пїњ

ѕротиводействие угрозам безопасности в аспекте совместимости некоторых положений военной доктрины –оссийской ‘едерации с нормами международного права

(»брагимов ј. ћ., —еркеров —. Ё.) ("ёридический мир", 2007, N 1) “екст документа

ѕ–ќ“»¬ќƒ≈…—“¬»≈ ”√–ќ«јћ Ѕ≈«ќѕј—Ќќ—“» ¬ ј—ѕ≈ “≈ —ќ¬ћ≈—“»ћќ—“» Ќ≈ ќ“ќ–џ’ ѕќЋќ∆≈Ќ»… ¬ќ≈ЌЌќ… ƒќ “–»Ќџ –ќ——»…— ќ… ‘≈ƒ≈–ј÷»» — Ќќ–ћјћ» ћ≈∆ƒ”Ќј–ќƒЌќ√ќ ѕ–ј¬ј

ј. ћ. »Ѕ–ј√»ћќ¬, —. Ё. —≈– ≈–ќ¬

»брагимов ј. ћ., доцент кафедры международного права ƒагестанского государственного университета, кандидат юридических наук.

—еркеров —. Ё., доцент кафедры международного права ƒагестанского государственного университета, кандидат юридических наук.

—тратеги€ укреплени€ государства ставит сегодн€ важную проблему обеспечени€ военной безопасности –оссийской ‘едерации. ¬ –оссии разработан и прин€т комплекс взаимосв€занных политико-правовых и правовых документов, в которых обозначена официальна€ позици€ по этому вопросу. Ќар€ду с  онцепцией национальной безопасности –‘ и с другими актами актуальным дл€ регулировани€ затронутой проблемы €вл€етс€ специальный документ - ¬оенна€ доктрина –оссийской ‘едерации, утвержденна€ ”казом ѕрезидента –‘ от 21 апрел€ 2000 г. N 706 (далее - ƒоктрина) <1>. ѕам€ту€ о том, что в системе национальной безопасности ключевым элементом выступает военна€ составл€юща€, в данной работе внимание сосредоточено на анализе основных, на наш взгл€д, вопросов этой ƒоктрины, тем более что последн€€ производит впечатление в известной степени самосто€тельного и целостного документа. ¬ ƒоктрине отражаетс€ решимость властных политических институтов защитить государство в этот сложный этап его развити€ соответствующими средствами. ¬ св€зи с этим здесь следует выделить ее характерную черту. -------------------------------- <1> —м.: –оссийска€ газета. 2000. 25 апр.

 ак и в предшествовавшем ей аналогичном документе <2>, ƒоктрина содержит в себе характеристики не только политического документа, но и правового нормативного акта.  ак нам представл€етс€, при этом в ней превалирует правова€ составл€юща€, что обусловлено, во-первых, действием принципа господства права над политикой, во-вторых, тем, что правовую основу ƒоктрины составл€ют международные договоры –оссийской ‘едерации,  онституци€ –‘ и текущее федеральное законодательство, образующие механизм противодействи€ угрозам государству, и, в-третьих, положени€ ƒоктрины содержат толкование  онституции –‘, что в немалой степени придает им юридический характер. ¬месте с тем двойственна€ природа ƒоктрины, обусловленна€ комплексным характером затронутой проблемы, наложила отпечаток на жанр проведенного авторами анализа. Ќемудрено, что данный анализ проблем военной безопасности не мог иметь чисто правовой направленности, хот€ все же в нем доминирует юридический аспект. -------------------------------- <2> —м.: Ћукашук ». ». ¬оенна€ доктрина правового государства // ћеждународна€ жизнь. 1994. N 3. —. 80.

