пїњ

”головно-правовое регулирование противодействи€ терроризму

( ашепов ¬.) ("”головное право", 2006, N 3) “екст документа

”√ќЋќ¬Ќќ-ѕ–ј¬ќ¬ќ≈ –≈√”Ћ»–ќ¬јЌ»≈ ѕ–ќ“»¬ќƒ≈…—“¬»я “≈––ќ–»«ћ”

¬.  јЎ≈ѕќ¬

¬ладимир  ашепов, заведующий отделом »нститута законодательства и сравнительного правоведени€ при ѕравительстве –‘, доктор юридических наук, профессор, заслуженный юрист –‘.

¬ системе действующего законодательства о государственной системе противодействи€ терроризму, имеющему организованную и вооруженную форму, ведущее место занимают такие основные источники правового регулировани€ борьбы с терроризмом, как ‘едеральный закон от 6 марта 2006 г. "ќ противодействии терроризму" N 35-‘« и ”головный кодекс –оссийской ‘едерации (от 13 июн€ 1996 г. с последующими изменени€ми и дополнени€ми, введенный в действие с 1 €нвар€ 1997 г.).  онцепцией национальной безопасности –оссийской ‘едерации, утвержденной ”казом ѕрезидента –‘ от 17 декабр€ 1997 г. N 1300 (в ред. ”каза ѕрезидента –‘ от 10 €нвар€ 2000 г. N 24), терроризм признаетс€ одним из €влений, представл€ющих серьезную национальную угрозу.  онцепци€ отмечает международный характер этого социально-политического €влени€, представл€ющего пос€гательство на национальную безопасность, интересы и стабильность международного сообщества. ¬ частности, в указанной  онцепции отмечаетс€, что "во многих странах, в том числе и в –оссийской ‘едерации, резко обострилась проблема терроризма, имеющего транснациональный характер и угрожающего стабильности в мире, что обусловливает необходимость объединени€ усилий всего международного сообщества, повышени€ эффективности имеющихс€ форм и методов борьбы с этой угрозой, прин€ти€ безотлагательных мер ее нейтрализации". » далее говоритс€: "Ѕорьба с терроризмом, наркобизнесом и контрабандой должна осуществл€тьс€ на основе общегосударственного комплекса контрмер по пресечению этих видов преступной де€тельности". Ќовое федеральное законодательство о противодействии терроризму предполагает приведение в соответствие с ним уже действующего уголовного и уголовно-процессуального законодательства. ћирова€ практика антитеррористического законодательства уже давно идет по пути создани€ законов и иных правовых актов, специально направленных на правовое обеспечение борьбы с терроризмом как внутри страны, так и при взаимодействии государств в борьбе с международным терроризмом. ѕравовому сопровождению реализации генерального ‘едерального закона "ќ противодействии терроризму" от 6 марта 2006 г. должны служить в первую очередь установлени€ ”головного кодекса –‘ и ”головно-процессуального кодекса –оссийской ‘едерации. ѕоэтому представл€етс€ необходимым кратко рассмотреть некоторые проблемы состо€ни€ и применени€ норм об ответственности за террористические пос€гательства и возможные направлени€ его совершенствовани€. ¬опросам уголовно-правового обеспечени€ противодействи€ терроризму удел€ют известное внимание такие структурные подразделени€ ”головного кодекса –‘, как раздел IX "ѕреступлени€ против общественной безопасности и общественного пор€дка", раздел X "ѕреступлени€ против государственной власти", раздел XII "ѕреступлени€ против мира и безопасности человечества". ¬месте с тем состо€ние уголовно-правового регулировани€ борьбы с терроризмом в целом нельз€ признать удовлетворительным, соответствующим современным мировым стандартам нормативного обеспечени€ неотвратимости привлечени€ к уголовной ответственности за вооруженные организованные пос€гательства на национальную безопасность. Ёто замечание относитс€ прежде всего к объему содержательного наполнени€ норм уголовного законодательства, обоснованности криминализации и соблюдению требований качества их технико-юридической инкорпорации в текст такого кодифицированного акта, как ”  –‘. «десь следует отметить рассе€нность норм, имеющих отношение к установлению ответственности за данные преступные пос€гательства по различным разделам ”  –‘, имеющим нетождественные родовые признаки охран€емых уголовным законом общественных отношений, составл€ющих объекты близких, но не совпадающих по содержанию своих признаков элементов составов преступлений. ќграниченность правового материала рассматриваемого нормативного массива выражаетс€ и в том, что непосредственно терроризму фактически