< Предыдущая   Оглавление   Следующая >

2.2. Значение социальной напряженности и конфликта в социальной работе

Прогноз возможностей оптимизации конфликтного потенциала общества, нарастающего по мере возникновения и усиления напряженности в основных сферах его жизни, а также разработка мер по его контролю и снижению предполагают выявление и анализ той совокупности механизмов социального регулирования, которыми располагают функционирующие, становящиеся и отживающие социальные институты, общности.

Разрешение конфликта на основе регулирования и локализации социальной напряженности предполагает изучение не только состава и структуры социальных явлений, но и их источников, процессов их становления, взаимопревращения, последовательности и соотнесенности в социальном пространстве.

Базовыми понятиями для осмысления природы и сущности конфликта являются: категория борьбы, противоборства, выражающая особое состояние взаимоотношений социальных субъектов в конфликтной ситуации, и категория противоречия, выражающая объективное основание, на котором разворачивается конфликтный процесс. На основе их анализа процесс перехода от определяющего возникновение конфликтной ситуации объективного противоречия к отношению противоборства конфликтующих субъектов- идет через осознание данного противоречия самими субъектами как сторонами возникшего противоречивого отношения. В определенном смысле конфликт - это осознанное противоречие.

Реальными носителями социальных конфликтов, как и любых социальных процессов и изменений, являются социальные субъекты. В качестве основы любого носителя конфликта выступает порождаемая обстоятельствами неудовлетворенность его субъектов-носителей. Поэтому именно неудовлетворенность представляет собой социальный феномен, в пространстве которого происходит трансформация объективного противоречия в его осознание социальными субъектами. Она может рассматриваться и как своеобразная точка отсчета этого процесса.

Трансформация неудовлетворенности в субъектно-субъектное отношение позволяет рассматривать ее как специфическое явление социальной действительности - социальную напряженность.

Конфликт, как показано выше, по своей природе субъективен, поскольку возникает в ходе осознания социальными субъектами своих интересов и целей. Будучи осознанным, он может быть разрешен только сознательными, субъективными усилиями сторон. В связи с этим темпы процесса осознания, объективно различные у разных сторон потенциального конфликта, определяют различные уровни социальной напряженности.

С точки зрения возможностей практического контроля за нарастанием конфликтного потенциала в обществе и выработки действенных мер как по его снижению, так и по предупреждению работниками социальных служб большую роль играет выделение основных этапов формирования и развития социальной напряженности, а также оценка данных этапов с позиций этой, по существу, важнейшей, основополагающей задачи. Согласно П.И. Куконкову этот процесс включает следующие этапы:

- усиление неудовлетворенности различных социальных субъектов условиями жизнедеятельности;

- обнаружение причинно-следственной связи между характером объекта неудовлетворенности и деятельностью других социальных субъектов, вызывающее социальную напряженность;

- усиление социальной напряженности, трансформирующейся в конфликтный потенциал;

- аккумулирование конфликтного потенциала и его переход в открытый социальный конфликт.

В рамках становления и развития социальной напряженности сохраняется возможность не только прогнозирования и управления социальным конфликтом, но и выявления факторов снижения конфликтогенной активности, нейтрализации конфронтационного сознания и поведения, способных превращать любой элемент социальной неудовлетворенности в открытый социальный конфликт. Известный ростовский конфликтолог Ю.Г. Запрудский, определяя этап формирования социальной напряженности как предконфликтную ситуацию, также рассматривает его как наиболее благоприятный момент для вмешательства по преодолению конфликта.

Действительно, на этом этапе в силу достаточной продолжительности латентного характера и относительно спокойного состояния происходящих конфликтогенных процессов, участники которых сознательно выражают свои претензии, интересы и позиции, но еще не переживают вместе с тем острой неприязни и открытой враждебности по отношению друг к другу, обеспечивается возможность не только достаточно точно отслеживать и прогнозировать характер и последствия развертывающегося конфликта, но и решать вопрос о его основательности, значимости, глубине и массовости. Также на этапе формирования социальной напряженности можно найти средства и способы, позволяющие избежать негативное развертывание конфликта в открытой, тем более насильственной форме на основе достижения компромисса или полного консенсуса начавшими испытывать и нагнетать социальное напряжение сторонами.

Отечественной наукой выделяются показатели социальной напряженности, которые можно объединить в следующие блоки и группы.

1. Показатели социальной депривации или фрустрации как выражения состояния и уровня неудовлетворенности существующими условиями жизни, подавленности основных жизненных потребностей и интересов. Они фиксируются главным образом с помощью оценок жизни, ее качества и уровня (приемлемые и неприемлемые, терпимые и нетерпимые, высокие и низкие и т. п.).

2. Показатели социальной идентификации, выражаемые через осознание людьми своей принадлежности к определенным общественным группам, деление тех, кто с ними взаимодействует на той или иной почве, на "своих" и "чужих", а также через выявление уровня толерантности, терпимости по отношению к позициям и действиям "несвоих".

3. Показатели готовности к протестным действиям, выражаемые прежде всего через личную настроенность на защиту собственных интересов, а также на открытое выступление против устремлений и действий представителей социальных органов и институтов различных уровней: властных и силовых структур, местного самоуправления, администрации производственных предприятий и т. п.

4. Характеристика уже предпринятых или лишь намечаемых конфликтных действий как не только мотивируемых всеми вышеназванными показателями, но и дающих дополнительные важные представления об особенностях этой мотивации, ее состоянии, выраженности и осознанности.

Как следует из краткого анализа, большинство используемых исследователями методик пока нацелено на выявление особенностей и уровня социальной напряженности главным образом через ее явные признаки.

Латентными признаками социальной напряженности, связанными с происходящими в настоящее время изменениями качества и уровня жизни российского населения, можно было бы считать следующие: ожидание большинством населения консервации или ухудшения своего нынешнего тяжелого положения; озабоченность определенной части взрослого населения России невозможностью для их детей получить хорошее образование; нарастание у определенной части населения страха нищеты в старости; недовольство части населения региональной дифференциацией уровня и качества жизни; болезненное восприятие частью населения смены социального статуса и т. п.

Однако выявить эти признаки непросто, но делать это необходимо. Современные социальные работники достаточно широко используют различные конфликтологические техники в связи с их практической ориентированностью на помощь клиентам (субъектам) в условиях социальной напряженности.

Оптимальное решение проблем клиента реализуется в повышении его готовности к переменам, в нахождении внутренних и внешних ресурсов, в изменении мотивации.

Конфликт помогает выйти на новый этап развития личности, новый уровень развития межличностных отношений. Он является своеобразным катализатором формирования, становления личности человека. К примеру, с точки зрения Л. Козера, одна из позитивных функций конфликта заключается в его способности разрядить и снять напряженность между антагонистами. Кроме того, конфликт выполняет коммуникативно-информационную и связующую функции: объединяя людей общностью ситуации, он позволяет им больше узнать друг о друге в процессе взаимодействия.

Конфликты оказывают влияние и на социальное поле, в рамках которого развиваются: они способствуют интеграции, реализации позитивных изменений и нововведений, уменьшению враждебности и ослаблению напряжения, выполняют сигнальную функцию, привлекая внимание к необходимости изменений.

Позитивная функция конфликта состоит в его способности сдерживать конфронтацию. Подчеркивая эту особенность, Л. Козер опирается на так называемый "зиммелевский парадокс", смысл которого заключается в том, что противостояние сторон, возникающее в результате конфликта, заставляет "противников" оценить шансы на победу и соизмерить свои силы. Если прогнозируемые шансы на победу невелики, а потери могут оказаться значительными, то состояние конфликтного противостояния может удерживать стороны от прямой борьбы и обострения ситуации, т. е. являться средством сдерживания конфликта.

Примеры, наглядно иллюстрирующие "зиммелевский парадокс", часто встречаются в практике международных отношений, когда усиление противостояния, взаимная демонстрация собственной силы и решимости заставляют стороны (или одну из них) в последний момент пойти на уступки и избежать тем самым перехода конфликта в более острую форму, например вооруженного столкновения.

Главная позитивная функция конфликта состоит в том, что будучи формой противоречия, он является источником развития. Например, в ряде исследований, основанных на идеях Ж. Пиаже и представителей его школы, показано, что социокогнитивные конфликты могут быть источником интеллектуального развития детей.

Под социокогнитивным конфликтом понимается ситуация, когда индивиды имеют различные точки зрения, но мотивированы на достижение совместного решения. Чем значимее для участников ситуации этот конфликт, тем потенциально сильнее его влияние на их интеллектуальное развитие.

Также общепризнанным можно считать тезис о противоречиях, включая и возможные конкурентные процессы, как источнике развития группы. Так, Б.Ф. Ломов считает, что в совместной деятельности соперничество (сотрудничество) играет роль своеобразного "катализатора" развития способностей.

Из других позитивных функций конфликта наиболее очевидной является сигнальная. Критическая ситуация играет позитивную роль; внутренние конфликты для жизни "нужны", так как сигнализируют об объективных противоречиях жизненных отношений.

