Мезолит волго-клязьминского междуречья

Мезолит волго-клязьминского междуречья

Название Мезолит волго-клязьминского междуречья
страница 2/3
Дата конвертации 02.02.2013
Размер 468.15 Kb.
Тип Автореферат

1   2   3

МЕЗОЛИТИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ

ВОЛГО-КЛЯЗЬМИНСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ

Источниками для написания работы послужили материалы 40 мезолитических памятников, известных на данный момент в Волго-Клязьминском междуречье. По современному административному делению они располагаются на территории Ивановской, а также части Тверской, Ярославской, Костромской, Московской, Владимирской и Нижегородской областей.

Следует отметить, что информативность этих памятников неодинакова. Некоторые раскопаны на значительной площади1, материалы и/или вмещающие их слои датированы методами естественных наук, коллекции количественно выразительные и содержат артефакты, позволяющие определить культурную принадлежность слоя. Другие исследовались лишь с помощью зачисток и шурфов, или раскопаны на незначительной площади; ряд памятников, несмотря на большие вскрытые площади и выразительные коллекции инвентаря, наглядно демонстрируют пример механического смешения разнокультурных или разновременных материалов; многие памятники не имеют естественнонаучных датировок, и т.д.

Исходя из вышесказанного, максимально информативные памятники могут рассматриваться в качестве «опорных», в то время как остальные используются для решения конкретных задач, в зависимости от их информационных возможностей. Например, культурный слой IIIа стоянки Становое 4 может иметь важное значение для решения вопросов хронологии иеневской культуры, типов наконечников и костяных изделий. Но, при этом, учитывая малочисленность коллекции и тот факт, что раскопана периферийная часть памятника, он непригоден для решения целого ряда других вопросов. Таким образом, одной из важнейших задач исследователя является максимальное извлечение информации из материалов каждого выявленного памятника.

К числу «опорных» в настоящее время можно отнести 9 памятников, 2 из которых отнесены к иеневской (Авсерьгово 2, Борок 2), а остальные к бутовской (Окаемово 5, Становое 4, Ивановское 3, 7, Сахтыш 14, Малая Ламна 3 и Утрех 3) культурам. С учетом того, что часть из этих памятников многослойные (Становое 4, к.с. IV; к.с. III, р. 2; к.с. III, р. 3; Ивановское 7, к.с. IV; к.с. III; к.с. IIа; Сахтыш 14, к.с. II; к.с. III; к.с. IV), общее количество остатков «опорных» поселений составляет 15 объектов.

В данной главе приводится подробная характеристика мезолитических памятников рассматриваемого региона. Все памятники приводятся в соответствии с их географическим расположением (с запада на восток).
§1. ПАМЯТНИКИ БУТОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ

1.1. Бассейн Волги

Прислон 1. Памятник расположен в Кимрском р-не Тверской обл., открыт О.Н. Бадером, в 1987 г. обследован М.Г. Жилиным. К мезолиту относится нижний культурный слой. Найдено 100 каменных изделий. Естественнонаучные датировки отсутствуют.

Нушполы 11. Памятник находится в Сергиево-Посадском р-не Московской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 90 кв. м. К мезолиту отнесены два нижних культурных слоя, датированные методами естественных наук. Оба культурных слоя дали 45 каменных изделий и 92 предмета из кости и рога.

Окаемово 5. Памятник находится в Талдомском р-не Московской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 58 кв. м. К мезолиту отнесен нижний слой, датированный методами естественных наук. Обнаружено 93 изделия из камня и 142 предмета из кости и рога.

Окаемово 18а. Памятник находится в Талдомском р-не Московской обл. М.Г. Жилиным исследовано 49 кв.м. Нижний культурный слой относится к мезолиту, датирован радиоуглеродным методом. В коллекции присутствует 33 изделия из камня и 26 предметов из кости и рога.

Окаемово 4. Памятник находится в Талдомском р-не Московской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 44 кв. м. Нижний культурный слой относится к мезолиту, датирован методами естественных наук. Найдено 22 изделия из камня и 12 костяных предметов.

Окаемово 29. Памятник находится в Талдомском р-не Московской обл. М.Г. Жилиным раскопано 113 кв. м. Найдено 71 изделие из камня. Естественнонаучные датировки отсутствуют.

Окаемово 30. Памятник располагается в Талдомском р-не Московской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 20 кв. м. Найдено 49 каменных изделий. Имеется палинологическая датировка.

