пїњ

ћетод кластеризации субъектов предпринимательской де€тельности как основа формировани€ институциональной политики государства в сфере экономических отношений

(—отска€ “. ¬.)

("ќбщество и право", 2010, N 3)

“екст документа

ћ≈“ќƒ  Ћј—“≈–»«ј÷»» —”ЅЏ≈ “ќ¬

ѕ–≈ƒѕ–»Ќ»ћј“≈Ћ№— ќ… ƒ≈я“≈Ћ№Ќќ—“»  ј  ќ—Ќќ¬ј ‘ќ–ћ»–ќ¬јЌ»я

»Ќ—“»“”÷»ќЌјЋ№Ќќ… ѕќЋ»“» » √ќ—”ƒј–—“¬ј

¬ —‘≈–≈ Ё ќЌќћ»„≈— »’ ќ“ЌќЎ≈Ќ»…

“. ¬. —ќ“— јя

—отска€ “амара ¬севолодовна, кандидат экономических наук, доцент кафедры экономики, бухгалтерского учета и аудита  раснодарского университета ћ¬ƒ –оссии.

¬ статье рассматриваетс€ тенева€ экономическа€ де€тельность предпринимательских структур российской экономики в услови€х постиндустриального общества. ¬ контексте институционального подхода в экономической системе выделено два кластера, в рамках которых действуют российские государственные и экономические структуры. Ќа основе двукластерного делени€ предложена концепци€ формировани€ экономической политики государства с учетом фактора теневой экономической де€тельности.

 лючевые слова: тенева€ экономика, лица, принимающие решени€, кластер экономики, управление экономикой, постиндустриальна€ экономическа€ система, теневые производства, тенева€ предпринимательска€ де€тельность, экономически значимое поведение.

Dark economic activity of the business structures of the russian economy is considered In article in condition postindustrial society. In context of the institutional approach in economic system is chosen two clusters, within the framework of which act russian state and economic structures. Concept of the shaping economic politicians state is offered on base the of two clusters fissions with provision for factor of dark economic activity.

Key words: the dark economy, the persons, coming to a conclusion, cluster of the economy of management, postindustrial economic system, the dark production, dark business activity, economic significant behavior.

ќпыт хоз€йствовани€ в –оссии доказывает [1], что механизм вли€ни€ общественно признаваемых морально-этических установок через регламентацию направлений научно-исследовательской де€тельности в сфере общественных наук формирует устойчивую тенденцию противодействи€ определенным общественным €влени€м без необходимого позитивного их исследовани€.

ѕри учете этого предположени€ экономические агенты государства обосновывают противодействие посредством определенной интерпретации опросов населени€ и изучени€ его мнени€ о преимуществах ненаблюдаемой экономики, не учитыва€ то обсто€тельство, что траектори€ общественного развити€ и прин€тые моральные ограничени€ в обществе практически исключают даже анонимное признание факта причастности к теневой экономической де€тельности; создани€ возможностей дл€ реализации интересов зан€тых в ненаблюдаемой экономике путем их участи€ в прин€тых в данной стране политических процессах, без учета того обсто€тельства, что многие формы теневой экономической де€тельности предполагают жесткий контроль внутри малых групп населени€, разделенных по национальным, имущественным, территориальным и другим критери€м; обращени€ к политическим парти€м о возможности привлечени€ ими новых членов и дополнительных голосов за счет людей, активных в ненаблюдаемой экономике, если политические партии позабот€тс€ об их интересах, без учета того фактора, что Ћѕ– в теневой экономике обладают более эффективными способами воздействи€ на зан€тых в теневой экономике путем отторжени€ их от источников доходов, компенсировать которые официальна€ экономика зачастую не способна из-за низкого уровн€ образовани€, специфики трудовой квалификации и зачастую ограниченных гражданских прав индивидуумов, вовлеченных в теневую экономику, согласно законодательству или неформальных ограничений, налагаемых на них конкурентами из числа лиц, зан€тых в официальной экономике.

Ёкономические агенты могут также измен€ть соотношение официальных и ненаблюдаемых экономик в пределах текущего политико-экономического процесса, будучи мотивированными специфическими политическими соображени€ми. ѕравительство необ€зательно оппозиционно настроено в отношении ненаблюдаемой экономики по идеологическим причинам.  аждое правительство имеет, однако, сильный стимул боротьс€ с ненаблюдаемой экономикой по финансовым причинам. „ем больше неналогооблагаемый сектор, тем больше будут потери налогового дохода.

Ёти финансовые последстви€ очень важны, так как маловеро€тно, что будет найдено компенсационное адекватное увеличение доходов бюджета без политической поддержки тех, кто активен в ненаблюдаемом секторе. ѕравительство имеет интерес в использовании всех доступных инструментов, чтобы уменьшить неналогооблагаемую сферу экономики.

Ёкономические и политические власти также активны в противодействии ненаблюдаемой экономики по электоральным причинам: пребывающие у власти политические группы могут тер€ть власть и вли€ние, когда ненаблюдаемый сектор расшир€етс€ [1].

Ѕудем исходить из того, что в отношени€х по поводу развити€ российской экономики наход€тс€ лица, принимающие решени€ в коммерческой организации (далее - Ћѕ–ком), и лица, принимающие экономически значимые решени€ от лица государства (далее - Ћѕ–гос). ќба из них наход€тс€ в собственном социальном окружении, характеризующемс€ определенными, признаваемыми этим окружением, требовани€ми к здравому смыслу представителей этих социальных групп.

ѕри характеристике экономического окружени€ предпри€тий первого и второго кластеров российской экономики содержание воздействи€, вызванного регул€тивными функци€ми государства, на такие предпри€ти€ существенно отличаетс€.

јнализиру€ иерархичность взаимодействи€ лиц, принимающих решени€, следует указать, что экономический аспект предполагает не применение экономически значимого содержани€ выборной процедуры, нос€щей временный характер, а устойчивую и воспроизвод€щуюс€ характеристику государства как органа политического властвовани€, котора€ практически не исследуетс€ в рамках неоклассической экономической методологии, а в рамках неоинституциональной экономической теории преуменьшаетс€ усто€вшимис€ идеологизированными некритическим использованием либеральных философских концепций допущени€ми, прин€тыми в модел€х оценки вли€ни€ государства на экономические процессы. ’арактерно, что неоинституциональной теорией экономические последстви€ феномена властвовани€ практически не исследуютс€ с точки зрени€ контекста, прин€того в данном исследовании.

ƒл€ экономически значимой трактовки пон€ти€ государственного властвовани€ имеет значение, в контексте какой экономической проблематики происходит ее воздействие на участников экономических отношений. ¬ рамках рассматриваемой проблемы теневой экономики имеет значение реакци€ массового сознани€ социальных групп Ћѕ–гос и Ћѕ–ком. —хема взаимодействи€ социальных групп, вовлеченных в отношени€ по поводу властного регулировани€ экономических процессов на суверенной территории конкретного государства, может быть расширена до учета поведени€ домохоз€йств и лиц наемного труда, однако это осложн€ет рассмотрение и приведет к излишней детализации, скрывающей существо наиболее важных проблем, имеющих непосредственное значение дл€ развити€ российской экономики.

¬не зависимости от формы правлени€ любое государство обладает делением как минимум на федеральные и местные власти, а последн€€ градаци€ раздел€етс€ на власти регионального и местного уровней.

ћежду социальными группами Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 существует различие в том, что последние не вход€т в непосредственное социальное окружение Ћѕ–ком1. ƒействительно, в ходе анализа структуры ¬–ѕ регионов было отмечено, что российска€ экономика может быть разделена на два условных кластера.

Ёти социальные св€зи образуютс€ в рамках "обоюдного проникновени€" задач, которые решают эти социальные группы, когда эти задачи детализированы и структурированы в определенных взаимных св€з€х. Ќапример, работник налоговой инспекции собирает сведени€ о результатах финансовой де€тельности предпри€ти€ и пытаетс€ оценить его действительное финансовое состо€ние в следующем отчетном периоде, с тем чтобы не допустить недоимки по налоговым сборам. ќдновременно в состав органа исполнительной власти любого предпри€ти€ входит лицо или группа лиц, ведущие учет финансовых показателей дл€ целей налогообложени€. »х выводы используютс€ исполнительным органом предпри€ти€ дл€ выработки сценариев дальнейшего производственного и налогового поведени€ предпри€ти€.

Ќалоговый инспектор и исполнительный орган хоз€йствующего субъекта устанавливают отношени€ некоего взаимодействи€ в соответствии с об€зательными предписани€ми законодательства страны, соблюдение которого контролируетс€ другими государственными органами.

ƒанна€ модель политэкономического представлени€ теневой экономической де€тельности на основе новых предложенных подходов в рамках неоинституционального подхода экономической науки позволила вы€вить р€д факторов, существенно вли€ющих на реализуемость программ экономического развити€:

особенности когнитивного воспри€ти€ социально-экономических условий хоз€йственной де€тельности ее участниками. ќтрасли и предпри€ти€, вход€щие в состав первого кластера, стрем€тс€ увеличить свою норму прибавочной стоимости за счет доходов отраслей и фирм, относ€щихс€ ко второму кластеру, в качестве формального основани€ таких действий используетс€ теори€ сравнительных преимуществ при интеграции национальных производств в мирохоз€йственные св€зи и глобализационные процессы. √осударственное воздействие на де€тельность структур первого кластера (с учетом передачи значительной части получаемой ими прибавочной стоимости в пользу государства в виде налогов и иных трансакционных издержек) состоит в поддержании лидирующего положени€ отраслей и предпри€тий первого кластера в рамках национальной экономики преимущественно административными методами. ƒе€тельность и границы воздействи€ Ћѕ–гос2 на отрасли и предпри€ти€ второго кластера "подстраиваетс€" под модель поведени€ Ћѕ–гос1 и "заполн€ет" пространство в рамках национальной экономики, не вступа€ в логическое противоречие ни с Ћѕ–гос1, ни с Ћѕ–ком1, но стрем€сь увеличить свою норму прибавочной стоимости за счет доходов Ћѕ–ком2. ¬ свою очередь, Ћѕ–ком2, име€ ограниченный доступ к экономическим ресурсам и наход€сь под воздействием как Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2, вынуждены формировать модель своей предпринимательской де€тельности на основе сравнени€ величины альтернативных трансакционных издержек доступа к экономическим ресурсам и величины нормы прибавочного продукта, остающегос€ в их распор€жении;

система ценностей, €вл€ющихс€ реально значимыми дл€ каждого из Ћѕ–гос1, Ћѕ–гос2, Ћѕ–ком1, Ћѕ–ком2: моральные или материальные. ¬ услови€х рыночной экономики или социально ориентированной рыночной системы превалирующей оказываетс€ группа материальных интересов и ценностей. Ћюбые попытки со стороны Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 повысить роль моральных ценностей наталкиваютс€ на экономическое противоречие между указанными четырьм€ группами по поводу доступа к экономическим ресурсам и возможности присвоени€ создаваемого в обществе прибавочного продукта. ƒанное противоречие возможно разрешить только в нескольких случа€х (равенство в присваиваемых дол€х прибавочного продукта; равные услови€ доступа к экономическим ресурсам; увеличение социальных расходов со стороны Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 при несоблюдении первых вариантов; признание со стороны Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 способности Ћѕ–ком1, Ћѕ–ком2 самосто€тельно, в рамках правового пол€, осознанно и экономически целесообразно функционировать в задаваемых Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 услови€х);

величина риска осуществлени€ предпринимательской де€тельности и вхождени€ в систему хоз€йствовани€ как в рамках национальной экономики, так и за ее пределами, а также эффективность осуществлени€ воздействи€ на экономическую систему в целом со стороны Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2.

— учетом полученных выводов представл€етс€ возможным предложить р€д рекомендаций дл€ практического использовани€ в ходе реализации программ экономического развити€:

1.  ак показывают проведенные исследовани€, важным элементом, непосредственно вли€ющим на эффективность реализации программ экономического развити€, €вл€етс€ существование экономических оснований к наличию больших групп чиновников, сформировавшихс€ в качестве потребителей ренты от теневой экономической де€тельности. »меютс€ веские основани€ считать, что, кроме очевидных отличных от директив центральных экономических властей, установок поведени€ по поводу проведени€ экономической регул€тивной де€тельности, они могут обладать собственными отличающимис€ стратеги€ми и в других сферах государственного управлени€, снижающими общий эффект от де€тельности государства в целом.

¬ основе такого их поведени€, по мнению автора, находитс€ процесс их отчуждени€ агентами государства, наиболее близко расположенными к формированию элементов политической целесообразности властного воздействи€ государства, как от определени€ направлений социально-политического развити€ страны, так и от экономической регул€тивной политики.

