Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России»

Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России»

Название Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России»
страница 15/28
Дата конвертации 27.01.2013
Размер 4.27 Mb.
Тип Учебно-методический комплекс

1     11   12   13   14   15   16   17   18     28

Государство против Standard Oil

В 1860-е годы американская нефтяная отрасль состояла из множества сравнительно мелких независимых компаний, занимавшихся добычей нефти, ее переработкой, транспортировкой и распределением, причем уровень добычи и цены определялись свободной игрой рыночных факторов. Подъем компании Standard Oil начался в 1867-м, когда в штате Огайо несколько нефтеперерабатывающих компаний образовали товарищество(Рокфеллер, Эндрюс и Флэглер). Через три года оно было преобразовано в компанию Standard Oil of Ohio, капитализация которой достигла 1 млн долларов. Рокфеллер и его партнеры сконцентрировали свои усилия на завоевании монопольного положения в нефтеперерабатывающем бизнесе. Для достижения этой цели они разработали несколько примечательных стратегий и решений.

В 1867 году, когда эта компания появилась, она контролировала не более 10 проц. нефтеперерабатывающего бизнеса, но через 10 лет под ее контролем находилось уже около90 процентов. Главным инструментом контроля была транспортировка, которая позднее сама стала объектом монополизации. Когда общественная борьба против политики железнодорожных компаний заставила федеральное правительство принять соответствующие нормативные акты и запретить ценовую дискриминацию, Standard Oil переключилась на строительство недавно изобретенных нефтепроводов, соединявших нефтяные промыслы, нефтеперерабатывающие заводы и распределительную инфраструктуру. Создание системы нефтепроводов обеспечило Standard Oil полную монополию на этот самый дешевый способ транспортировки нефти, ценовой контроль над производителями сырой нефти, мощный рычаг воздействия на железнодорожные компании, которые опасались прокладки нефтепроводов параллельно железным дорогам, а также господство над потребителем, у которого не было выбора. Владея всеми нефтепроводами (кроме одного), Standard Oil поставляла 86 проц. осветительного масла, более 80 проц. керосина и 87 проц. экспортной нефти. Кроме того, она владела некоторым количеством нефтяных скважин, однако добыча нефти из них никогда не превышала одной шестой от общего объема ее производства На раннем этапе своей деятельности компания Standard Oil сталкивалась с эпизодическим, но яростным сопротивлением как со стороны независимых компаний, так и со стороны судов штатов и федеральных комиссий. Однако она умело отражала атаки в судах или изобретала новые организационные формы, чтобы избежать судебного преследования, и оставалась неуязвимой для властей штатов и федерального правительства, административные возможности которых были ограниченными.

С организационной точки зрения Standard Oil представляла собой объединение компаний. В некоторых из них Рокфеллер и его ближайшие компаньоны имели блокирующий или контрольный пакет акций, а в других компаниях акционеры передали свою долю акций в управление девяти доверенным лицам, в том числе Рокфеллеру. Этим изобретением воспользовались и многие другие тресты, так как оно позволяло скрыть реальную степень концентрации и, таким образом, отклонить обвинения в монополистическом сговоре. Масштаб операций, совершенных Standard Oil и другими трестами, был поистине общенациональным и в недалеком будущем обещал стать глобальным, выходящим далеко за рамки обусловленных географическими граница-ми полномочий правительств отдельных штатов. Но по иронии судьбы первый чувствительный удар по Standard Oil был нанесен именно благодаря географически ограниченному характеру законов отдельных штатов. В ходе избирательной кампании 1889-го в штате Огайо местный генеральный прокурор, который добивался своего переизбрания, выяснил, что компания нарушила законы штата о деятельности корпораций. Нарушение состояло в том, что управление компанией было поручено доверенным лицам, которые не проживали постоянно на территории Огайо (их штаб-квартира находилась в Нью-Йорке).По его рекомендации Верховный суд штата начал расследование и в 1892-м вынес решение о роспуске Standard Oil. Та обратилась за отсрочкой для завершения дел и получила ее, но на самом деле компания проигнорировала судебное решение и продолжала работать еще пять лет — до появления угрозы еще одного судебного преследования. Когда такая угроза приняла реальные очертания, руководство Standard Oil просто сожгло бухгалтерские книги, отчеты и другие документы, в которых могли быть обнаружены свидетельства монополистической деятельности. В конце концов судебное дело было прекращено.