¬ св€зи с потребностью защиты государства и вытекающей из нее необходимостью определени€ вектора опасности следует обратить внимание на п. 4 и 5 ƒоктрины, в которых указано, что "сохран€ютс€, а на отдельных направлени€х усиливаютс€ потенциальные внешние и внутренние угрозы военной безопасности –‘ и ее союзников".   числу основных внешних угроз отнесены: территориальные претензии, вмешательство во внутренние дела –‘, попытки ущемить интересы –оссии в решении проблем международной безопасности, наличие очагов вооруженных конфликтов вблизи государственной границы –‘, создание, оснащение и подготовка на территори€х других государств вооруженных формирований и групп в цел€х их переброски дл€ действий на территори€х –оссийской ‘едерации и ее союзников, международный терроризм и др. ќсновные внутренние угрозы производны от внешних и не менее опасны, как-то: попытка насильственного свержени€ конституционного стро€, противоправна€ де€тельность экстремистских, националистических, религиозных, сепаратистских и террористических движений, организаций и структур, направленна€ на нарушение единства и территориальной целостности –‘, создание, оснащение, подготовка и функционирование незаконных вооруженных формирований и т. д. —ледовательно, ввиду бесспорного международного характера причин прин€ти€ ƒоктрины, значительной ее юридической составл€ющей и преобладани€ внешнего фактора в угрозах –оссийскому государству в своей работе нам бы хотелось коснутьс€ элементов общей международно-правовой оценки подходов к противодействию таким угрозам. ¬о-первых, с правовой точки зрени€ привлекателен п. 7 ƒоктрины, в котором определены оборонительные меры обеспечени€ военной безопасности (приверженность –‘ принципам и нормам международного права, сохранение статуса €дерной державы, придание приоритетного значени€ укреплению системы коллективной безопасности в рамках —Ќ√, партнерство со всеми странами, чь€ политика не наносит ущерба национальным интересам и безопасности –оссии, строгое соблюдение международных договоров в военной сфере и т. д.). «аметим, что указанные меры в ƒоктрине рассматриваютс€ в контексте строительства демократического правового государства, осуществлени€ социально-экономических реформ, утверждени€ принципов равноправного партнерства, взаимовыгодного сотрудничества и добрососедства в международных отношени€х, последовательного формировани€ общей и всеобъемлющей системы международной безопасности, сохранени€ и укреплени€ всеобщего мира. ќчевидно, что эти меры лежат в плоскости международного права и направлены на его обеспечение. ћежду тем с реализацией указанных мер должна сообразовыватьс€ позици€ руководства военного ведомства –оссии. — этой точки зрени€ представл€ет интерес подход ћинистерства обороны –оссийской ‘едерации, согласно которому –‘ оставл€ет за собой право наносить в цел€х самообороны "упреждающий удар" по территории иностранного государства, где, как предполагаетс€, подготавливаетс€ агресси€ или иное преступление против –оссии. ¬ принципе новые за€влени€, отражающие те или иные взгл€ды представителей власти, могут с учетом изменений военно-политической обстановки уточн€ть положени€ ƒоктрины (преамбула). ¬едь ƒоктрина олицетвор€ет собой систему взгл€дов прав€щих групп на текущие политические, экономические и другие вопросы в контексте военной проблематики. Ќо, по сути дела, за€влени€ об "упреждающем ударе" вызывают неоднозначные оценки с позиции их совместимости с нормами международного права и анализа зарубежного военного опыта. јвторам этих строк было угодно представить читателю свое субъективное мнение по этому весьма непростому вопросу.  онцепци€ "упреждающего удара" получает применение в практике некоторых западных стран дл€ прикрыти€ применени€ силы, вмешательства во внутренние дела государств, захватов территорий и нападений на них. ѕри этом дл€ маскировки неправомерных действий используютс€ самые благовидные предлоги. Ќапример, свои действи€ по реализации концепции —Ўј сегодн€ квалифицируют как борьбу с международной преступностью. —оединенные Ўтаты исход€т из того, что вопрос о соответствии тех или иных действий нормам права становитс€ неактуальным в случае существовани€ пр€мой угрозы их национальной безопасности <1>. ќднако меры, осуществл€емые в рамках борьбы с подобной пр€мой угрозой, не соответствуют тем или иным нормам права. Ѕолее того, воплощение концепции "упреждающего удара" в практике —Ўј и их союзников продолжает встречать бурные протесты международной общественности. ѕоэтому попытки оправдать такую непризнанную практику, стремление «апада признать ее обычно-правовой характер несосто€тельны. Ёта констатаци€ относитс€ также и к позиции российских высших военных кругов в защиту планов нанесени€ "упреждающего удара" в цел€х самообороны. —уждени€ российских военных чиновников относительно затронутой здесь проблемы нам представл€ютс€ небесспорными с точки зрени€ их соответстви€ международным нормам и практике большинства государств. ¬месте с тем сложивша€с€ ситуаци€ свидетельствует о внутридоктринальной несогласованности. ¬ этой св€зи подчеркнем важность диспозиции п. 13 ƒоктрины дл€ разрешени€ ситуации, она заключает в себе однозначную формулировку отражени€ агрессии, равно как и самообороны. “ак, агресси€ может быть отражена с помощью международно признанных ответных вооруженных действий, предпринимаемых против вооруженного нападени€ на территорию –оссийской ‘едерации. »менно такое понимание вопроса (оно соответствует ст. 51 ”става ќќЌ) исключает правомерность пресловутой концепции "упреждающего удара" и устран€ет упом€нутую несогласованность. -------------------------------- <1> —м.: N. Y. Times. June 25. 2004.

