пїњ

јксиологическа€ концепци€ права и морали Ќ. Ќ. јлексеева

(—тукалов ј. ¬.) ("»стори€ государства и права", 2007, N 20) “екст документа

ј —»ќЋќ√»„≈— јя  ќЌ÷≈ѕ÷»я ѕ–ј¬ј » ћќ–јЋ» Ќ. Ќ. јЋ≈ —≈≈¬ј

ј. ¬. —“” јЋќ¬

—тукалов ј. ¬., аспирант кафедры философии и культурологии “ульского государственного педагогического университета им. Ћ. Ќ. “олстого.

  числу важных проблем этики и философии права относитс€ проблема соотношени€ права и нравственности в жизни общества. ќна приобрела мировоззренческую остроту в отечественной философии, общественной мысли и юриспруденции XIX - начала XX в., сохран€€ актуальность и в наши дни. ќсвободить право от его авторитарной политической оболочки и согласовать с абсолютными ценност€ми нравственного сознани€ личности - эти основные задачи ставили перед собой крупнейшие российские философы и теоретики права. —реди них заметное место занимал Ќ. Ќ. јлексеев (1879 - 1964) - выдающийс€ русский правовед и философ, создатель аксиологической концепции права, построенной на основе новейших дл€ его времени идей феноменологии и философской антропологии, преломленных через призму русской этики и религиозной философии. Ќ. Ќ. јлексеев вообще стремилс€ в своих исследовани€х к определенному синтезу, к интеграции взгл€дов, которые традиционно представл€ютс€ диаметрально противоположными. "ћесто Ќ. Ќ. јлексеева как философа и теоретика права, - справедливо отмечает ». Ѕорщ, - уникально в отечественной юридической науке XX в. ≈му удалось создать органичный синтез тех направлений, которые были в русской дореволюционной философии права" <1>. -------------------------------- <1> Ѕорщ ». ‘илософи€ права Ќ. Ќ. јлексеева // √осударство и право. 2006. N 1. —. 75.

ƒоминирующее положение в русской философии права начала XX в. играли, с одной стороны, идеи нравственного идеализма ѕ. ». Ќовгородцева, в кружок которого в ћосковском университете еще в студенческие годы входил Ќ. Ќ. јлексеев, а с другой - идеи юридического позитивизма и "реалистической" школы права, €рким представителем которой был √. ‘. Ўершеневич. ѕ. ». Ќовгородцев всегда подчеркивал самобытные черты русской философии права, коренным образом отличающие ее от западноевропейской. ѕонимание права в русской философии, по его мнению, тесно св€зано с культурными традици€ми народа, с его нравами и обыча€ми, религией и нравственностью. »менно через эту св€зь про€вл€етс€ особое "отношение народа к высшим тайнам и задачам жизни", в которых "западна€ философи€ права еще не увидела дл€ себ€ проблемы" <2>. ѕоэтому "не конституции, а религии образуют высший продукт духовного творчества и высшую цель жизни. Ќе государство, а ÷ерковь воплощает с величайшей глубиной и полнотой истинную цель истории и культуры" <3>. √лавна€ задача философии права виделась ѕ. ». Ќовгородцеву в выработке "идеальных начал правообразовани€ в их неразрывной св€зи с моральной философией" <4>. -------------------------------- <2> Ќовгородцев ѕ. ». ќ своеобразных элементах русской философии права // —очинени€ ѕ. ». Ќовгородцева. ћ., 1995. —. 374. <3> Ќовгородцев ѕ. ». ”каз. соч. —. 376. <4> Ќовгородцев ѕ. ». ”каз. соч. —. 305.

ƒанна€ точка зрени€, раздел€ема€ многими представител€ми российской интеллигенции, тем не менее вызывала критику со стороны философов и теоретиков права позитивистской и "реалистической" ориентации. “ак, √. ‘. Ўершеневича, выражавшего мнение многих профессиональных юристов, тревожило чрезмерно расширительное толкование права - распространение названи€ "право" на другие отношени€, которые не подпадают под действие права или подпадают только отчасти. "–асширение права, - писал он, - производитс€ главным образом за счет нравственности" <5>. —обственно юридическое право должно трактоватьс€ с позиций юридического позитивизма, согласно которому только государство €вл€етс€ источником права. "ƒл€ признани€ за нормами правового характера, - полагал он, - необходимо организованное принуждение, которое только и способно отличить нормы права от всех иных социальных норм и которое может исходить только от государства" <6>. -------------------------------- <5> Ўершеневич √. ‘. ќбща€ теори€ права. ћ., 1911. —. 17. <6> Ўершеневич √. ‘. ”каз. соч. —. 32.