Начатая в 1883 году реформа государственных служб принесла к началу 1900-хожидаемый результат: сформировалась прослойка государственных чиновников, для которых выполнение служебных обязанностей было важнее их партийной принадлежности. Прогрессивные журналисты публиковали материалы о многочисленных разоблачениях, связанных с коррупцией и махинациями монополий, и в обществе сформировалось устойчивое негативное отношение к трестам. Были готовы и некоторые законодательные инструменты для обуздания трестов, прежде всего закон Шермана. Отсутствовала лишь политическая воля. В 1901 году, после убийства президента Маккинли (третье убийство президента США в «позолоченном веке»), Теодор Рузвельт, занимавший должность губернатора штата Нью-Йорк, а затем вице-президента США, стал главой государства. В своих мемуарах Рузвельт писал: «Когда я стал президентом… вопрос о том, достаточно ли у государства власти, чтобы контролировать [межштатные корпорации], стоял исключительно остро. Бесполезно было обсуждать методы контроля большого бизнеса со стороны национального правительства, пока окончательно не решен вопрос, обладает ли национальное правительство достаточными полномочиями для такого контроля»Эра борьбы с трестами началась в феврале1902 года с открытием производства по делу компании Northern Securities — холдинга, состоявшего из пяти крупных железных дорог, которым совместно управляли Гарриман, Хилл и Морган. Главной причиной возбуждения этого дела было стремление утвердить верховенство федерального правительства над корпорациями. Когда «дело Northern Securities» набрало обороты, Морган посетил Белый дом, чтобы попытаться «договориться» с властью, однако президент настоял на официальном рассмотрении дела. После встречи с Морганом Рузвельт заметил:«Он просто не мог воспринимать меня иначе как сильного конкурента, который стремится разрушить весь его бизнес и которого можно склонить к тому, чтобы отказаться оттаких намерений».

В 1904-м Верховный суд вынес решение о роспуске Northern Securities. Был создан первый прецедент успешного применения закона Шермана, и популярность Рузвельта резко возросла. Открылся путь к созданию системы регулирования деятельности железнодорожных компаний. В 1906 году Бюро по делам корпораций (Bureau of Corporations), незадолго до того учрежденное по инициативе президента Рузвельта, начало расследование деятельности компании Standard Oil. К тому времени власть и популярность Рузвельта возросли в результате его убедительной победы на выборах в 1904-м и вследствие большого количества успешных дел против трестов. Общественное мнение после ряда журнальных статей было решительно настроено против Standard Oil. Магнаты жаловались, что их превратили в «козлов отпущения» и сделали объектом нападок и гонений со стороны правительства. К лету 1907-го федеральное правительство вело несколько судебных процессов против Standard Oil и ее дочерних предприятий, а еще несколько дел было инициировано прокурорами штатов. Иск, поданный в федеральный окружной суд штата Миссури, в котором содержалось требование распустить Standard Oil на основании закона Шермана, оказался в конечном счете роковым. В 1911 году Standard Oil была разделена на 38 независимых компаний, акционерный капитал был поделен между акционерами, а руководство было реорганизовано с целью децентрализации управления. В результате возникли Exxon, Shevron, Texaco, Mobil и другие крупные нефтяные компании. Разрушение компании Standard Oil не принесло положительных экономических результатов. Наоборот, оно содействовало дальнейшему обогащению собственников и нанесло вред потребителям. Этот факт является одним из главных аргументов в споре о том, было ли «дело Standard Oil» прежде всего политическим.

В своей публичной речи в 1912 году Рузвельт задался вопросом о том, каков фактический результат атаки на Standard Oil, и ответил на него так: «Все компании всё равно находятся под единым контролем… Акции подорожали более чем на100 проц. […] В то же время цены на нефть для потребителя стремительно выросли» .Ныне признано, что с экономической точки зрения разделение этой корпорации было бессмысленным, а может быть, и вредным, но тогда центральная власть упорно проводила свою политику, а общественность искренне ее поддерживала. Систематическое наступление на крупнейшие корпорации стало возможным в рамках новых политических реалий, обусловленных усилением президентской власти за счет Конгресса, так как Рузвельт принял меры по созданию сильной администрации и действовал независимо от партийной политики, взяв на себя роль национального лидера и опираясь в своих действиях на широкую поддержку общества. С другой стороны, сама политика ликвидации трестов стала частью государственного строительства. Государство утверждалось не просто как набор организаций, а как совокупный результат действий и практик, которые и конституировали государство в качестве органа, служащего источником этих действий и практик; они же позволяли создавать и поддерживать институциональные границы, тем самым обеспечивая существование государства как отдельной, самостоятельной организации. В этом смысле ликвидация трестов была не только решающим испытанием на дееспособность государства, но и средством его становления и институционализации. В результате государство получило такую власть, которая позволяла выполнять регулирующие функции, то есть вводить в национальном масштабе ограничения на коммерческую деятельность и добиваться их соблюдения.