¬о-вторых, представл€етс€ весьма уместным заметить, что альтернативой военным решени€м может выступить превентивна€ дипломати€. ƒипломати€, в том числе и превентивна€, представл€ет собой важный политический инструмент, создающий нормы международного права <1>, через ее посредство могут быть выработаны юридические подходы к решению проблемы ликвидации угроз. ¬ этом контексте можно заключить, что дл€ предупреждени€ нападени€ на военные объекты –‘, расположенные на территори€х иностранных государств, подготовки и засылки на ее территорию незаконных вооруженных формирований следует максимально использовать потенциальные возможности сотрудничества государств по выработке единой правовой стратегии коллективных действий против враждебных про€влений. -------------------------------- <1> —м.: ћеждународное право: ”чебник / ќтв. ред. ё. ћ.  олосов, ¬. ».  узнецов. ћ., 1995. —. 15.

¬-третьих, с 1992 г. действует система коллективной безопасности в рамках —Ќ√. ¬ ней в договорно-правовом режиме заложены механизмы, могущие создать значительный уровень безопасности на текущий момент и перспективу.  ак это ни парадоксально, страны региона не обращаютс€ к данной системе, хот€ предпосылки дл€ этого созрели давно. ѕрактика свидетельствует о том, что с новыми угрозами и вызовами –осси€ боретс€ индивидуально. ¬месте с тем нужно подчеркнуть, что во внешней политике –‘ имеет место некотора€ избирательность в работе со странами постсоветского пространства. Ќапример, это имеет место в случае с заметным "т€готением" –оссии к одной стране в ущерб интересам другой, вопреки об€зательствам сотрудничества на всеобщей и равной основе, вытекающим из ”става ќќЌ и других международных договоров. ƒанна€ точка зрени€ может вызвать негативную оценку. Ќо все же это основанна€ на наблюдени€х авторска€ позици€, котора€ подчеркивает ущербность отмеченного обсто€тельства дл€ системы региональной коллективной безопасности. ќчевидно, здесь следует примен€ть новые, основанные на международном праве подходы, которые привели бы –оссию вместе со странами региона к еще более тесному взаимодействию в сфере военной безопасности через посредство различных форм взаимодействи€ и интеграции.  ак нам представл€етс€, ƒоктрина об€зана быть соответствующей такому развитию отношений в том смысле, что в ней следует обозначить такие подходы. ѕри их выработке следует быть объективными, так как характеристика взаимоотношений –оссии со странами ближнего зарубежь€ имеет специфику с точки зрени€ учета нашего общего прошлого.  орни особых отношений лежат в политико-экономическом раскладе бывшего ———–. ¬ самом устройстве —оветского —оюза изначально на законодательном уровне была заложена градаци€ субъектов ‘едерации с ведущим положением –—‘—– в политической, экономической и других сферах. ѕоследстви€ подобного расклада резко отрицательно сказались на положении республик после неправомерного прекращени€ договора об образовании —оветского —оюза и распада ———– по инициативе трех его субъектов, включа€ –оссию. ѕоэтому, как правопреемник ———–, –осси€ об€зана осознать свою ответственность за судьбы постсоветских государств, вносить равный вклад в решение их нынешних проблем и действовать в рамках международных договоров. ¬ этом смысле сотрудничество со странами —Ќ√ должно стать внешнеполитическим приоритетом –оссийской ‘едерации. “олько така€ лини€ поведени€ будет иметь решающее значение дл€ укреплени€ региональной безопасности в пространстве —Ќ√. ¬-четвертых, сохранение статуса €дерной державы, оставл€ющей за собой право на ответное применение €дерного оружи€, €вл€етс€ весомым аргументом дл€ сдерживани€ агрессии против –оссии и ее союзников. ¬есомость такого аргумента не может быть переоценена в том смысле, что нельз€ его ставить в положение некой доминанты, способной свести наше сотрудничество с остальным миром к минимуму. Ќапротив, иде€ равноправного взаимовыгодного партнерства дл€ нас первична, но потенциал €дерного сдерживани€ придаст большей уверенности в возможных международных трени€х. ¬-п€тых, в ƒоктрине партнерство –оссии с другими государствами обставлено двум€ правомерными услови€ми: 1) ненанесением ущерба ее национальным интересам и безопасности и 2) непротиворечием политики государства-партнера ”ставу ќќЌ. —оответствие данных двух условий основным принципам международного права, общий контекст последних став€т в повестку дн€ вопрос об актуальности этих ключевых факторов дл€ всех участников партнерских отношений, а не только дл€ –оссийской ‘едерации. ¬месте с тем прин€тый √осударственной ƒумой –оссии 26 феврал€ 2006 г. «акон –‘ "ќ противодействии терроризму" <1> при всех его очевидных достоинствах создает все же преграду на пути выполнени€ этих условий. ƒело в том, что в «аконе установлено право –‘ на применение силы за пределами территории государства (п. 1 ст. 10) с не совсем корректным с правовой точки зрени€ намерением защитить себ€ от терроризма. Ётот подход законодател€ основан на реализации вышеупом€нутой концепции "упреждающего удара" <2>, он проблематичен с позиции соответстви€ основным принципам международного права, воспрещающим применение силы в межгосударственных отношени€х. ќтсюда возникает риторический вопрос, имеем ли мы право требовать дл€ себ€ ненанесени€ ущерба национальным интересам и безопасности, если сами на высоком законодательном уровне создаем определенную угрозу применени€ силы против других государств. — практической точки зрени€ диспозици€ п. 1 ст. 10 отечественного антитеррористического «акона не выдерживает критики. ƒействие или применение указанного положени€ «акона вызовет новую волну антироссийской истерии, спровоцирует ответные действи€, могущие угрожать безопасности –оссийской ‘едерации. —тало быть, «акон требует доработки, име€ в виду потребность нормативного регулировани€ проблемы согласовани€ с государствами своей политики по борьбе с терроризмом. —читаем, что нынешн€€ редакци€ этой нормы «акона создает предпосылки или услови€ дл€ утраты международного престижа –‘. “екст ƒоктрины не содержит по состо€нию на текущий момент столь серьезных изъ€нов, хот€ нельз€ исключать внесени€ в него нежелательных изменений в ближайшей перспективе. -------------------------------- <1> —м.: –оссийска€ газета. 2006. 10 марта. <2> ¬ современной отечественной ƒоктрине концепци€ "упреждающего удара" подвергаетс€ критике. —м.: ћалеев ё. Ќ. Ќачало ¬еликой ќтечественной войны - уроки дл€ современного международного права и политиков // ћеждународное право. 2005. N 2. —. 36 - 37;  отл€р ¬. —. ѕраво на превентивную самооборону и современное международное право // √осударство и право. 2005. N 10. —. 75 - 83; √лотова —. ¬. ћеждународна€ борьба с терроризмом. ѕроблемы эффективности // –ос. ежегодник междунар. права. —пецвыпуск. —ѕб., 2003. —. 241 - 242 и др.