Психологи выявили важную позитивную функцию конфликта, которую Л. Козер называет коммуникативно-информационной. Во время конфликта люди могут выйти на новый уровень отношений. Момент прорыва, когда сторонам нечего терять, когда они пытаются достучаться друг до друга, может стать последней возможностью достижения взаимопонимания. Часто в период конфликтного взаимодействия люди становятся более искренними и выражают свои скрытые, иногда даже ими самими не осознанные мысли и желания. Социологи чикагской школы в связи с этим называют конфликт "возможностью разговора начистоту".

Функция разрядки напряжения, "оздоровления" отношений, которую потенциально содержит в себе конфликт, целенаправленно используется в педагогической практике. Например, A.C. Макаренко рассматривал конфликт как педагогическое средство влияния на отношения людей.

Педагог рекомендовал разрешать конфликт методом "взрыва", т. е. путем доведения конфликта до предела, до такого состояния, когда уже нет возможности ни для какой эволюции, а необходимо кардинально решить вопрос. Этот же прием усиления переживаний для инициирования благотворного кризиса используется и в психотерапии.

Наличие потенциальных позитивных возможностей конфликта не исключает его вероятной деструктивной роли в жизни индивида.

К позитивным функциям конфликта можно отнести:

- информационно-сигнальную функцию, демонстрирующую наличие полей напряжения, рассогласования, выявляющую реальный потенциал субъектов, необходимость в глубинных преобразованиях системы;

- объединяющую функцию. Конфликт в данном случае выступает как способ сплочения группы, восстановления ее внутреннего единства в том случае, если велика вероятность вражды и антагонизма членов группы. Конфликт может способствовать снижению уровня социальной изоляции или объединению таких индивидов и групп, которых в противном случае не связывали бы никакие иные отношения, кроме обоюдной ненависти. По мнению Л. Козера, эта функция является положительной, если социальные конфликты затрагивают только цели, ценности и интересы, которые не противоречат основам внутригрупповых отношений;

- функцию оптимизации межличностных отношений. Конфликт может благоприятно влиять на взаимоотношения в коллективе, способствовать восстановлению оптимального равновесия во взаимоотношениях;

- функцию стабилизации и интеграции внутригрупповых отношений. Эта функция характерна только для конфликтов в свободно структурированных группах и открытых обществах;

- инновационную функцию. Конфликт в данном случае выступает как средство активизации социальной жизни, способствует разрешению противоречия, обеспечивает переход к новому состоянию, установлению новой системы отношений, появлению новых социальных норм и обновлению имеющихся, обеспечивающих существование субъектов конфликта в новых условиях. Это позволяет структурировать более широкое социальное окружение, определить положение разных групп внутри системы и распределить позиции власти между ними;

- функцию социализации. Конфликты, особенно межличностные, будучи отражением противоречий процесса социализации, служат одним из средств самоутверждения, становления, социализации личности, формирования ее активной позиции при взаимодействии с окружающими, а также источником развития личности, межличностных отношений.

К негативным функциям конфликта можно отнести:

- функцию разрушения, уничтожения полного или частичного (отдельных элементов) социальных систем, организаций и сформировавшейся системы коммуникаций, изоляции либо подавления субъектов конфликта;

- функцию негативного воздействия на психическое состояние участников, вызывающего стресс, социальную пассивность;

- функцию деформации отношений между субъектами, системами, нарушения стабильности и интеграции, ослабления ценностно-ориентационного единства группы, снижающую групповую сплоченность;

- функцию истощения материальных и духовных ресурсов, жизненных сил социальных субъектов, систем, организаций.

Современными специалистами в области конфликтов отмечается, что разделение функций конфликта на однозначно позитивные и однозначно негативные в реальности часто затруднено.

Подавляющее большинство реальных конфликтов, с которыми приходится иметь дело социальным работникам, выполняют одновременно как конструктивные, так и деструктивные функции.

Доминирование одной из них может зависеть, например, от стадии развития конфликта (по мере развития конфликта возрастает опасность увеличения его деструктивного потенциала), интересов сторон (одна сторона ориентирована на разрешение проблемы, другая - на эскалацию конфликта), особенностей процесса разрешения конфликта и т. д. Конструктивная роль конфликта на одном уровне социальной реальности (выражающаяся, скажем, в консолидации какой-либо другой группы) может дополняться его деструктивной значимостью на другом уровне (раскол более широкой общности на консолидированные группы) и наоборот.