Ранний капитализм в России

Широкая ваучерная приватизация, стремительно проведенная в 1992—1994 годах, превратила большинство руководителей и работников бывших государственных предприятий в их законных владельцев. Наибольшую выгоду из нее извлекли те, кто имел привилегированный доступ к приватизации ключевых промышленных активов, то есть партийно-хозяйственный корпус бывшего СССР. Так как формальные правила и процедуры приватизации были разработаны ad hoc и оценка стоимости фондов не проводилась, распродажа многих предприятий новым собственникам стала делом личного обмена между теми, кто располагал наличными деньгами, и теми, кто присвоил себе право продавать. Многие из тех, кто имел наличные деньги, вышли из комсомольских структур, и к началу приватизации эти люди обслуживали финансовые потоки государственных предприятий, превращая безналичные рубли в наличные для своей собственной выгоды и в интересах директоров предприятий, а также занимались обменом валюты и импортом потребительских товаров. Они же были и учредителями первых банков. Олигархами в большинстве случаев стали люди, которые сумели заработать много наличных денег на первом этапе приватизации.

В 1994-м банк «Менатеп» (во главе которого стояли Михаил Ходорковский и Платон Лебедев) приватизировал предприятие «Апатит» по одной из типичных приватизационных схем, когда предприятие отдавалось в обмен на наличные деньги (включая, возможно, и неформальные платежи) и обещания инвестиций, которые засчитывались как платеж, но которые никто не собирался осуществлять. Введение частной собственности не сопровождалось разработкой законов и созданием государственных институтов, которые бы определяли и защищали право собственности. Система арбитражных судов не работала, а у правоохранителей не было ни опыта, ни стимулов защищать частную собственность и обеспечивать соблюдение прав собственников. В отсутствие законодательного обеспечения развитие рынков сопровождалось появлением многочисленных регулирующих механизмов, которые зачастую носили локальный характер или действовали в рамках прежних социальных сетей — профессиональных (директора, партия и комсомол, военные и КГБ, выпускники определенных вузов и т. д.), этнических, криминальных, дружеских и т. п.

Там, где подобные механизмы не работали, представители нового бизнеса руководствовались неким суррогатом обычного права, которое в немалой степени строилось на понятиях, сложившихся в криминальном мире. В условиях фактического коллапса государственной власти, в том числе системы правосудия и правоохранительных органов, большие сегменты возникавших рынков контролировались частными силовыми структурами 28. В то время когда промышленные предприятия, пораженные дефицитом наличности и разрывом экономических связей, боролись за выживание, громадные состояния наживались на экспортно-импортных операциях, управлении денежными потоками, включая манипуляции со средствами государственного бюджета, и других посреднических операциях. Большая доля частного сектора работала в тени, платя неформальные «налоги» частным силовым структурам или государственным чиновникам. При отсутствии единого налогового кодекса налоговые органы использовали свои полномочия произвольно. И, наконец, региональные власти, фактически получив суверенитет на своих территориях, закрывали «экономические границы», прекращали выплаты в федеральный бюджет и разрабатывали собственные региональные конституции.

Государство не могло проводить какую-либо внятную политику или осуществлять регулирующие функции как из-за отсутствия денег, так и из-за неспособности исполнительной власти влиять на социальные группы и обстановку на формально подвластных ей территориях. Кремль не управлял даже в Москве, потому что столица фактически находилась под контролем политической машины главы города Юрия Лужкова. Деятельность президента и федерального правительства все больше сводилась к распределению квот и концессий, разрешений и освобождений от налогов и пошлин (в основном в отношении импорта и экспорта), которые обменивались на частную ренту для государственных чиновников; кроме этого, правительство занималось добыванием крупных кредитов МВФ и Всемирного банка, с тем чтобы удержать страну и ее экономику от окончательного развала. Итак, к середине 1990-х годов абсолютно все было готово для раннекапиталистической модели развития. Моральная и институциональная деградация в сочетании с неадекватностью законов и самоустранением государства создали благоприятные условия для появления сильных игроков и получения высоких прибылей при помощи хищнических и агрессивных способов обогащения. Организованная сила и политические связи стали ключевым фактором первичного накопления капитала, а концентрация все больших богатств в руках небольшой группы людей позволяла им оказывать влияние в масштабах всей страны.

В России формирование условий для развития раннего капитализма отличалось от США, поскольку постсоветская Россия унаследовала от СССР высокоиндустриализированную экономику и гигантский государственный аппарат, чего в США не было. Но к середине 1990-х в результате институциональной деградации это наследие перестало оказывать сколько-нибудь заметное структурное воздействие. В 1997 году сильные акторы объединились в соперничающие политико-экономические группировки, каждая из которых состояла из владельцев крупных активов в сфере финансов, промышленности или СМИ и их союзников из числа чиновников в центральном правительстве или глав региональных администраций. После того как были распределены властные ресурсы и в условиях практически полного отсутствия институциональных (моральных, законодательных и бюрократических) ограничений появились сильные игроки, их взаимодействие неизбежно приняло формы анархической конкуренции.