посв€щены всего лишь три статьи в гл. 24 ”  "ѕреступлени€ против общественной безопасности": ст. 205 "“ерроризм", ст. 205.1 "¬овлечение в совершение преступлений террористического характера или иное содействие их совершению", ст. 207 "«аведомо ложное сообщение об акте терроризма". “аким образом, первым признаком институциализации этих де€ний в уголовном законе выступает определение объема и пределов квалификации, затем особенности юридической техники инкорпорации. ќбращает на себ€ внимание многообразие пон€тий и признаков, используемых названными нормами ”  –‘ дл€ характеристики такого социально-правового феномена, как терроризм: "террористический характер", "террористическа€ организаци€", "террористическа€ де€тельность", "акт терроризма". ќднако толкование этих пон€тий в ”головном кодексе –‘ отсутствует. ¬месте с тем диспозици€ ч. 1 ст. 205 ”  определ€ет терроризм как "совершение взрыва, поджога, иных действий, создающих опасность...", и даже указание цели этих действий не позвол€ет достаточно полно раскрыть социально-политическую и правовую сущность этого €влени€. ѕредставл€етс€, что соответствующа€ дефиници€ в ‘едеральном законе "ќ противодействии терроризму" от 6 марта 2006 г. N 35-‘« создает услови€ дл€ более четкой и информативно насыщенной характеристики признаков и про€влений такого общественно опасного €влени€, как терроризм. » эти качественные признаки могут быть продуктивно использованы при современном формулировании этого уголовно-правового пон€ти€, в котором должны найти свое отражение такие основополагающие элементы терроризма, как устрашение или принуждение к действи€м публичного характера, угроза или реальное использование вооруженного насили€ или иных противоправных действий. ѕри этом такие общеполитические и социологические категории, как "идеологи€ насили€" и "практика воздействи€ на прин€тие решений органами государственной власти", должны получить конкретную уголовно-правовую форму как "террористический акт". ќсновные признаки совершени€ состава "террористический акт" также указаны в ст. 3 ‘едерального закона "ќ противодействии терроризму" и требуют своего воспроизводства в ст. 205 ”  при замене утрачивающего силу наименовани€ "терроризм".  ак преступные де€ни€, содержащие признаки терроризма, в ”  –‘ рассматриваютс€ также такие определ€ющие их составы, как "ќрганизаци€ незаконного вооруженного формировани€ или участие в нем" (ст. 208 ” ); "”гон судна воздушного или водного транспорта либо железнодорожного подвижного состава" (ст. 211 ” ); "ѕос€гательство на жизнь государственного или общественного де€тел€" (ст. 277 ” ) и "Ќападение на лиц или учреждени€, которые пользуютс€ международной защитой" (ст. 360 ” ). Ёти составы рассматриваютс€ "как преступлени€ террористического характера". ƒиспозиции этих составов, безусловно, содержат пр€мо или косвенно указание на отдельные признаки террористической де€тельности, но подобный подход к формированию категории преступлений "террористической направленности" допускает возможность неоправданного неограниченного расширени€ этого перечн€ путем отнесени€ к числу преступлений "террористического характера" и других предусмотренных ”  преступлений. ”казание лишь на "способствование достижению террористических целей" отражает неопределенность этого критери€, может вызвать произвольное распространительное толкование, привести к рассмотрению этого пон€ти€, имеющего лишь отдаленное косвенное отношение к терроризму в качестве характерной черты его субъективной стороны, и иметь непредсказуемые негативные последстви€ (признание наличи€ террористической опасности в конкретном регионе, неоправданное расширение территории режима контртеррористической операции и другие последстви€, влекущие ограничени€ прав и свобод граждан, установленных  онституцией –‘). ¬месте с тем происшедшие за последние 10 лет изменени€ в криминогенной ситуации выдвинули вопросы более полного учета и определени€ составов преступлений, пос€гающих на общественную и государственную безопасность, необходимость устранени€ пробелов в законодательстве о террористической де€тельности (в частности, составов, относ€щихс€ к так называемому экологическому терроризму, составов, устанавливающих ответственность за создание и применение химического оружи€ (новых