¬-шестых, в соответствии с ”ставом ќќЌ –осси€ отдает предпочтение политическим, дипломатическим и иным невоенным средствам противодействи€ военным угрозам на региональном и глобальном уровн€х, попыткам нанести ущерб нашему государству. ѕредставл€етс€, что данна€ мера реалистична, так как –осси€, вопреки некоторым негативным тенденци€м в национальном законодательстве, на практике не использует меры военного воздействи€ на своих оппонентов в мировой политике, за исключением вынужденных действий оборонительного характера. Ќе случайно в преамбуле документа за€влено, что ¬оенна€ доктрина носит оборонительный характер. ¬месте с тем вышеизложенные авторские суждени€ относительно законодательных издержек по одному из вопросов противодействи€ терроризму требуют от нас конструктивного подхода. “ак вот, мы бы считали, что дл€ оборонительных целей –оссийской ‘едерацией об€зана быть вз€та на вооружение не концепци€ "упреждающего удара", а доктрина "самозащиты". ¬ доктрине международного права самозащита нередко толкуетс€ как термин, отличающийс€ от содержащегос€ в ”ставе ќќЌ пон€ти€ самообороны. —амозащита предполагает ответные действи€ государства, осуществл€емые им дл€ защиты своей независимости и территориальной целостности, ущемленных другим государством в результате действий, противоречащих принципу запрещени€ применени€ силы и угрозы ею, но не составл€ющих вооруженного нападени€ <1>. ƒействи€ по самозащите могут носить вооруженный характер и не могут распростран€тьс€ на территорию государства-правонарушител€. —ложившиес€ на современном этапе услови€ и событи€ располагают к тому, что наиболее приемлемым в рассматриваемом контексте средством обеспечени€ безопасности –оссии станут именно меры по самозащите. -------------------------------- <1> —м.: ƒодонов ¬. Ќ., ѕанов ¬. ѕ., –ум€нцев ќ. √. ћеждународное право. —ловарь-справочник / ѕод общ. ред. акад. ћј», д. ю.н. ¬. Ќ. “рофимова. ћ., 1997. —. 289.