¬ этом споре Ќ. Ќ. јлексеев зан€л особую позицию, поставив своей целью создать философско-правовое учение, которое вы€вл€ло бы специфику права в его отличии и от морали, и от государственного принуждени€. ќн использовал некоторые идеи российского теоретика права Ћ. ». ѕетражицкого, который вообще предложил отказатьс€ от идеи принуждени€ при определении пон€ти€ права. Ћ. ». ѕетражицкий указывал на то, что само по себе принуждение не может рассматриватьс€ в качестве критери€ права, таковым может быть лишь принуждение, предусмотренное правом <7>. ¬ итоге он рассматривал право и нравственность как этические эмоции, односторонне-об€зательные, чисто императивные в случае нравственности, и об€зательно-прит€зательные, императивно-атрибутивные - в случае права. “ем самым ученый смог вообще избежать упоминани€ государственного принуждени€ при определении права, однако сведение права к эмоци€м привело к тому, что вс€ концепци€ приобрела субъективистский и даже иррационалистический характер. -------------------------------- <7> ѕетражицкий Ћ. ». “еори€ права и государства в св€зи с теорией нравственности. —ѕб., 2000. —. 219.

Ќ. Ќ. јлексеев попыталс€ преодолеть недостатки теории Ћ. ». ѕетражицкого, утвержда€, что эмоциональные акты не могут считатьс€ исключительно субъективными, поскольку им свойственна особа€ направленность на специфические объекты - ценности. —ледовательно, именно ценности должны рассматриватьс€ как объективные основани€ существовани€ права и нравственности. ÷енностна€ природа права и нравственности должна учитыватьс€ при построении наук об этих феноменах. —уществуют различные способы познани€ ценностей, в частности, следует отличать способность простого усмотрени€ ценностей от способности их более или менее глубокого чувствовани€, так же как и от их теоретического познани€. "–азличие это, - пишет Ќ. Ќ. јлексеев, - нужно считать основным дл€ вс€кой теории ценностей и, в частности, дл€ вс€кой этики. ќно определ€етс€ различными степен€ми интимности в общении с ценност€ми, различными глубинами погружени€ в ценностную стихию" <8>. -------------------------------- <8> јлексеев Ќ. Ќ. ќсновы философии права. —ѕб., 1999. —. 68.

Ќапример, все различие между нравственным обещанием и юридической его формой (договор) сводитс€, по Ќ. Ќ. јлексееву, к различным степен€м глубины в переживани€х ценности. ≈сли глубина эта значительна, если она соответствует ступени эмоционального переживани€ ценностей, мы имеем дело с €влением нравственным. ≈сли глубина сравнительно поверхностна, если дело идет только об усмотрении ценности, о чисто интеллектуальном учете последствий, вытекающих из тех или иных ценностных актов, мы имеем дело с €влени€ми правовыми. "ѕраво с этой точки зрени€, - пишет Ќ. Ќ. јлексеев, - €вл€етс€ определенным уровнем воспри€ти€ ценностей" <9>. ѕраво есть "интеллектуальный" подход к ценност€м, а не эмоциональный, но в то же врем€ право есть область ценного, - и это обсто€тельство решительно отграничивает его от области чисто теоретических истин. -------------------------------- <9> јлексеев Ќ. Ќ. ”каз. соч. —. 69.

ќсобенности правового, интеллектуального отношени€ к ценност€м можно выразить через пон€тие "признание" - особое отношение к ценност€м, свод€щеес€ к установлению интеллектуального общени€ с ними. “ак можно признавать какое-либо произведение искусства, не облада€ способностью интуитивно переживать его внутренний смысл. ј вот дл€ нравственности нужно нечто более глубокое, нужно умение переживать, умение всей душой любить и ненавидеть. "Ќравственность, построенна€ на "признании", - пишет Ќ. Ќ. јлексеев, - выродитс€ в сухой, холодный формализм. ѕризнание есть не этический, а преимущественно правовой акт, и построение этики на идее признани€ есть своеобразный этический юридизм, перенесение в область нравственности правовых пон€тий" <10>. -------------------------------- <10> јлексеев Ќ. Ќ. ”каз. соч. —. 69.