технологий электронного воздействи€ и т. п. про€влений "технологического терроризма")). “ребуетс€ устранение определенной несообразности в определении субъективной стороны в квалифицированном составе ч. 3 ст. 205 ” . »меющиес€ в действующем ”  –‘ диспозиции составов терроризма и преступлений "террористического характера" не согласуютс€ с соответствующими признаками таких пон€тий, как террористическа€ де€тельность, террористический акт, международна€ террористическа€ де€тельность, террористическа€ организаци€, финансирование террористической де€тельности, контртеррористическа€ операци€ и других пон€тий, вводимых в правоприменительную практику ‘едеральным законом от 6 марта 2006 г. "ќ противодействии терроризму" N 35-‘« и международными антитеррористическими правовыми документами. —одержание этих пон€тий в ”  –‘ не раскрываетс€, однако теори€ уголовного права, обобща€ признаки организации преступного сообщества, названные в нормах ќбщей части и иных составах ќсобенной части ”  –‘, предлагает включить, например, в содержание пон€ти€ "террористическа€ де€тельность" не только организацию и непосредственное осуществление террористического акта, но и подстрекательство к нему, насилие над физическими лицами или организаци€ми, уничтожение материальных ценностей и объектов в террористических цел€х; организацию преступного сообщества; вербовку, вооружение, обучение и использование террористов; финансирование заведомо террористической организации или группы или иное содействие им. ѕоложение ‘едерального закона от 6 марта 2006 г. об ответственности организаций за причастность к терроризму (ст. 24) требует, по нашему мнению, надлежащего отражени€ в ”  –‘. ѕоэтому недостаточно установлени€ ответственности лишь за публичные призывы к терроризму и его публичное оправдание (предложение депутатов √осударственной ƒумы).  ак виды причастности к терроризму, запрещаемые в указанном «аконе, рассматриваютс€ создание и де€тельность организаций, цели и действи€ которых направлены на пропаганду, оправдание и поддержку терроризма или совершение преступлений, предусмотренных ст. 205 - 206, 208, 211, 277 - 280, 282.1, 282.2 и 360 ”  –‘. —пециальным субъектом совершени€ подобных преступных де€ний €вл€етс€ лицо, которое контролирует реализацию организацией, признанной судом террористической, ее прав и об€занностей. ќдним из новых способов борьбы с международным терроризмом считаетс€ перекрытие каналов финансировани€ террористов. ћировое сообщество разработало широкую нормативно-правовую базу в сфере противодействи€ финансированию терроризма, основу которой составл€ют ћеждународна€ конвенци€ о борьбе с финансированием терроризма (2000 г.) и резолюции —овета безопасности ќќЌ.  роме того,  онвенци€ об отмывании, вы€влении, изъ€тии и конфискации доходов от преступной де€тельности дополнена протоколом, содержащим положени€ о борьбе с финансированием терроризма. ¬ соответствии с рекомендаци€ми ћеждународной комиссии по борьбе с отмыванием денег (‘ј“‘) –осси€ прин€ла р€д мер по присоединению к международному правовому полю в сфере борьбы с финансированием терроризма. –оссийска€ ‘едераци€ стала участницей универсальных международных антитеррористических конвенций, ратифицировала ћеждународную конвенцию по борьбе с финансированием терроризма (‘едеральный закон от 10 июл€ 2002 г.) и прин€ла участие в разработке р€да резолюций —овета безопасности ќќЌ. ќсобого внимани€ в св€зи с темой насто€щего исследовани€ заслуживает –езолюци€ —Ѕ ќќЌ N 1373 (2001 г.), согласно которой все государства должны ввести уголовную ответственность за сбор средств дл€ подготовки и совершени€ террористических актов; блокировать финансовые средства террористов и св€занных с ними лиц; ввести запрет на предоставление им любых финансовых услуг; отказывать в предоставлении убежищ лицам, финансирующим террористическую де€тельность. ѕоэтому краткого указани€ на запрет финансировани€ акта терроризма либо террористической организации в ч. 1 ст. 205.1 ”  –‘ в качестве способа содействи€ терроризму или в примечании к этой статье (вариант √осдумы) представл€етс€ недостаточным. “ем более, что в –оссийской ‘едерации фактически отсутствует механизм конфискации преступных капиталов, их дальнейшего раздела и возврата из-за рубежа. ¬ печати отмечалась также вы€вивша€с€ несогласованность р€да норм ”  –‘ с иными установлени€ми и рекомендаци€ми дл€ учета в национальном уголовном законодательстве, изложенными в международных правовых актах, в том числе и ратифицированных –оссийской ‘едерацией. ¬ р€де предложений по совершенствованию уголовного и уголовно-процессуального законодательства в направлении усилени€ эффективности уголовно-правового воздействи€ в цел€х противодействи€ терроризму указывалось также на неполный учет изменений в криминогенной обстановке в стране, на несоответствие состо€ни€ правового регулировани€ противодействи€ терроризму задачам и потребност€м современной правоохранительной де€тельности. Ёта констатаци€ в первую очередь относитс€ к исключению конфискации из числа мер уголовного наказани€ ‘едеральным законом от 08.12.2003. јнализ действующего уголовного законодательства, обобщение практики применени€ его норм, рассмотрение и оценка многих предложений депутатов √осударственной ƒумы ‘едерального собрани€ –‘ и законодательных органов субъектов –оссийской ‘едерации, опыта антитеррористического законодательства р€да зарубежных государств, а также материалов различных исследований позвол€ет выдвинуть на обсуждение некоторые варианты изменени€ и дополнени€ структуры ”  –‘ и содержани€ отдельных его норм. Ќаучное обсуждение этих вопросов представл€етс€ вполне уместным в ходе подготовки ‘едерального закона "ќ внесении изменений в отдельные законодательные акты –‘ в св€зи с прин€тием ‘едерального закона "ќ ратификации  онвенции —овета ≈вропы о предупреждении терроризма" и ‘едерального закона "ќ противодействии терроризму". ѕрежде всего предлагаетс€ привести в соответствие с новыми правовыми актами, регулирующими организацию и осуществление контртеррористической де€тельности, формулирование диспозиций составов терроризма и смежных с ними составов преступлений, содержащих отдельные признаки основного состава. Ќеобходимость этого вытекает из учета нового содержани€ ‘едерального закона от 6 марта 2006 г. N 35-‘« "ќ противодействии терроризму". ¬осполнение пробелов в ”  –‘ вызывает необходимость уточнени€ содержани€ пон€ти€ "терроризм" и признаков его состава в диспозиции ч. 1 ст. 205 ”  –‘ за счет расширени€ и обновлени€ некоторых признаков объективной стороны этого состава, предполагающих отход от представлени€ о терроризме как только о социологическом феномене. “ребуют создани€ специальных составов такие де€ни€ и комплексы действий, как образование террористической организации, осуществление террористической де€тельности и участие в ней, террористический акт, финансирование террористической де€тельности и др. ѕос€гательство на объекты использовани€ атомной энергии либо с использованием €дерных материалов, радиоактивных веществ или источников радиоактивного излучени€ в силу особой опасности подобных де€ний заслуживает выделени€ в особый специальный состав. —ледует также разделить такие искусственно объединенные в одном составе разнородные от€гчающие обсто€тельства, как совершение террористических преступлений организованной группой (форма соучасти€), неосторожное убийство и технологические объекты, св€занные с использованием €дерных материалов и радиоактивных веществ. »меюща€ сейчас место чрезмерна€ концентраци€ указанных признаков объективной стороны в диспозиции одного состава не способствует правильному пониманию и применению этой нормы. Ќуждаютс€ в дополнительном обсуждении предложени€ о расширении круга составов террористического характера. »звестно, что ‘едеральный закон от 6 марта 2006 г. дополнил перечень составов, указанных в ст. 205.1 ”  –‘, ст. 280 ”  "ѕубличные призывы к осуществлению экстремистской де€тельности"; ст. 282.1 "ќрганизаци€ экстремистского сообщества"; ст. 282.2 "ќрганизаци€ де€тельности экстремистской организации". ¬ поступивших в »нститут законодательства и сравнительного правоведени€ при ѕравительстве –‘ проектах изменени€ и дополнени€ норм ”  –‘ предлагалось указать на террористическую цель в квалифицированных составах таких преступлений, как диверси€ (ст. 281 ” ); хищение либо вымогательство €дерных материалов или радиоактивных веществ (ст. 221 ” ); незаконное приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружи€, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222 ” ); хищение