Олигархи

Период с 1995 по 1997 год стал новым этапом экономического и политического усиления небольшой группы частных собственников. С целью наполнения государственного бюджета и создания фонда для ведения предвыборной кампании Ельцина в 1996-м были разработаны залоговые аукционы. Замысел состоял в следующем: 29 крупных государственных промышленных предприятий передавались частным банкам в обмен на займы, которые никто не собирался возвращать. В итоге избранные банки, связанные с представителями высшей власти, получили важнейшие активы по ценам, составлявшим малую долю их реальной рыночной стоимости (в их числе были «ЮКОС»и «Сибнефть»). Когда Ельцин был переизбран, банкиры, финансировавшие его избирательную кампанию, потребовали для себя постов в правительстве и новых возможностей приватизации. 29 октября 1996 года Борис Березовский дал газете Financial Times известное интервью: «Мы наняли Анатолия Чубайса. Мы вложили огромные суммы денег в избирательную кампанию. Мы обеспечили победу Ельцина на выборах. Сейчас мы имеем право претендовать на посты в правительстве и воспользоваться плодами нашей победы». При этом он назвал банкиров, которые контролировали половину российской экономики: Смоленского, Ходорковского, Гусинского, Потанина, Виноградова, Фридмана и — себя самого.

Первая когорта российских олигархов состояла из нескольких человек, которые контролировали — в разных комбинациях —крупные банки, предприятия и СМИ. Никто из первого поколения магнатов не принимал участия в создании добавленной стоимости. Источником их богатства и влияния стал контроль над финансовыми и информационными потоками. Их имущественные права и дальнейшая экспансия зависели только от политического влияния, которое они или покупали, или получали в обмен на предоставление политикам информационных услуг, обеспечивавшихся принадлежавшими им СМИ. В то же время они ревниво следили друг за другом и вели борьбу за политическое влияние и активы в добывающей промышленности и в сфере коммуникаций (например, «войны» за «Норильский никель» и «Связьинвест» в 1997-м). Финансовый кризис 1998 года разрушил банковский бизнес олигархов, а также тех групп, которые были тесно с ним связаны, таких, как «СБС-Агро» и «Инкомбанк». Выжили те бизнес-группы, основные активы которых находились в промышленной, а не в финансовой сфере («Газпром», «Интеррос-ОНЕКСИМ»,«ЮКОС», «ЛУКОЙЛ»). В это же время сформировались новые финансово-промышленные группы: «Сибал», «Альфа», МДМ.

1     11   12   13   14   15   16   17   18     28


Похожие:

Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс по дисциплине История железнодорожного
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс по дисциплине История новейшего времени
Учебно-методический комплекс по «Новейшему времени (часть I)» составлен в соответствии с требованиями Государственного образовательного…
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс дисциплины Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Д история русской музыки [Текст]: Учебно-методический комплекс дисциплины / Сост.: Н. В
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс по дисциплине «Конституционное право России и зарубежных стран»
Конституционное право России: Учебно-методический комплекс по специальности 030501 – Юриспруденция / спб.: Санкт-Петербургский университет…
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс (syllabus) по дисциплине «Имперская политика России на территории Степного края в XVIII начале XX вв.» для специальности: 050114 История(3 курс)
Учебно- методический комплекс по дисциплине «Имперская политика России на территории Степного края в XVIII – начале XX вв.» для студентов…
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс по курсу «правоохранительные органы россии»
Учебно-методический комплекс по курсу «Правоохранительные органы России» / Автор-составитель Н. А. Голубев. – Нижний Новгород, нгу,…
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс по дисциплине «Государственность и экономика стран снг»
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс по специальности: 030602. 65 (350400) Связи с общественностью Санкт-Петербург
Отечественная журналистика ХХ века: Учебно-методический комплекс./Авт сост. А. А. Шелаева – спб.: Ивэсэп, 2006
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс дисциплины экономическая и социальная география россии для студентов факультета журналистики
Учебно-методический комплекс дисциплины «Экономическая и социальная география России». – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2008. – 21…
Учебно-методический комплекс по направлению «Новейшая политическая история России» icon Учебно-методический комплекс «Анатомия и физиология центральной нервной системы» для студентов дневного отделения пи юфу, обучающихся по специальности 050700 «Психология»
Учебно- методический комплекс утвержден на заседании кафедры анатомии и физиологии детей и подростков



Интересно:   Конституция Российской Федерации от 25. 12. 1993, с изменениями от 09. 01. 1996, 10. 02. 1996, 09. 06. 2001

Related posts

Leave a Comment