Замостье 2. Памятник находится в Сергиево-Посадском р-не Московской обл. В.М. Лозовским вскрыто 230 кв. м. Два нижних слоя, относящиеся к мезолиту, имеют естественнонаучные датировки. Оба слоя дали около 1,5 тыс. изделий из камня и 1315 предметов из кости и рога.

Замостье 5. Памятник располагается в Сергиево-Посадском р-не Московской обл. Мезолитические слои В.В. Сидоровым и А.Н. Сорокиным вскрыты на площади от 6 до 34 кв. м. К бутовской культуре отнесены горизонты VI – VIII. Найдены каменные, костяные и роговые изделия (сведения о количестве отсутствуют).

Скнятино 1. Памятник находятся в Калязинском р-не Тверской обл. Изучался П.Н. Третьяковым, а впоследствии обследовался А.Л. Никитиным, Д.А.Крайновым, Л.В. Кольцовым и В.М. Воробьевым. В общей сложности вскрыто 20 кв. м, достоверные датировки отсутствуют. Найдено несколько каменных изделий.

Скнятино 2. Памятник находятся в Калязинском р-не Тверской обл. Изучался П.Н. Третьяковым, а позднее Д.А. Крайновым, Л.В. Кольцовым и В.М. Воробьевым. Раскопки не проводились, собран подъемный материал, представленный каменными изделиями.

Скнятино 3. Памятник находятся в Калязинском р-не Тверской обл. Исследовался П.Н. Третьяковым, а позднее А.Л. Никитиным, Д.А. Крайновым, Л.В. Кольцовым и В.М. Воробьевым. Вскрыто 120 кв. м. Достоверные датировки отсутствуют. Найдено 32 изделия из камня.

Варегово болото. Памятник располагался в Большесельском р-не Ярославской обл. Первые находки здесь собраны в 1969 г. А.В. Кузнецовым. В 1989 г. место обследовалось М.Г. Жилиным – установлено, что памятник разрушен торфоразработками. Найдено 41 изделие из камня.

Становое 1. Памятник находится в Комсомольском р-не Ивановской обл. М.Г. Жилиным раскопан 21 кв. м. К мезолиту отнесен нижний культурный слой, в котором найдено 61 изделие из камня и 23 предмета из кости и рога. Естественнонаучные датировки отсутствуют.

Становое 4. Памятник находится в Комсомольском р-не Ивановской обл. М.Г. Жилиным и В.А. Авериным вскрыто 579 кв. м. К бутовской культуре отнесены культурные слои III и IV. Стратиграфия и серия естественнонаучных датировок позволяет рассматривать культурный слой IV во всех раскопах как единый памятник, в то время как культурный слой III в раскопах 1 – 3 представляет собой разновременные поселения. Найдено 1293 изделия из камня и 650 предметов из кости и рога.

«У чугунного моста». Памятник находится в Комсомольском р-не Ивановской обл. Е.Л. Костылевой вскрыто 4 кв. м. Датировки отсутствуют. Найдено 44 изделия из камня.

Горшиха. Памятник находился в Балахнинском р-не Нижегородской обл. Материалы утрачены, но есть публикация Л. Савицкого из раскопок Б.С. Жукова, позволяющая отнести его к бутовской культуре. Найдены только каменные изделия.
1.2. Бассейн Клязьмы

Ивановское 3. Памятник находится в Переславском р-не Ярославской обл. Д.А. Крайновым и А.В. Уткиным вскрыто 350 кв. м. К мезолиту отнесен нижний культурный слой. Достоверные естественнонаучные датировки, вполне согласующиеся с материалом, получены лишь для раскопа 1981 г. Найдено 56 изделий из камня и 70 предметов из кости и рога.

Ивановское 7. Памятник находится в Переславском р-не Ярославской обл. Д.А. Крайновым и М.Г. Жилиным вскрыто 492 кв. м и выявлено 3 мезолитических культурных слоя, надежно датированных методами естественных наук. Из всех слоев получено 210 изделий из камня и 398 предметов из кости и рога.

Берендеево 3. Памятник находился в Переславском р-не Ярославской обл., разрушен торфоразработками. Л.В. Кольцовым вскрыто 29 кв. м. Имеются естественнонаучные датировки. Найдено 53 каменных изделия.

Берендеево 9. Памятник находился в Переславском р-не Ярославской обл., разрушен торфоразработками. А.С. Бакаевым собрана коллекция из 12 костяных предметов, типологически отнесенных к бутовской культуре.

Сахтыш 2а. Памятник расположен в Тейковском р-не Ивановской обл. На торфяниковой части стоянки М.Г. Жилиным и Е.Л. Костылевой вскрыто 32 кв. м и прослежены шлейфы двух мезолитических слоев, которые на суходоле не отделяются от неолита. Получены естественнонаучные датировки. Из обоих слоев происходит 13 изделий из камня и 29 предметов из кости и рога.

Сахтыш 9. Памятник находится в Тейковском р-не Ивановской обл. Д.А. Крайновым раскопано 124 кв. м. В 1996 г. М.Г. Жилиным вскрыто еще 20 кв. м. – общая вскрытая площадь составила 144 кв. м. Исследования 1996 г. показали, что памятник имеет 2 культурных слоя, а Д.А. Крайновым был прослежен лишь верхний слой. По данным палинологического анализа и геологического заключения материал переоткладывался на месте. Всего найдено 86 изделий из камня и 20 костяных предметов.

Сахтыш 14. Памятник находится в Тейковском р-не Ивановской обл. М.Г. Жилиным и В.А. Авериным вскрыто 318 кв. м. К мезолиту отнесены 4 культурных слоя, надежно датированные методами естественных наук. Из всех слоев происходит 270 изделий из камня и 218 предметов из кости и рога.

Малая Ламна 3. Памятник находится в Южском р-не Ивановской обл. Д.А. Крайновым вскрыто 148 кв. м. Слой датирован радиоуглеродным методом. Найдено 427 изделий из камня.

Мордовское 1. Памятник располагается в Южском р-не Ивановской обл. В разные годы обследовался М.П. Зиминой, Л.В. Кольцовым и К.И. Комаровым. Раскапывался Е.М. Молодцовой. Материалы раскопок утрачены, но есть публикация Л.В. Кольцова, на основании которой памятник отнесен к бутовской культуре. Естественнонаучные датировки отсутствуют.

Чернецкое 8. Памятник находится в Александровском р-не Владимирской обл. М.Г. Жилиным раскопан 51 кв.м. Естественнонаучные датировки отсутствуют. Обнаружено 458 изделий из камня и 53 предмета из кости и рога.

Утрех 3. Памятник находится в Дзержинском р-не Нижегородской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 94 кв. м. Имеется палинологическая датировка. Найдено 221 изделие из камня.

Утрех 5. Памятник находится в Дзержинском р-не Нижегородской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 20 кв. м, находки (116 пластин и отщепов) встречены в одном скоплении на площади 3,5 кв. м. Имеется палинологическая датировка. Памятник представляет собой кратковременную охотничью стоянку.

Боровское 3. Памятник находится в Балахнинском р-не Нижегородской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 43 кв. м, к мезолиту отнесен нижний культурный слой. Имеется палинологическая датировка. Найдено 197 каменных изделий.

Боровское 18. Памятник находится в Балахнинском р-не Нижегородской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 80 кв. м, к мезолиту отнесен нижний культурный слой. Имеется палинологическая датировка. Найдено 271 изделие из камня.
§2. ПАМЯТНИКИ ИЕНЕВСКОЙ КУЛЬТУРЫ

2.1. Бассейн Волги
Титово 1. Памятник расположен в Кимрском р-не Тверской обл. Л.В. Кольцовым вскрыто 120 кв. м. Слой нарушен распашкой. Имеется палинологическая дата, но соотнести ее с определенным вещевым комплексом невозможно, поскольку памятник заселялся неоднократно.

Авсерьгово 2. Памятник находится в Калязинском р-не Тверской обл. Л.В. Кольцовым вскрыто 95 кв. м. К мезолиту отнесен нижний культурный слой, датированный методами естественных наук. Найдено 81 изделие из камня.

Борок 2. Памятник находится в Мышкинском р-не Ярославской обл. М.Г. Жилиным вскрыто 96 кв. м. Получены радиоуглеродные даты. Найдено 105 каменных изделий.

Богоявление. Памятник располагался в Угличском р-не Ярославской обл., в настоящее время уничтожен полигоном для грузовых автомобилей, существовавшим на его месте. Раскапывался Д.А. Крайновым. Естественнонаучные датировки отсутствуют.

Коприно. Памятник находится в Рыбинском р-не Ярославской обл. Л.В. Кольцовым, вскрыто 280 кв. м, найдено 27 изделий из камня. Датировка памятника спорная.

Дикариха. Памятник располагается в Переславском р-не Ярославской обл. А.Л. Никитиным вскрыто 1010 кв. м. Изделия, отнесенные к иеневской культуре, выделены на основе типологического анализа коллекции. Естественнонаучные датировки отсутствуют.

Становое 4. Памятник находится в Комсомольском р-не Ивановской обл. К иеневской культуре отнесен слой IIIa, прослеженный лишь в западной части раскопа 3 и в раскопе 4. Слой датирован методами естественных наук. Найдено 12 изделий из камня и 10 предметов из кости и рога (включая заготовки и обломки).

Сельцо 3. Памятник располагается в Костромском р-не Костромской обл. Л.В. Кольцовым и М.Г. Жилиным вскрыто около 200 кв. м. Датировки отсутствуют. Получена выразительная коллекция изделий из камня.
2.2. Бассейн Клязьмы

Еловка 2. Памятник находится в Александровском р-не Владимирской обл. М.Г. Жилиным и А.Е. Кравцовым вскрыто 15 кв. м. Есть палинологическая датировка. Найдено 74 каменных изделия.
§3. ПАМЯТНИКИ РЕССЕТИНСКОЙ КУЛЬТУРЫ

Замостье 5. Памятник располагается в Сергиево-Посадском р-не Московской обл. К рессетинской культуре отнесены материалы IX горизонта. Найдены каменные и костяные изделия. Датировка является спорной.

Минино 2. Стоянка и могильник. Располагается в Сергиево-Посадском р-не Московской обл. А.Н. Сорокиным вскрыто 87 кв. м. Найдены изделия из камня и кости.

Оба вышеназванных памятника относятся к бассейну Волги. В изучаемом регионе это единственные стоянки, где рессетинские (?) материалы залегают «in situ».
§4. ПАМЯТНИКИ НЕОПРЕДЕЛЕННОЙ

КУЛЬТУРНО-ХРОНОЛОГИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ
В рассматриваемом регионе известен также ряд памятников, определить культурно-хронологическую принадлежность которых в настоящее время не представляется возможным. На основании типологического анализа, стратиграфического залегания находок и отсутствия керамики они разными исследователями предположительно были отнесены к мезолиту. Материалы не опубликованы, известны лишь по отчетам и археологическим картам. В работе приводится их перечень по месту расположения.
ГЛАВА 4

БУТОВСКАЯ КУЛЬТУРА В ВОЛГО-КЛЯЗЬМИНСКОМ МЕЖДУРЕЧЬЕ

§ 1. ХРОНОЛОГИЯ КУЛЬТУРЫ

Самым ранним памятником бутовской культуры в Волго-Клязьминском междуречье является нижний (IV) культурный слой стоянки Становое 4, прослеженный в раскопах 2–4. Палинологический анализ относит его к концу позднего дриаса. Даты образцов из основания слоя ила и сапропеля показывают время затопления стоянки. Начало этой трансгрессии в раскопе 2 датировано 10300±70 (ГИН-10112 I) лет назад. Таким образом, IV слой Станового 4 датируется концом позднего дриаса, несколько ранее 10300 лет назад.

Более поздние датировки дал нижний (IV) культурный слой стоянки Ивановское 7. По пыльце он относится к первой половине пребореала. Серия радиоуглеродных дат позволяет определить возраст данного слоя в интервале 9700 – 9600 лет назад.

Следующим в хронологическом ряду памятником является нижний (IV) культурный слой стоянки Сахтыш 14. Данные радиоуглеродного датирования показывают, что наиболее вероятным временем существования стоянки является интервал 9550 – 9320 лет назад.

Последней третью пребореала палинологический анализ датирует III культурный слой в раскопе 3 поселения Станового 4. По данным радиоуглеродного датирования поселение функционировало в интервале 9300 – 8900 лет назад.

К концу пребореального времени (9200 – 9000 лет назад) палинологический анализ относит верхний культурный слой стоянки Сахтыш 9.

Далее в хронологической шкале помещается III культурный слой стоянки Сахтыш 14. Радиоуглеродные даты позволяют определить время его существования в интервале 9010 – 8800 лет назад.

Приблизительно этим же временем датируется культурный слой стоянки Малая Ламна 3. По углю из кострища, прослеженного в раскопе 1, получена радиоуглеродная дата 8800±90 (ЛЕ – 2610) лет назад.

В первую треть бореала (8800 – 8600 лет назад) палинологический анализ помещает нижний (IV) культурный слой стоянки Нушполы 11. Радиоуглеродная дата из этого слоя – 854060 (ГИН-6653) лет назад.

К первой половине бореала по пыльце отнесен культурный слой III в раскопе 2 стоянки Становое 4. Существование поселения, судя по данным радиоуглеродного датирования, происходило в интервале 8700 – 8500 лет назад.

Первой половиной бореала датируются отложения сапропеля, вмещающие шлейф III культурного слоя стоянки Ивановское 7. По данным радиоуглеродного датирования, наиболее вероятные хронологические рамки этого слоя 8700 – 8500 лет назад.

Ко второй половине бореала относится культурный слой II стоянки Сахтыш 14. Радиоуглеродные даты позволяют поместить его в интервал 8310 – 8240 лет назад.

Ко второй половине бореального периода палинологический анализ также относит целый ряд памятников, не имеющих радиоуглеродных датировок – III культурный слой (раскоп 1) стоянки Становое 4, стоянки Утрех 3 и 5, Боровское 3, 18.

Концом бореала палинологический анализ определяет время формирования культурного слоя IIIб стоянки Сахтыш 2а, что хорошо согласуется с радиоуглеродной датой – 806050 (ГИН – 10862) лет назад.

С концом бореального периода, судя по результатам палинологического анализа, связан нижний мезолитический слой стоянки Замостье 2. Радиоуглеродным методом он датирован в интервале 7900 – 7800 лет назад.

Поздним бореалом палинологически датирован нижний культурный слой стоянки Окаемово 5. Радиоуглеродные даты позволяют поместить его в интервал 7900 – 7700 лет назад.

К рубежу бореала – началу атлантика палинологический анализ относит стоянку Берендеево 3, что хорошо сочетается с радиоуглеродной датой – 7770100 (ЛЕ-1556) лет назад. Подстилающий материковый торф имеет дату 8800100 (ГИН-266) лет назад.

Началом атлантического периода датируется мезолитический культурный слой стоянки Ивановское 3 (раскоп 1981 г.). Полученные радиоуглеродные даты этого слоя укладываются в промежуток 7480 – 7310 лет назад.

К началу атлантика, по результатам спорово-пыльцевого анализа, относится верхний мезолитический слой стоянки Замостье 2. Он имеет радиоуглеродные даты в интервале 7400 – 7300 лет назад.

Радиоуглеродную датировку 7490±50 (ГИН-6204) лет назад имеет культурный слой стоянки Окаемово 4.

В начало атлантического периода палинологический анализ помещает и культурный слой IIа стояки Ивановское 7. По данным радиоуглеродного датирования, время функционирования стоянки можно поместить в интервал 7530 – 7320 лет назад.

К ранней фазе атлантического периода спорово-пыльцевой метод относит слой IIIа стоянки Сахтыш 2а. Радиоуглеродная дата 739040 (ГИН-10860) лет назад, по всей видимости, также отражает время бытования стоянки.

Близкая радиоуглеродная дата получена для III культурного слоя стоянки Нушполы 11 – 7310±40 (ГИН-6657) лет назад. Спорово-пыльцевой анализ помещает этот культурный слой в начало атлантического периода.

Стоянка Окаемово 18а получила 2 радиоуглеродные даты – 742050 (ГИН – 6656а) и 706050 (ГИН – 6656) лет назад.

Самым поздним мезолитическим памятником в рассматриваемом регионе является культурный слой Iб стоянки Сахтыш 14. Он имеет радиоуглеродную дату 7220±40 (ГИН 11599) лет назад.

Приведенная хронологическая колонка доказывает, что бутовская культура на территории Волго-Клязьминского междуречья непрерывно существовала в течение всей мезолитической эпохи, начиная с конца позднего дриаса и вплоть до начала атлантического периода. Единственной лакуной в хронологии является период от 10300 до 9700/9600 лет назад, что, возможно, объясняется отсутствием естественнонаучных датировок на ряде памятников.

Таким образом, нижней хронологической границей существования бутовской культуры в рассматриваемом регионе можно считать время чуть ранее 10300 лет назад, а верхней – около 7000 лет назад.
§ 2. АНАЛИЗ ИНВЕНТАРЯ КУЛЬТУРЫ В РЕГИОНЕ

Анализ источников показывает, что внутри изучаемого региона отчетливо выделяются две группы памятников рассматриваемой культуры, каждая из которых, наряду со сходствами, имеет отличительные черты. Отметим, что в основе выделения этих групп лежит не только географический фактор, но и типологический анализ инвентаря.

Первая группа, условно называемая нами «западная», представлена памятниками Дубненского торфяника и рядом стоянок на Волге и Клязьме – Прислон 1, Варегово болото, Скнятино 1 – 3, Чернецкое 8.

Вторая группа, условно названная нами «восточной», представлена памятниками Ивановского, Сахтышского и Подозерского торфяников, а также стоянками Утрех 3, 5, Боровское 3, 18. Различия между этими группами наблюдаются в каменном инвентаре.

Для восточной группы памятников характерно следующее. Технология первичной обработки камня направлена в большей степени на получение отщепа, который является основной заготовкой для изготовления орудий, и в меньшей степени – пластин, что напрямую связано с местной сырьевой базой, в качестве которой выступает валунный и галечный кремень, зачастую крайне низкого качества. Кремень в этой части региона встречается лишь в моренных или аллювиальных отложениях, в виде мелкой гальки. Большие куски кремня практически не встречаются, а крупных желваков нет вообще. Качество этого кремня крайне низкое – из такого сырья практически невозможно получить крупные пластины правильной огранки. С другой стороны, обилие подобного сырья позволяло его не экономить. Этим, на наш взгляд, объясняется большое количество отходов производства на стоянках, а также использование отщепов для изготовления различных орудий, в частности скребков. Из местного кремня изготавливались микропластинки и небольшие узкие пластинки, шириной не более 10 мм. Более крупные пластины крайне редки, подавляющая их часть изготовлена из приносного высококачественного сырья и, при этом, большинство этих пластин представлено фрагментами. Наряду с кремнем широко использовались другие породы камня, в том числе кварц, песчаник, кварцит, сланец и др. Преобладающим типом нуклеуса является аморфный многоплощадочный от отщепов. Обращает на себя внимание большое количество нуклевидных кусков. Судя по всему, получение заготовки производилось при помощи жесткого (каменного) и мягкого отбойника или посредника. Подобные артефакты в большом количестве встречаются в культурных слоях памятников. Существенно реже встречаются конические, призматические и торцевые нуклеусы, предназначенные для получения микропластин при помощи отжимной техники. Иные типы нуклеусов не представляют столь выразительных серий.

Для вторичной обработки характерны все типы ретуши – крутая, полукрутая, пологая, зубчатая. Сравнительно редкими являются ретушированные микропластины, подавляющая часть вкладышей (в том числе сохранившихся в оправах костяных изделий) не ретуширована. Широкое распространение получает шлифовка камня. Эта техника применялась, главным образом, при изготовлении рубящих орудий из сланца, известняка и других «мягких» пород камня в изобилии встречающего в моренных отложениях. Наряду со шлифовкой применялась оббивка, реже использовалась техника пикетажа. Эти технологические приемы использовались при работе с кремнем.

Среди орудий преобладают скребки. Наиболее часто встречающийся тип скребка – аморфный на отщепе. Вторым типом, уступающим лишь аморфному, является концевой. Среди концевых скребков также преобладают изделия на отщепах. Реже встречаются подокруглые, боковые и концевые-боковые типы. Другие типы скребков не представляют выразительных серий. Сравнительно редко встречаются микроскребки, на ряде памятников они вовсе отсутствуют.

Резцы по количеству уступают лишь скребкам, притом, что количественный разрыв между ними очень велик. На большинстве памятников бутовской культуры в восточной части Волго-Клязьминского междуречья резцы не представляют выразительных серий. Наиболее часто встречающимся типом является резец на сломе заготовки с узкой кромкой. Другие типы резцов достаточно редки.

Отмечается большое количество рубящих орудий (топоры, тесла и др.). Их преобладание над многими другими категориями орудий является выразительной специфической чертой рассматриваемой группы памятников региона. Наиболее часто встречаются подтрапециевидные и подпрямоугольные изделия, значительно реже – овальные и подтреугольные. Количество оббитых и шлифованных изделий примерно равное (если не учитывать сколы с рубящих орудий, среди которых доминируют шлифованные экземпляры). Единственным экземпляром представлен топор с намеченным перехватом, обнаруженный на стоянке Ивановское 3.

Среди микропластин с обработкой преобладают изделия с мельчайшей ретушью края. Далее идут экземпляры с приостренным и затупленным краем. Остальные типы единичны.

Небольшими сериями представлены ножи с регулярной ретушью края. Большая часть изделий изготовлена на отщепах.

Обращает на себя внимание большое количество комбинированных орудий, особенно на стоянке Становое 4, где морена, подстилающая культурные слои, состоит из мелкой кремневой гальки крайне низкого качества. Преобладающим типом является скребок-скобель. Меньшим количеством представлены типы скребок-резец и скребок-нож. Другие типы единичны. Большая часть изготовлена на отщепах и осколках. Отмечается сильная сработанность изделий, многие из которых неоднократно переоформлялись.

Еще одной весьма специфической чертой восточной группы памятников является незначительное число кремневых наконечников стрел. На ряде торфяниковых памятников, несмотря на значительную вскрытую площадь, они не встречены. При этом на тех же стоянках выразительными сериями представлены костяные наконечники различных типов.

Для каменного инвентаря памятников западной группы характерны несколько иные черты. Технология первичной обработки камня направлена на получение пластин и отщепов, получаемых с заготовок, как из местного, так и из приносного кремня. Высококачественный кремень встречается чаще, нежели в памятниках «восточной» группы. В западной части рассматриваемого региона в моренных и аллювиальных отложениях содержится большое количество разнообразного по качеству кремня в виде крупных желваков (или даже валунов и кусков кремня) до 40 – 50 см в поперечнике. Обеспеченность кремнем хорошего и среднего качества высокая. Это позволяло получать как более крупные пластины правильной огранки и отщепы, так и изготавливать различные крупные орудия техникой оббивки. В частности, техника оббивки позволяла изготовить рубящее орудие значительно быстрее, нежели шлифовка, а кроме того, требовала меньше усилий. Отмечается более высокая роль пластины в качестве заготовки для изготовления орудий. Среди нуклеусов преобладают подконические, клиновидные и торцевые одноплощадочные, аморфные ядрища встречаются значительно реже, нежели в памятниках восточной группы. Изучение нуклеусов и пластин показывает, что получение заготовок производилось путем отжима и скалывания, как при помощи посредника, так и без него.

Для вторичной обработки также характерны все типы ретуши – крутая, полукрутая, пологая, зубчатая.

Из орудий преобладают скребки. Наиболее часто встречающийся тип скребка – концевой, аморфные скребки встречаются значительно реже, чем в восточной группе. Преобладают изделия на отщепах, хотя орудия на пластинах нередки. Другие типы скребков встречаются реже. Гораздо чаще, чем на памятниках «восточной группы» присутствуют микроскребки.

Среди резцов наиболее часто встречающимся типом являются изделия на сломе заготовки с узкой кромкой. Сериями представлены срединные и комбинированные изделия. В количественном отношении резцы уступают лишь скребкам.

Среди микропластин с обработкой преобладают изделия с приостренным и затупленным краем. Встречаются также микропластинки с поперечно-ретушированным концом, с затупленным краем и концом, с двусторонней ретушью края.

Комбинированных орудий мало, наиболее часто встречаются резцы в сочетании со скребками.

Рубящих орудий меньше, практически все изделия сделаны из кремня и обработаны с помощью оббивки. Шлифовка встречается крайне редко, что, исходя из вышесказанного, на наш взгляд, является следствием достаточной обеспеченности кремневым сырьем хорошего качества.

Еще одной отличительной чертой западной группы памятников Волго-Клязьминского междуречья является значительное количество кремневых наконечников стрел. Здесь они встречены практически во всех культурных слоях памятников, даже при незначительной раскопанной площади.

На наш взгляд, приведенные выше различия в каменном инвентаре западной и восточной групп бутовской культуры в Волго-Клязьминском междуречье свидетельствуют о различных способах адаптации населения к окружающим условиям. Каменная индустрия западной группы показывает меньшую изменчивость на протяжении всей мезолитической эпохи, поскольку наличие большого количества качественного сырья (кремня) не вызывало необходимости изменять технологию. Что касается восточной группы, то здесь очевиден постепенный процесс приспособления к новым условиям существования, новой сырьевой базе. Так, если на наиболее ранних памятниках приносной кремень встречается еще достаточно часто, то в более поздних он появляется все реже, а затем и полностью исчезает, что свидетельствует об окончательном переходе на местную сырьевую базу.

Наряду с приведенными различиями, каменный инвентарь западной и восточной групп на качественном уровне показывает и значительное сходство, что указывает на их единую культурную принадлежность.

В отличие от каменного, костяной инвентарь не зависит от источников сырья. Как в западной, так и в восточной группе основным объектом охоты был лось, именно его кости и рога использовались для изготовления орудий. Возможно, именно этим объясняется сходство костяной индустрии.