либо вымогательство оружи€, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 226 ” ). ѕрин€тие указанных предложений приведет к существенному расширению перечн€ составов террористического характера, повышению уровн€ репрессивности ”головного кодекса –‘. ћежду тем не все перечисленные составы нуждаютс€ во включении в указанный перечень. ќбоснованность придани€ этим составам статуса антитеррористических норм требует, по нашему мнению, тщательного изучени€, опирающегос€ на анализ судебной практики и особенностей применени€ указанных уголовно-правовых норм. ¬ ”  –‘ должны также найти отражение такие общественно опасные действи€, как "экологический терроризм", св€занные с массированным причинением вреда окружающей среде. ”читыва€ неопределенность критери€ отнесени€ имеющихс€ в ”  –‘ составов к категории "преступлений террористического характера", представл€етс€ необходимым точно определить перечень названных де€ний и тем самым исключить возможность его произвольного расширени€. Ѕолее того, необходимо уточнить содержание субъективной стороны этого критери€ указанием на "заведомость" преследовани€ террористических целей. ¬ уточнении нуждаютс€ также иные положени€ уголовно-правовых норм о противодействии терроризму, в частности, определение форм вины при осуществлении террористических действий, предусмотренных ч. 3 ст. 205 ”  –‘. –ешение вопроса о завершенности состава терроризма и его стади€х также привлекло внимание теоретиков уголовного права. »звестно, что повышенна€ общественна€ опасность терроризма объ€сн€етс€, помимо прочих представл€емых им угроз, его многообъектностью: террористический акт пос€гает на общую безопасность, на нормальную де€тельность органов власти и управлени€, на жизнь и здоровье людей, на собственность. ќсобенность терроризма состоит в том, что это преступление считаетс€ оконченным не только в момент совершени€ конкретных действий, предусмотренных ч. 1 ст. 205 ”  –‘, но и при угрозе совершени€ таких действий, когда они создавали реальную опасность гибели людей либо наступлени€ иных общественно опасных последствий. ѕоэтому угроза терроризма не должна квалифицироватьс€ как покушение, здесь возможна ответственность за оконченное преступление. ¬ы€снение содержани€ субъективной стороны, наличие умысла виновного при совершении террористического акта, если лицо хот€ бы допускало наступление таких последствий, как гибель людей, то такие действи€ квалифицируютс€ по совокупности с преступлени€ми, предусмотренными соответствующими смежными стать€ми ”  –‘ (ст. 105, 111 и др.), и причисление их к категории преступлений террористического характера не всегда вызываетс€ необходимостью. Ќекоторыми депутатами вноситс€ предложение обсудить возможность дополнени€ ч. 2 ст. 205 ”  –‘ таким квалифицирующим признаком, как сопр€женное с террористическим актом убийство. Ќо стирание грани между объектами терроризма и иных преступлений, св€занных с пос€гательством на жизнь личности, не представл€етс€ продуктивным дл€ развити€ уголовного законодательства. ѕон€тийный аппарат ” , относ€щийс€ к доктрине противодействи€ терроризму, также нуждаетс€ в приведении в соответствие с концепцией и терминологией международных антитеррористических правовых актов. ¬ св€зи с этим могут быть внесены уточнени€ и в иные нормы ќбщей и ќсобенной частей ” . ¬ частности, предлагаетс€ внести известные изменени€ в положени€ ст. 12 ”  –‘, устанавливающей пор€док применени€ уголовного закона –‘ в отношении лиц, совершивших преступлени€ вне пределов –оссии. »звестно, что в соответствии со ст. 14  онвенции —овета ≈вропы о предупреждении терроризма, которую –оссийска€ ‘едераци€ подписала 17 но€бр€ 2005 г., все государства - участники  онвенции об€заны распространить свою юрисдикцию в отношении предусмотренных  онвенцией преступлений, совершенных его гражданами, без вс€ких условий. ќднако в соответствии с ч. 1 ст. 12 ”  –‘ граждане –оссии и посто€нно проживающие в –‘ лица без гражданства, совершившие преступление, предусмотренное  онвенцией, вне пределов территории –‘, подлежат уголовной ответственности по ”  –‘ при условии, если совершенное ими де€ние признано преступлением в государстве, на территории которого оно было совершено. ¬ цел€х устранени€ противоречи€ между ”  –‘ и названной  онвенцией в ст. 12 ”  необходимо внести соответствующие изменени€. ќдновременно следует уточнить пон€тие совершени€ преступлени€ против интересов –‘ в ч. 3 ст. 12 ”  –‘, распространив действие этой нормы на пос€гательство против интересов гражданина –‘ или посто€нно проживающего в –‘ лица без гражданства. —ледует признать, что некоторые предложени€ о совершенствовании уголовного законодательства нос€т концептуальный характер и привлекают внимание не только теоретиков уголовного права, но и широких кругов общественности, вызывают дискуссии в средствах массовой информации. Ёто соображение в первую очередь относитс€ к имевшим место в последние годы изменени€м в системе наказаний и пор€дке их применени€ с учетом особенностей разрешени€ дел о террористических преступлени€х, утверждении необходимого уровн€ предупредительного уголовно-правового воздействи€ по делам названной категории. “ак, по-прежнему вызывают споры вопросы о сохранении в качестве высшей меры наказани€ смертной казни, исключени€ из ст. 44 ”  –‘ конфискации и некоторые другие. Ќапример, вноситс€ предложение об отмене сроков давности освобождени€ от привлечени€ к уголовной ответственности при совершении террористических преступлений, повлекших смерть людей, что потребует уточнени€ редакции ст. 78 ”  –‘. ¬ св€зи с этим предлагаетс€ также исключить из ч. 4 ст. 78 ”  запрет судье назначать в этих случа€х меру наказани€ в виде пожизненного лишени€ свободы (ст. 57 ” ). ¬ цел€х конкретизации закрепленного в ‘едеральном законе "ќ противодействии терроризму" механизма борьбы с терроризмом и установлении правомерности причинени€ вреда лицу в виде лишени€ жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинени€ вреда здоровью или имуществу такого лица, пос€гающего на охран€емые законом интересы личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мер по борьбе с терроризмом, ”  –‘ (ст. 22) дополн€етс€ положени€ми, в соответствии с которыми вынужденное лишение жизни лица, совершающего террористический акт, создающий опасность дл€ жизни человека, €вл€етс€ правомерным (ст. 37 ”  –‘). –асширению перечн€ обсто€тельств, исключающих преступность де€ни€, должно служить также включение в гл. 8 ”  –‘ статьи, освобождающей от ответственности лицо, участвовавшее в контртеррористической операции и причинившее вред имуществу или здоровью иных лиц при совершении де€ни€, предписываемого или разрешенного законодательством (ст. 41.1 проекта ‘едерального закона). ќпределение степени строгости санкций за террористические пос€гательства нуждаетс€ в особом исследовании с учетом соответствующего зарубежного законодательного опыта и национальной судебной практики. –ост распространенности особо т€жких преступлений, пос€гающих на общественную безопасность, веро€тно, вызывает необходимость уточнить положени€ ”  –‘, предусматривающие ответственность за недонесение об известных готов€щихс€ или совершенных преступлени€х, рассматрива€ их как укрывательство преступлений. Ќам представл€етс€, что это соображение в первую очередь относитс€ к информации о подготавливаемом вооруженном организованном террористическом акте. » в частности, следует согласитьс€ с мнением —. ¬. Ѕородина и Ћ. –.  лебанова, предлагавших в св€зи с этим внести поправки в примечание к ст. 316 ”  –‘ "”крывательство преступлений", освобождающее от ответственности родственников обвин€емого. Ёто положение не должно распростран€тьс€ на заранее не обещанное укрывательство т€жких или особо т€жких преступлений, предусмотренных ст. 205 - 206, 208, 211, 277 - 280, 282.1, 282.2 и 360 ”  –‘ <1>. -------------------------------- <1> Ѕородин —. ¬.,  лебанов Ћ. –. —овершенствование ”головного кодекса –оссийской ‘едерации как условие укреплени€ национальной безопасности –оссии // ”головное право –оссии: проблемы и перспективы. ћ., 2004. —. 50.

”чет всех вышеизложенных предложений приводит к выводу о необходимости дальнейшего совершенствовани€ норм, регулирующих уголовную ответственность за террористические пос€гательства с целью устранени€ некоторых противоречий и пробелов. ѕо нашему мнению, это исследование могло бы иметь своим результатом интеграцию всех этих норм в отдельной главе в рамках раздела IX ”  –‘ "ѕреступлени€ против общественной безопасности и общественного пор€дка".

Ќазвание документа пїњ