномену может быть лишь одно: появление как Русского единого, так и Российского абсолютистского государства диктовалось внешней опасностью, ускорившей их формирование, необходимостью мобилизовать разрозненные силы земель в один кулак и распоряжаться ими по воле верховной власти.

Инициативная роль государства в России выражалась в активном воздействии и на экономику, и вообще на все сферы жизни общества. Государство насаждало мануфактурную промышленность с последующей передачей мануфактур купцам или компаниям купцов, насильственно им же сколоченным, финансировало образование, отправляло молодых людей для обучения за границу, создавало цехи, строило железные дороги, вмешивалось в хозяйственную, семейную и духовную жизнь подданных. Нелишне, правда, напомнить, что крупные предприятия, школы, цехи и т. д. появлялись не только благодаря властным структурам, но и по частной инициативе. Лишь отсутствие достаточных капиталов у населения вынуждало власти, пытавшиеся преодолеть отсталость страны, брать на себя обязанности, во многом выполняемые на Западе частными лицами.

Особого внимания заслуживает освещение советской историографией социальных конфликтов. Поскольку историки должны были руководствоваться известным положением марксизма о том, что история предшествующих обществ есть история борьбы классов, а также тезисом, будто бы классовая борьба является "локомотивом истории", то, с одной стороны, изучением локальных общероссийских конфликтов занимались сонмы историков, а с другой - в их освещении допускались оценки, как правило, отсутствующие при изучении других сфер жизни общества. Так, например, стрелецкие бунты конца XVII в. провозглашались типичными городскими восстаниями, казачье движение на Дону под предводительством Булавина объявлялось крестьянской войной и т.п. В данном случае игнорировался известный факт, гласящий, что сосуществование антагонистических классов - это не только их внутренняя и внешняя противоположность и непрерывное противостояние, но и единство, поскольку между ними наличествуют необходимые связи и определенная взаимозависимость. Для традиционного общества, например, характерно наличие патриархальных отношений сверху донизу. Благосостояние, скажем, помещика находилось в непосредственной зависимости от благосостояния принадлежавших ему крестьян. Всякий здравомыслящий владелец имения понимал, что разоренный крестьянин - непригодный объект для извлечения из его хозяйства доходов. Такой крестьянин становился обузой, и помещик норовил освободиться от него. С другой стороны, крестьянин видел в барине защитника от произвола царской администрации и притеснений соседских дворян. Отсюда и патернализм в их отношениях, переставший действовать лишь тогда, когда барин преступал проверенные традицией нормы в отношениях с мужиком.

Фальсифицировалась в советские времена и история крупных социальных конфликтов: игнорировался их разбойный характер, умалчиваюсь о грабежах не только помещичьих имений, но и хозяйств "прожиточных крестьян", об уроне, наносившемся производительным силам страны. Не осуждались также убийства, падение нравственных устоев, сопровождавшие крестьянские движения. Отмечалась лишь жестокость правительственных войск при подавлении "бунтов", но замалчивалась бесчеловечность, проявляемая самими восставшими. Ученые смотрели на крестьянские войны как на необходимый двигатель прогресса. Между тем, на наш взгляд, прав был Г.В. Плеханов, утверждавший, что крестьяне боролись не за новые порядки, а за сохранение идеализировавшихся ими прежних устоев.

Обратим внимание на еще одну особенность учебника: социальные противоречия вовсе не сводятся, в соответствии с прежним историографическим постулатом, к одному классовому противостоянию. В российской истории важное значение приобретали конфликты и трения между различными сословиями, социальными группами и т. д. Борьба интересов выливалась в острую политическую борьбу, которая в условиях абсолютизма приобретала подчас своеобразные формы. В учебнике уделено этим проблемам немало места: ведь здесь - ключ к объяснению многих событий и явлений.

Говоря о других сюжетах российской истории, авторы учебника склонны рассматривать реформы Петра I не только как результат внутреннего развития страны. Так, "внешние" впечатления, вынесенные Петром, участником знаменитого Великого посольства, от знакомства с Европой, стали и причиной, и толчком к преобразованиям. Равным образом в учебнике особо подчеркнуто влияние заграничного похода 1813-44 гг. русской армии, во время которого представители офицерского корпуса ознакомились с политическим строем и уровнем жизни населения стран Западной Европы, на возникновение движения декабристов.

Несколько пересмотрена оценка этого движения, предпринята попытка преодолеть утвердившееся в советской историографии превознесение "Русской правды" П. Пестеля и негативное отношение к Конституции Н. Муравьева.

В разделах учебника, посвященных культуре, прослеживаются этапы ее освобождения от религиозного канона и проникновение в нее светского начала, а также постепенной ее демократизации.

Особое внимание уделено в учебнике истории быта различных слоев населения нашей страны. Наличие этих разделов продиктовано стремлением "вооружить" будущих учителей сведениями об условиях повседневной жизни многочисленных слоев российского общества.

Быт россиян был многопланов и разнообразен: жители сел существенно отличались в этом отношении от горожан. Но и деревенский быт даже мелкопоместного дворянина отличался от быта принадлежавшего ему крестьянина. Существование столичного жителя отражало некий общий городской уклад жизни, но и здесь в каждой социальной страте складывались свои традиции. Тон задавался бытом царского двора, определявшимся интеллектом, вкусами и капризами монарха; вельможи подражали быту двора, за ними тянулось в меру материальных возможностей столичное дворянство. Верхушка купечества стремилась не отстать от представителей первого сословия. Да и в быту ремесленников, работных людей мануфактур и мелких чиновников можно обнаружить свои особенности.

Учебник содержит параграфы, излагающие основные этапы истории Русской православной церкви. Последняя играла огромную роль в истории Древней и средневековой Руси, являлась могучим идеологическим оружием и цементирующим фактором как в удельный период, так и в годы борьбы с силами, покушавшимися на независимость России. На протяжении тысячелетнего существования роль православной церкви заметно менялась: в борьбе со светской властью она постепенно утрачивала свои позиции и в конечном счете оказалась в полной зависимости от государства. Но и в столетия, когда церковь была лишена прежней экономической мощи и монополии на идеологическое воздействие на массы, она стремилась, и не без успеха, сохранить влияние на духовную жизнь общества.

Учебник написан профессором И.Л. Андреевым (главы I-VII, VIII, § 1, 2); профессором Н.И. Павленко (введение, главы VIII, § 3, IX-XXI); профессором Л.М. Ляшенко (главы XXII-XXXIII).

Общее редактирование учебника осуществлено заслуженным деятелем науки Российской Федерации Н.И. Павленко.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >