В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М

В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М

Название В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М
страница 6/119
Дата конвертации 31.01.2013
Размер 12.62 Mb.
Тип Документы

1   2   3   4   5   6   7   8   9     119

Зная всё это, обвинение в заявленном ходатайстве вновь заведомо ложно ссылается на якобы наличие оснований, предусмотренных ст. 97 УПК РФ, маскируя такой ссылкой свою истинную цель. По обоснованному мнению защиты, эта цель состоит в искусственном и незаконном создании максимально суровых условий тюремного режима, который ни Ходорковскому, ни Лебедеву судом определен не был.
Ранее следствие и прокуроры для подтверждения своих домыслов обращались к помощи специальных служб, обладающих правом заниматься оперативно-розыскной деятельностью. На этот раз прокурор Лахтин удостоил суд лишь ссылкой на собственные неоднократные упоминания в судебном заседании о неких сообщениях неназванного органа дознания, оценённых кем-то, тоже неназванным, как доказательства (с. 8 протокола СЗ). Действительно, для фальсификации так называемых доказательств в этой части привлекались и подразделения Федеральной Службы безопасности РФ, и подразделение МВД РФ под названием ДРО (Департамент режимных объектов). В этой связи напоминаем суду, что при рассмотрении одного из предыдущих аналогичных ходатайств в ноябре 2009 года защита представила суду полученные по запросам адвокатов Дятлева Д.М. и Ривкина К.Е. ответы МВД РФ, ФСБ РФ, Службы внешней разведки (СВР) РФ, ФСИН РФ, а также руководителей следственных изоляторов, в которых содержатся наши подзащитные. Ни одна из указанных организаций не подтвердила наличие сведений о каких — либо противоправных намерениях Ходорковского и Лебедева. При этом не вызывает ни малейших сомнений, что все эти компетентные органы, как вместе, так и по отдельности, исчерпывающе полно контролируют ситуацию в отношении наших подзащитных, что имеет существенное значение для оценки ситуации.

Поэтому представляемые стороной обвинения суду доводы о намерениях наших подзащитных скрыться или противодействовать правосудию являются откровенной ложью, не говоря уже о том, что, как было сказано выше, в соответствии с ныне действующим законодательством эти доводы, даже в случае их безусловной доказанности, не могли были бы быть приняты судом во внимание при разрешении настоящего ходатайства.

Не менее лицемерной является и ссылка в ходатайстве на не представленные участникам судебного разбирательства “данные, регулярно получаемые из медицинской части следственного изолятора” о том, что “состояние здоровья подсудимых не исключает содержания их под стражей” (с. 3, 10 протокола). Достоверность таких “данных” не выдерживает никакой критики. Во-первых, вероятно подразумеваемая здесь справка о возможности участия подсудимых в судебном заседании (которую привозит конвой, а вовсе не получает прокурор), отнюдь не является тем документом, за который его недобросовестно пытается выдать обвинитель. Никакие другие медицинские документы в судебном заседании также никогда не исследовались и даже не упоминались. Во-вторых, достаточно вспомнить всё увеличивающиеся и получающие всё более широкий общественный резонанс случаи смерти и тяжелых заболеваний следственно арестованных, причём именно по делам о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности: Сергея Магнитского, Веры Трифоновой, Бориса Левина, последовавших несмотря на то, что врачи СИЗО регулярно выдавали справки о вполне удовлетворительном состоянии их здоровья и отсутствии препятствий для нахождения в следственном изоляторе. К этому следует добавить опубликованные 22 января 2010 года на сайте Генеральной прокуратуры РФ результаты проверки обстоятельств гибели в другом московском СИЗО подсудимого А.Максимова. Констатировав, что ведомственный контроль не обеспечивает соблюдение прав на охрану жизни и здоровья граждан и безопасных условий содержания, Генеральная прокуратура РФ делает и более общий, весьма красноречивый, вывод (цитата): “ФСИН РФ не обеспечивает исполнение требований закона в части оказания своевременной медицинской помощи заключенным”. Аналогичную тревогу высказал и первый заместитель Генерального прокурора РФ, Председатель Следственного комитета при прокуратуре РФ А.И. Бастрыкин, своим распоряжением от 4 мая 2010г. обязавший следователей незамедлительно реагировать и тщательно проверять любую информацию об ухудшении состояния здоровья следственно – арестованных, а саму меру пресечения в виде ареста избирать лишь в тех случаях, когда никакими другими мерами обойтись нельзя. Об этом распоряжении сообщалось, в частности, не далее как вчера — 12 мая 2010г., радиостанцией «Эхо Москвы» со ссылкой на руководителя пресс-службы СК Маркина. При указанных обстоятельствах ссылка прокурора Лахтина на только одному ему известные медицинские данные тюремного ведомства иначе как цинизмом назвать нельзя.

  1. Незаконность содержания под стражей Ходорковского М.Б. и Лебедева П.Л. в настоящее время.

В уже упоминавшемся Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 29 октября 2009 г. N 22 четко разъяснено: «Судебное решение об оставлении без изменения ранее избранной меры пресечения, принятое в таком порядке, должно содержать указание на конечный срок содержания обвиняемого под стражей». Как уже неоднократно указывалось защитой, это не было сделано Хамовническим судом при вынесении постановления от 17 марта 2009 года, которым раннее избранная мера пресечения была оставлена без изменения.

Таким образом, Верховный Суд РФ подтвердил позицию защиты Ходорковского и Лебедева о том, что они содержались под стражей незаконно: с 18 марта 2009 года Ходорковский и с 3 апреля 2009 года — Лебедев. Здесь, вопреки мнению прокурора Лахтина, имело место нарушение как статьи 22 Конституции РФ, так и статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку судом не было вынесено соответствующего закону судебного решения, обосновывающего дальнейшее содержание под стражей Ходорковского и Лебедева.

Данное нарушение имеет место и в настоящее время, так как постановлениями от 14 августа 2009, 12 ноября 2009 и 12 февраля 2010г. года был продлен срок содержания под стражей, который раннее в соответствии с законом установлен не был.

Кроме того, в вышеуказанном Постановлении Пленума указано: «По делам в отношении нескольких лиц в постановлении о назначении уголовного дела к слушанию необходимо привести мотивы принятого решения о сохранении или об отмене меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении каждого подсудимого». Этого также не было сделано Хамовническим судом ни при вынесении Постановления от 17 марта 2009 года, ни при вынесении Постановлений от 14 августа, 12 ноября 2009 и 12 февраля 2010 года.

  1. Несостоятельность доводов, изложенных в ходатайстве государственных обвинителей.

Как уже было сказано выше, ныне действующая редакция ст. 108 УПК РФ вообще не допускает заключение под стражу обвиняемых в совершении преступлений, предусмотренных ст.ст. 160, 174, 174.1 УК РФ, если отсутствует хотя бы одно из четырёх обстоятельств, предусмотренных ч. 1 данной статьи: не установлена личность обвиняемого, он не имеет места жительства в РФ, нарушил иную меру пресечения или скрывался. Поскольку ни одного из этих обстоятельств по настоящему делу не имеется, приведение прокурорами и рассмотрение судом любых других доводов не имеет смысла, поскольку не меняет ситуацию невозможности применения к обвиняемым меры пресечения в виде заключения под стражу и продления его срока. Тем не менее, поскольку прокурорами данное требование закона проигнорировано, а судом, несмотря на это очевидное обстоятельство, заявленное ходатайство принято к рассмотрению и поставлено на обсуждение, считаем необходимым высказаться и по поводу остальных утверждений, приведённых прокурором Лахтиным в ходатайстве от 12 мая 2010г.

В обоснование своих лжедоводов представители государственного обвинения вновь под видом конкретных фактических обстоятельств указали ложные сведения клеветнического характера, а также привели аргументы, вообще не имеющие никакого отношения к рассматриваемому вопросу. При этом представленные обвинением так называемые “доказательства” не только не подтверждают, а более того — опровергают позицию, изложенную стороной обвинения, равно как и само предъявленное М.Б. Ходорковскому и П.Л.Лебедеву обвинение.

3.1.В качестве основополагающего прокурорами из раза в раз приводится довод о том, что «подсудимые обвиняются в совершении преступлений, относящихся к категории тяжких и особо тяжких».

Европейский Суд по правам человека в своих решениях неоднократно указывал, что: «… тяжесть предъявленного обвинения не может сама по себе служить оправданием длительного срока содержания под стражей (например, Постановление Европейского суда по делу "Илийков против Болгарии").

В решении по делу «Gusev v. Russia» Европейский Суд пошел дальше и предостерег от учета этого обстоятельства по следующим причинам: «российские суды при принятии решений о заключении заявителя под стражу и продлении срока содержания под стражей не рассматривали конкретные факты дела, лишь полагались на тяжесть обвинения. Это основание является недостаточным с точки зрения Суда для того, чтобы содержать заявителя под стражей, тем более что в российской системе тяжесть обвинения определяется прокуратурой и не контролируется судом вплоть до вынесения приговора по делу, что дает обвинению практически неограниченные возможности предопределять судебные решения о содержании обвиняемых под стражей в нарушение ст. 5(3) Конвенции» (см. Жалоба № 67542/01; Решение от 15.05.2008).

Настоящее дело, рассматриваемое Хамовническим судом, является ярчайшим образцом именно такого злоупотребления следственно-прокурорской властью своими полномочиями при формулировании и предъявлении обвинения в тяжких преступлениях в отсутствие каких бы то ни было законных оснований для этого.

3.2. Как требует в указанном выше Постановлении Пленум Верховного Суда РФ, “Для решения вопроса о возможности применения меры пресечения в виде заключения под стражу подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое уголовный закон предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет, суду надлежит в каждом конкретном случае проверять обоснованность подозрения в причастности лица к совершенному преступлению. При этом следует иметь в виду, что обоснованное подозрение предполагает наличие достаточных данных о том, что соответствующее лицо могло совершить это преступление…».

Касаясь существа выдвинутых по данному делу обвинений, защита прежде всего напоминает суду, что ещё в ноябре 2008 года истёк срок давности по эпизоду так называемого хищения акций дочерних предприятий ОАО «ВНК». Однако, вопреки предписаниям закона, прокуроры не отказались от этой части обвинения, и поэтому уже более года суд вынужден вызывать и заслушивать свидетелей, исследовать письменные доказательства по эпизоду, полностью потерявшему свою уголовно – правовую значимость. Мало того, что истечение сроков привлечения к уголовной ответственности исключает возможность применения каких-либо мер пресечения, так еще и демонстративное и безнаказанное затягивание прокурорами судебного следствия регулярно почему-то ставится в вину стороне защиты, а наши подзащитные в наказание за прокурорскую волокиту должны всё дольше и дольше незаконно находиться в тюрьме.

Вместе с тем, это обвинение не выдерживает ни малейшей критики и независимо от истечения срока давности.

Так, в деле имеются бесспорные доказательства того, что обмен акций ОАО «Ачинский НПЗ», ОАО «Новосибирское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», ОАО «Томскнефтепродукт», ОАО «Хакаснефтепродукт», ОАО «Томскнефтегеофизика» и ОАО «Томскнефть» ВНК на акции ОАО «НК «ЮКОС» преследовал правомерную цель – защитить акции, принадлежавшие ОАО «ВНК», от обращения взыскания в связи с неоднократными попытками незаконного наложения ареста на них по недобросовестному иску иностранной фирмы «Биркенхольц», преследовавшей неправомерную цель, и изначально носил временный характер. После исчезновения угрозы обращения взыскания на акции, они были возвращены в ОАО «ВНК».

В материалах дела находится документ с грифом «конфиденциально», носящий название «Выведение ОАО «Томскнефть» из-под контроля М. Ходорковского» (т. 22 л.д. 145-168), который уже был подробно прокомментирован М.Б.Ходорковским в своих показаниях.

При рассмотрении предыдущего аналогичного ходатайства защитой представлен суду ряд вступивших в законную силу судебных решений, из которых видно, что дело по спору между фирмой «Биркенхольц» и ОАО «ВНК» длилось почти 3 года, рассматривалось различными судебными инстанциями, включая Президиум ВАС РФ. Только 26.02.2001 Арбитражный суд г. Москвы вынес решение о полном отказе в удовлетворении заявленных рейдерами требований. Другими судебными решениями, также представленными суду, была установлена незаконность наложения ареста на акции в интересах рейдеров и прекращено по реабилитирующему основанию уголовное преследование руководителя компании — реестродержателя.

Таким образом, многочисленными вступившими в законную силу актами установлены как ничтожность самого договора, на котором основывались претензии фирмы «Биркенхольц» и необоснованность этих претензий, так и тот факт, что длительность судебного разбирательства и, соответственно, продолжительность периода защиты акций, были обусловлены недобросовестным поведением фирмы «Биркенхольц».

В настоящих возражениях защита дополнительно обращает внимание суда на факт рассмотрения 19.04.2000 на заседании Совета директоров ОАО «ВНК» ситуации по сделкам с акциями дочерних компаний и утверждения заявления в адрес правоохранительных органов, проводивших расследование данного уголовного дела, о котором давал показания подсудимый Ходорковский М.Б.

Так, на данном заседании Советом директоров ОАО «ВНК» было констатировано, что:

при совершении сделок с акциями ОАО «Томскнефть» ВНК в обмен было получено эквивалентное имущество,

условия заключенных договоров таковы, что позволяют ОАО «ВНК» после устранения угрозы незаконного отчуждения акций ОАО «Томскнефть» осуществить их обратный выкуп,

в мае 1999 года состоялся Совет директоров ОАО «ВНК», на котором, в частности, рассматривался вопрос о сделках с акциями ОАО «Томскнефть», причем входящие в состав Совета директоров представители государства не голосовали против одобрения условия совершения сделок,

сделки с акциями позволили обеспечить защиту имущества ОАО «ВНК», в том числе для его акционеров, одним из которых является государство, от незаконного посягательства,

ОАО «ВНК» было вынуждено защищать принадлежащее ему имущество. Одной из форм явилось удержание акций от возврата ОАО «ВНК» до окончания судебного разбирательства по иску Компании «Биркенхольц»,

в случае возврата акций могла возникнуть реальная угроза отчуждения акций ОАО «Томскнефть» в пользу третьего лица, такой возврат мог бы нанести реальный ущерб ОАО «ВНК», а также его акционерам, в том числе государству.

ОАО «ВНК» постоянно информировало Мингосимущество о ситуации с акциями ОАО «Томскнефть» ВНК и о причинах, по которым акции временно нецелесообразно возвращать на ОАО «ВНК»,

у ОАО «ВНК» и ее акционеров отсутствовал ущерб, связанный с временным обменом акций (приложения №№ 1, 2).

Что же касается сфальсифицированного обвинения наших подзащитных в хищении всей нефти, добытой дочерними предприятиями ОАО «НК «ЮКОС» в период с 1998 по 2003 год, то здесь прежде всего необходимо отметить следующее.

Ненадлежащим образом сформулированное обвинение означает его отсутствие. При отсутствии обвинения, соответствующего требованиям закона, лицо не может считаться надлежащим подсудимым и, следовательно, в отношении него не может применяться мера пресечения. Упреждая очередные разглагольствования о «преждевременности» оценки обвинения, подчеркнём: реагирование на отсутствие соответствующего требованиям закона обвинения путём принятия процессуальных решений, в т.ч. связанных с применением меры пресечения, возможно, более того — обязательно на любом этапе судопроизводства.

1   2   3   4   5   6   7   8   9     119


Похожие:

В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Т. Г. Трышканова воспитатель старшей группы
Огромную роль в этом призван сыграть родной русский язык, богатство и многообразие которого отражено в русских народных сказках….
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon 09 февраля 2011 года г. Москва
Лефортовской межрайонной прокуратуры г. Москвы Головко И. Е., защитника подсудимого адвоката мгка (ак №9) Герасимова О. Д., подсудимого…
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon 0124 h I c o r a p I d o V a c 7 9 1
Портативный аспирационный аппарат с производительностью 16л/мин и создаваемым вакуумом 850мбар может использоваться как в амбулаторных,…
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Наследственность или воспитание: откуда берутся трудные дети?
Что отражено в этих пословицах: народная мудрость или стереотип, мешающий понять истинные причины и многообразие факторов, определяющих…
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Урок математики в 3 классе по умк «Начальная школа xxi»
Работа в парах. Прочесть высказывание Евклида о математике (с. 88 №338 в учебнике)
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Контрольная работа по теме «Мир в начале нового времени»
Закончите высказывание кардинала Ришелье. И гугеноты, и католики были в моих глазах одинаково …
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon На местный референдум могут быть вынесены вопросы: а федерального значения
Кому принадлежит высказывание: «В чем смысл жизни? Служить другим и делать добро»?
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Урока литературы в 9 классе на тему Комедия «Свои люди – сочтёмся!»
Учить грамотно строить монологическое высказывание, самостоятельно анализировать художественное произведение и его фрагменты
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Л. Н. Гринько, канд филол наук
Моностих, помимо существования в поэтическом формате, может представлять собой высказывание прикладного характера, а именно: рекламный…
В протоколе не полно отражено высказывание подсудимого Ходорковского М. Б. и не отражено высказывание защитника Шмидта Ю. М icon Урок Мартьянова Оксана Анатольевна 28. 09. 2012 Урок английского языка «Олимпийские игры»
Развивающая: развитие памяти, внимания и умения правильно оформить высказывание и выбрать главное в потоке информации



Интересно:   Борис Николаевич Ельцин Исповедь на заданную тему Журнал «Огонек» Москва 1990

Related posts

Leave a Comment