¬-седьмых, в –оссийской ‘едерации проводитс€ значительна€ работа в области разоружени€, в соответствии с ее международными об€зательствами. “ем не менее не следует признавать точно отражающим реалии положение п. 7, согласно которому –осси€ строго соблюдает свои договоры в области ограничени€, сокращени€ и ликвидации вооружений, содействует их реализации, обеспечению определ€емого ими режима. «ачастую оно расходитс€ с практикой, так как большое количество договоров в этой области не достигло своих целей в силу множества причин. Ќа наш взгл€д, главной из них €вл€етс€ сохран€ющеес€ субъективное опасение у€звимости перед лицом "классической" внешней угрозы, которое в принципе мешает достижению целей совместных действий против новых вызовов и угроз. ’от€ нельз€ при этом сбрасывать со счетов такую существующую объективную причину, как дефицит бюджетных средств дл€ разоружени€.  онстатаци€ авторов этих строк в равной мере относитс€ к положению дел в сфере ограничени€ и сокращени€ стратегических наступательных вооружений и ѕ¬ќ. ¬ значительной степени решению обозначенных здесь проблем мешает недоверие и подозрительность в отношени€х –‘ с зарубежными партнерами, что, собственно говор€, и порождает вышеупом€нутое ощущение у€звимости. ѕоэтому в систему юридических мер обеспечени€ военной безопасности ƒоктрина включает расширение такого важного института права международной безопасности, как меры довери€ между государствами в военной области, включа€ взаимный обмен информацией, согласование военных доктрин, планов и меропри€тий военного строительства, военной де€тельности. » наконец, в-восьмых, в комплекс взаимосв€занных мер обеспечени€ военной безопасности вошла инициатива о придании универсального характера правовому режиму нераспространени€ €дерного оружи€ и средств его доставки по ƒоговору 1968 г., о повышении эффективности этого режима путем сочетани€ запретительных, контрольных и технологических мер, о прекращении и всеобъемлющем запрещении €дерных испытаний. ѕрактическа€ реализаци€ инициативы обещает дать положительные результаты с точки зрени€ снижени€ уровн€ военных потенциалов, подпитывающих внешние угрозы. јвторы отдают себе отчет в том, что их суждени€ не бесспорны, тем не менее хотелось бы затронуть еще один важный момент. ƒействительно, вышеупом€нута€ российска€ инициатива способна быть продуктивной при гипотетическом удачном стечении обсто€тельств, однако веро€тность такого исхода дела не следует считать максимальной. ѕоэтому представл€ют интерес альтернативные подходы к урегулированию проблемы. ¬ западной литературе, в частности, сформулирован <2> и поддерживаетс€ поныне подход, который предлагает проведение более агрессивной политики по предотвращению €дерного распространени€, например, путем применени€ военной силы дл€ уничтожени€ €дерных объектов либо воздействием широким спектром ненасильственных методов кнута и пр€ника и т. д. Ѕез ущерба дл€ вышеизложенных своих выводов беремс€ утверждать, что оптимальным решением проблемы нераспространени€ €дерного оружи€ может послужить реализаци€ юридически оформленного плана всеобщего и полного €дерного разоружени€. ¬ случае его выполнени€ проблема нераспространени€, равно как и вопрос о прекращении и запрещении €дерных испытаний, потер€ют свою актуальность и будут исчерпаны сами собой. Ѕезусловно, решающим дл€ выработки и претворени€ в жизнь плана €дерного разоружени€ условием €витс€ политическа€ вол€ государств. -------------------------------- <2> —м.: —импсон ƒжон.  онтроль над €дерными вооружени€ми и расширенный режим нераспространени€ // ћеждународна€ безопасность и разоружение. ≈жегодник —»ѕ–» 1994 (сокращенный перевод с английского). ћ., 1994. —. 340.

“аким образом, авторы предлагаемых вниманию читател€ заметок не задавались целью подвергнуть анализу всю ¬оенную доктрину –оссийской ‘едерации, в них рассмотрен ключевой по своему характеру и значению раздел документа, содержащий перечень основанных на международном праве мер обеспечени€ военной безопасности страны. ≈го оценка показала наличие у –оссии некоторых проблем в обеспечении выполнени€ своих международных договорных об€зательств. “ем не менее в этом процессе –оссийска€ ‘едераци€ пытаетс€ урегулировать эти проблемы в пределах международно-правового пространства.

Ќазвание документа пїњ