“аким образом, за правовой нормой может сто€ть охрана тех же ценностей, что и за нравственной нормой. ќднако нравственна€ норма предполагает личное участие, заинтересованность, при которой правомочие органически врастает в об€занность. ƒолг и об€занность настолько важны, что невозможно не требовать правомочи€ их осуществлени€. ƒл€ права же вполне достаточно, что человек просто уважает и признает нечто как должное, причитающеес€ согласно иерархии ценностей, т. е. по справедливости. ѕраво исходит из того понимани€ вещей, которое открываетс€ разуму, предполагает дистанцию, а не то самозабвение и погружение в предмет, которые св€заны с нравственностью. ѕодобное теоретическое различение права и нравственности свидетельствует о расхождении идей јлексеева с классическим этическим направлением в русской философии права, представители которого стремились к отождествлению права и нравственности. Ёто расхождение не осталось незамеченным и вызвало критику ѕ. ». Ќовгородцева. —ам Ќ. Ќ. јлексеев характеризовал спорный момент таким образом: "я старалс€ сформулировать те основные моменты, которыми отличаетс€ право от нравственности и даже противопоставлено ей. Ќовгородцев упрекал мен€ в том, что € будто бы отступил от русской традиции, согласно которой право нужно сливать с нравственностью" <11>. -------------------------------- <11> јлексеев Ќ. Ќ. »з ÷арьграда в ѕрагу. –усский юридический факультет // ѕашуто ¬. “. –усские историки-эмигранты в ≈вропе. ћ., 1991. —. 215.

ќднако ѕ. ». Ќовгородцев не заметил того обсто€тельства, что этический аспект права может раскрыватьс€ гораздо сложнее, чем через простое отождествление права и нравственности. ƒл€ Ќ. Ќ. јлексеева право не просто ограничивает зло, поддержива€ в мире некоторый минимум добра. Ётический аспект права проистекает из признани€ и допущени€ множества путей осуществлени€ добра.  аждый из подобных путей имеет равное право на свое осуществление. Ётого требует справедливость. —праведливость также требует признани€ за ними разного достоинства, разной ценности. —праведливость в учении Ќ. Ќ. јлексеева это и есть принцип иерархии ценностей. “аким образом, именно право сохран€ет разумное и иерархичное разнообразие мира в самосто€тельности и гармонии его частей. "√лубочайшей основой идеи справедливости, - утверждает Ќ. Ќ. јлексеев, - €вл€етс€ мысль о том иерархическом пор€дке, в котором сто€т по отношению друг к другу ценности, - мысль о постепенном их достоинстве, о возрастающих и убывающих степен€х их совершенства. ѕравильное отношение этих степеней и есть отношение справедливое" <12>. -------------------------------- <12> јлексеев Ќ. Ќ. ”каз. соч. —. 119.

¬ истории философской и юридической мысли справедливость всегда была спорной территорией между этикой и юриспруденцией. ёридический позитивизм стремилс€ вынести пон€тие справедливости за пределы теории права, мотивиру€ это тем, что вопросы справедливости не могут иметь рационального решени€. Ќ. Ќ. јлексеев же настаивает на том, что справедливость €вл€етс€ категорией права, а не категорией этики. ѕор€док справедливости как пор€док правильного соотношени€ ценностей есть пор€док чисто идеальный, который не следует отождествл€ть с какими-либо реальными целостност€ми, например с "общественным целым". ¬ реальном обществе, воплотившем в себе ценности, мы имеем дело уже не с их чистым идеальным смыслом, но с его реализацией, с благами. –еальное справедливое общество есть общество, построенное на правильном соотношении благ, - соотношении, в основе которого лежит как образец иде€ справедливости. „то же касаетс€ формулы справедливости, то Ќ. Ќ. јлексеев утверждает, что она даетс€ не отдельной дефиницией, а развернутым учением о системе ценностей в их иерархических отношени€х. »деал общественной справедливости есть конкретное отношение реализованных ценностей. ќтсюда следует, что в пор€док справедливости вход€т элементы чисто фактического характера. ѕоэтому невозможно дать априорную формулу отношений таких фактических элементов и сформулировать закон справедливости, который решал бы все возможные вопросы конкретной правовой организации. "—оздание такой всеобщей формулы, - полагает Ќ. Ќ. јлексеев, - столь же невозможно, как невозможно одинаковое решение всех возможных конкретных математических задач. ‘ормулы справедливости, как и математические формулы, могут быть только примерными образцами и правилами конкретных решений, - и формулировка таких образцов также возможна в вопросах справедливости" <13>. -------------------------------- <13> јлексеев Ќ. Ќ. ”каз. соч. —. 121.