— учетом траектории исторического развити€ страны, где традиционна€ избирательна€ процедура, характерна€ дл€ развитых стран «апада, в насто€щее врем€ и, возможно, в исторической перспективе не находитс€ в р€ду важнейших элементов содержательной обратной св€зи между обществом и государством, недооценка участи€ регионального чиновничества в формировании сбалансированной экономической регул€тивной функции государства представл€етс€ чреватой негативными последстви€ми. — учетом уровн€ их квалификации и опыта более эффективным представл€етс€ их вовлечение в активную де€тельность по формированию содержани€ регул€тивной экономической политики государства, что будет способствовать, с одной стороны, минимизации их рентных стратегий, а с другой стороны, созданию необходимых условий дл€ выравнивани€ условий экономического развити€ в региональном разрезе и позитивного разрешени€ проблематики трудовой зан€тости в –оссийской ‘едерации.

“акой путь с учетом исторической траектории развити€ российской национальной экономики представл€етс€ более целесообразным, чем наделение региональных властей функци€ми экономического квазицентра, в значительной степени копирующего функции федеральных властей в сфере экономического регулировани€.

2. ѕри разработке институциональной политики государства необходимо четко осознавать, что в процессе формировани€ постиндустриального общества в российской экономике перед Ћѕ–гос1 стоит цель: повышение конкурентоспособности национальной экономики в свете теории сравнительных преимуществ не за счет развити€ Ћѕ–ком1 (увеличени€ объемов производства экспортно ориентированных отраслей), а посредством увеличени€ объемов производства Ћѕ–ком2 в рамках национальной экономики.

ѕостановка данной цели предполагает реализацию следующих задач:

выравнивание доходности отраслей и предпри€тий как первого, так и второго кластеров, в том числе при проведении работы по интеграции в мировую экономику и зан€тии тех рыночных ниш, на которых еще низкий уровень международной конкуренции, а природно-климатические и географические особенности позвол€ют –оссии с наименьшими дл€ нее затратами интегрироватьс€ в международное экономическое пространство;

создать систему справедливого и равного доступа к экономическим ресурсам и дл€ Ћѕ–ком1 и Ћѕ–ком2;

развитие отраслей, ориентированных на производство инвестиционных и конкурентоспособных товаров (необходимое условие - открытость экономики и конкуренци€ со стороны иностранных производителей);

воздействие на экономическую систему со стороны Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 дл€ совершенствовани€ инфраструктуры бизнеса Ћѕ–ком2 и роста коэффициента автономных расходов в экономике;

активное применение Ћѕ–гос1 и Ћѕ–гос2 методов косвенного экономического регулировани€ (целевое финансирование из государственного бюджета среднесрочных и долгосрочных проектов; дифференцированное налогообложение; увеличение доли безналичных расчетов в экономике; поддержка Ћѕ–ком2 представител€ми Ћѕ–гос1).

3. ѕредставл€етс€, что при разработке дальнейших меропри€тий экономического развити€ страны нецелесообразно абстрагироватьс€ от включени€ в учет и оценку теневой экономической де€тельности в региональном и отраслевом разрезах.

¬ этих цел€х органам подготовки экономической информации, прежде всего государственного статистического наблюдени€, целесообразно дополнить международные методики учета статистической де€тельности национальными стандартами, в которые включить не только показатели объема прироста прибавочной стоимости, но и показатели:

вли€ни€ теневой экономической де€тельности на эффективность использовани€ бюджетных расходов, направленных на развитие региональных экономик;

вли€ни€ на углубление уровн€ дифференциации по доходам в региональном разрезе;

доли трудовых ресурсов, зан€тых в теневой экономической де€тельности, и уровн€ их оплаты по сравнению с отрасл€ми российской экономики, выпускающими конкурентоспособную на мировых рынках продукцию;

максимальной ренты агентов государства от теневой экономической де€тельности в региональном разрезе;

доли основных производственных фондов в составе машин и оборудовани€, используемых дл€ глубокого технологического передела в депрессивных отрасл€х по отношению к конкурентным отрасл€м российской экономики;

среднего прогнозируемого горизонта и рисков инвестировани€ в региональном и отраслевом разрезах.

”казанна€ информаци€ позволит оценить стационарные точки, в которых наход€тс€ экономические макроэлементы структуры российской экономики и более детально оценить планирование мер государственного регулировани€ и поддержки развити€ депрессивных отраслей и регионов –оссийской ‘едерации, и осуществл€ть адресные меропри€ти€ в этом направлении.

Ћитература

1. —отска€ “. ¬. ћетодологические аспекты формировани€ институциональной политики государства в постиндустриальном обществе: ћонографи€.  раснодар:  убанский гос. ун-т, 2005. 336 с.

Ќазвание документа

пїњ