Конфликт как особое состояние взаимодействия возникает в процессе межличностного общения. Большинство подходов при всех различиях между ними фактически сходятся в признании объективно-субъективной природы возникновения конфликтов. Лишь в самых ранних описаниях и исследованиях конфликта допускалось его возникновение, образно говоря, "без участия человека".

К такого рода исключениям относится, в частности, психоаналитическое представление о бессознательных конфликтах, обусловленных законами "существования" психики, над которыми человек не властен, а также эксперименты А. Лурия и Н. Миллера по созданию конфликта извне.

К. Левин, выводивший конфликт из актуальной жизненной ситуации индивида, характеризовал его как воздействие на индивида противоположно направленных сил равной величины. Данные силы - это характеристики внешней ситуации, воздействие которых является результатом субъективного восприятия индивидом своей собственной ситуации.

Для М. Дейча конфликт является следствием объективного противоречия между интересами, однако решающее условие вступления в конфликт - перцепция несовместимости. Психологической реальностью конфликт становится только в том случае, если он воспринят как конфликт.

С точки зрения B.C. Мерлина, конфликт возникает только при определенных условиях. К внешним условиям его возникновения относится невозможность удовлетворения мотивов или отношений личности. Однако внешние условия ведут к возникновению конфликта только в том случае, если имеются внутренние условия развития конфликта, если возникают противоречия между мотивами, отношениями или между возможностями и стремлениями. Необходимое дополнение - субъективная неразрешимость ситуации (т. е. определенная субъективная ее оценка индивидом).

Таким образом, возникновению конфликта неизбежно предшествует субъективное отражение характеристик социального взаимодействия. Восприятие ситуации как конфликтной "делает" конфликт: "запускает" необходимость реагирования субъекта в виде выбора соответствующей стратегии конфликтного взаимодействия (или ухода от него) и его последующего развития.

Субъективность в происхождении конфликта проявляется в невозможности однозначно связать его возникновение с определенным набором объективных факторов. С другой стороны, наличие целого ряда объективно конфликтогенных факторов может и не привести к возникновению конфликта.

Конфликтогены- обстоятельства, слова и действия, которые могут привести к конфликту, вызывают возмущение, ярость, злость и другие отрицательные эмоциональные состояния. В табл. 1 представлены типы конфликтогенов, наиболее часто встречающиеся в отношениях между индивидами.

Один из отечественных исследователей в области конфликтологии В.П. Шейнов в своей книге "Конфликты в нашей жизни и их разрешение" приводит три формулы конфликтов.

Первая формула отражает зависимость конфликта (КФ) от конфликтогенов (КФГ). Механизм развития конфликта по первой формуле основывается на отрицательном восприятии и негативной реакции личности, в отношении которой применен конфликтоген. При отсутствии волевого регулирования такой ре

Таблица 1. Типы конфликтогенов

акции она имеет тенденцию развития по закону эскалации, т. е. нарастания.

Схематично первую формулу конфликта можно выразить следующим образом:

где КФГ1 - первый конфликтоген; КФГ2 - второй конфликтоген, ответный на первый; КФГЗ - третий конфликтоген, ответный на второй, и т. д.

При этом важно иметь в виду, что КФГ2 больше КФГ1, КФГЗ больше КФГ2 и т. д., т. е. каждый ответный конфликтоген является более сильным, чем тот, на который он отвечает.

Конфликты, выражающиеся первой формулой, условно можно называть конфликтами типа А. Важно отметить, что, по наблюдениям специалистов, около 80% конфликтов возникает помимо желания их участников по приведенной выше формуле.

Вторая формула отражает зависимость конфликта (КФ) от конфликтной ситуации (КС) и инцидента (И)

Причиной данного типа конфликтов является инцидент, появившийся на фоне потенциальной конфликтной ситуации. Формула указывает способ разрешения таких конфликтов, которые условно можно назвать конфликтами типа Б: устранить конфликтную ситуацию и исчерпать инцидент.

Третья формула отражает зависимость конфликта (КФ) от нескольких конфликтных ситуаций (КС):

Словами эту формулу можно выразить так: сумма двух или более конфликтных ситуаций приводит к конфликту.

Конфликты, выражающиеся третьей формулой, условно можно назвать конфликтами типа В. Разрешение таких конфликтов сводится к устранению всех конфликтных ситуаций.

Практическое значение формул конфликтов состоит в том, что они позволяют достаточно быстро проводить анализ многих конфликтов и находить пути их разрешения. При этом следует помнить, что представленные формулы не могут быть универсальным методом оценки и разрешения любых конфликтов. Во многих случаях они могут служить лишь ориентиром в сложном и противоречивом процессе управления конфликтами.

< Предыдущая   Оглавление   Следующая >