» все же Ќ. Ќ. јлексеев попыталс€ сформулировать некоторые законы общественной справедливости (например, "кажда€ реализованна€ ценность имеет право на полноту своего достойного существовани€ и развити€ в пределах общей системы ценностей"). ‘актически подобные законы конкретизируют древнюю формулу справедливости "воздавать вс€кому не в ущерб другому". “аким образом, справедливость мыслитс€ как некоторый пор€док отношений, в котором каждому члену принадлежит свое место и каждому причитаетс€ то, что ему принадлежит. ¬ чем заключаетс€ смысл этих отношений? — одной стороны, распространенный взгл€д на право как на способ обуздани€ человеческого эгоизма должен приводить к выводу, что отношени€ справедливости имеют место между ценност€ми сугубо материального характера, тогда только в чисто нравственных отношени€х мы встречаемс€ со стихией истинно духовной. — другой стороны, согласно не менее распространенному воззрению, опирающемус€ на идеи ¬. —. —оловьева, право рассматриваетс€ как минимум нравственности. “ем самым утверждаетс€, что в пор€дке справедливости мысл€тс€ те же ценности, что и в нравственном пор€дке, - ценности по преимуществу духовные, этические. ѕолучаетс€ вполне убедительна€ позици€, поскольку элементом установленного правопор€дка по большей части выступает человек с его чувственными интересами и материальными потребност€ми, см€гченными некоторым минимумом нравственных начал. » все же Ќ. Ќ. јлексеев эту позицию занимать не торопитс€. ќн стремитс€ к определенному синтезу. "Ќо по идее своей, - утверждает мыслитель, - справедливость отнюдь не св€зана с пон€тием низшей, материальной ценности или же ценности непременно нравственной. ¬с€ка€ ценность и соответствующее ей благо может быть элементом истинно справедливого пор€дка: нравственна€ и эстетическа€, лична€ и сверхлична€, индивидуальна€ и коллективна€, чувственна€ и духовна€" <14>. -------------------------------- <14> јлексеев Ќ. Ќ. ”каз. соч. —. 124.

—мысл идеи справедливости становитс€ более отчетливым тогда, когда мы отвлекаемс€ от чисто нравственных и чисто личных ценностей, к которым может иметь место отношение к любви. ќтношение же к сверхличным ценност€м, например к науке, не должно непременно выливатьс€ в любовь, достаточно лишь акта признани€. —осуществование реализованных ценностей на основе общего взаимного признани€ и рассматриваетс€ Ќ. Ќ. јлексеевым как пор€док общественной справедливости, служащий основой дл€ идеи права. ѕоэтому пон€ти€ эгоизма, свободы и равенства не могут дать сколько-нибудь исчерпывающих характеристик существа права. ¬се они, по своему смыслу, относ€тс€ к €влени€м межличным, а не к отношени€м сверхличных ценностей. ѕо€снить эту позицию можно словами ». ј. »льина: "Ќормальное правосознание есть вол€ к праву, проистекающа€ из воли к духу" <15>. “олько Ќ. Ќ. јлексеев использует более светскую терминологию. ƒаже если право нацелено на упор€дочение межличностных отношений, иде€ справедливости как основа права зависит от того, насколько субъекты права преуспели в признании сверхличных ценностей, насколько они признают иерархию культурных ценностей. -------------------------------- <15> »льин ». ј. ќ сущности правосознани€ // —обр. соч. в дес€ти т. “. 4. ћ., 1994. —. 237.

»з этого, в частности, следует различие между философско-правовым и теоретико-правовым пониманием субъекта права. –азумеетс€, существует множество подходов к проблеме субъекта права, который может пониматьс€ и как физическое лицо, и как искусственна€ юридическа€ конструкци€, и как чисто нормативное пон€тие. “еоретико-правовое учение о субъекте права признает последнего существующим постольку, поскольку он €вл€етс€ носителем уже закрепленного в положительном праве юридического смысла. ѕроблема заключаетс€ не в том, что правовой субъект не €вл€етс€ чувственно-воспринимаемым человеком, а в том, что он не €вл€етс€ живым носителем правосознани€. ј последнее должно подразумевать ценностный аспект. "ѕравовым субъектом как де€телем, - пишет Ќ. Ќ. јлексеев, - может быть только то лицо, которое способно совершать акты признани€ и сопереживать их" <16>. -------------------------------- <16> јлексеев Ќ. Ќ. ”каз. соч. —. 87.

»так, Ќ. Ќ. јлексеев строит свою философско-правовую систему, разрабатыва€ темы, которые доминировали в русском философском правоведении: субъект права, ценность в праве, идеал правоотношений. ќсобое внимание удел€ет исследователь св€зи проблем морали с правовыми нормами, подчеркивает св€зь правовых проблем с проблемами ценностей. Ёти проблемы не сн€ты с повестки дн€ и в наше врем€. »х осмыслению должны способствовать исследовани€ воззрений авторитетных российских философов права, таких, каким был и остаетс€ Ќ. Ќ. јлексеев.

Ќазвание документа пїњ