Приведенные данные свидетельствуют, что развитие западной и восточной групп бутовского населения в Волго-Клязьминском междуречье шло по-разному. Территория региона была заселена представителями бутовской культуры в раннем мезолите (в конце дриаса – первой половине пребореала). В это время освоены крупнейшие озерные котловины в центральной части региона – Подозерская, Ивановская и Сахтышская. Анализ каменного инвентаря позволяет говорить о том, что именно здесь начинает формироваться относительно обособленный восточный вариант бутовской культуры. В то же время, население, жившее в западной части региона, сохраняло устойчивые связи с бутовским населением Верхнего Поволжья и Поочья. Так, стоянка Прислон 1 по составу каменного инвентаря имеет больше сходства с такими памятниками, как Бутово, Заборовье 2, Соболево 5, расположенными в Тверском Поволжье. А стоянки Чернецкое 8 и Окаемово 5 имеют аналогии со стоянкой Черная 1 в Мещере. Типологически им близка и стоянка Малая Ламна 3, расположенная в бассейне р. Лух. Важно подчеркнуть, что географически эта стоянка ближе к памятникам восточной группы, однако, ее инвентарь имеет больше аналогий со стоянками западной группы. Точно так же стоянка Нушполы 11 (культурный слой IV), несмотря на свое географическое расположение, по составу инвентаря ближе к памятникам восточной группы, хотя ее материалы и несколько отличаются от последней. Возможно, это является результатом активного перемещения бутовского населения, а также свидетельствует о наличии периодических контактов между относительно обособленными группами.

Постепенно различия между западной и восточной группами населения увеличиваются, о чем свидетельствуют материалы бореальных памятников. Население восточной группы активно приспосабливается к местному сырью, что приводит к серьезным изменениям в каменной индустрии, в то время как индустрия западной группы сохраняет больше черт предшествующего периода.

В атлантическое время, на наш взгляд, прослеживается некоторая унификация инвентаря стоянок западной и восточной групп бутовского населения. Верхний мезолитический слой (IIа) стоянки Ивановское 7, как по камню, так и по кости, находит аналогии со стоянками Окаемово 4 и 18, Замостье 2, Озерки 5, т.е. с памятниками, расположенными в западной части Волго-Клязьминского междуречья и за его пределами. Возможно, это происходит в результате усиления контактов между различными группами бутовского населения, однако данных для однозначного ответа на этот вопрос в настоящее время недостаточно.

§ 3. ПЕРИОДИЗАЦИЯ КУЛЬТУРЫ

Анализ инвентаря бутовской культуры позволяет наметить периоды в ее развитии. Прежде всего, следует отметить, что резких изменений в каменном и костяном инвентаре в рассматриваемом нами регионе не наблюдается. В то же время, памятники пребореального периода отличаются от бореальных, которые, в свою очередь, разнятся с атлантическими. В связи с этим представляется целесообразным выделить три этапа в развитии бутовской культуры.

Ранний период представлен памятниками конца дриаса и пребореального периода. Основные элементы бутовской культуры, как в каменной, так и в костяной индустрии, есть уже в IV культурном слое стоянки Становое 4.

Инвентарь ранних стоянок, расположенных в восточной части Волго-Клязьминского междуречья, показывает, что население бутовской культуры быстро адаптировалось к изменившимся условиям существования. В каменной индустрии происходит освоение местного низкокачественного сырья, основной заготовкой для изготовления орудий становится отщеп. С этим связано появление большого количества многоплощадочных аморфных нуклеусов и нуклевидных кусков на стоянках. Представлены комбинированные, переоформленные орудия, что также указывает на нехватку качественного сырья. Начинается активное использование некремневых пород камня. Широкое распространение получают аморфные скребки и резцы на сломе заготовки, чаще всего отщепа. Однако на ранних памятниках еще нередко встречаются изделия из качественного приносного кремня, что свидетельствует о неполном переключении на местное сырье. Активно применяется техника отжима микропластин, которые используются в качестве вкладышей в составных орудиях. При этом подавляющее большинство вкладышей не имеет вторичной обработки, об их использовании свидетельствует лишь выкрошенность краев, такая же, как и у вкладышей, сохранившихся в оправах костяных изделий. Встречаются вкладыши с приостренными или притупленными краями и концами. Осваивается шлифовка камня, сериями представлены рубящие орудия. Присутствуют единичные наконечники стрел на пластинах.

Развивается и совершенствуется технология изготовления изделий из кости и рога. Все большее распространение получают составные орудия, главным образом вкладышевые наконечники стрел и рубящие инструменты. Появляются новые типы орудий. Так, в связи с развитием рыболовства в это время появляются рыболовные крючки, зубчатые острия и гарпуны, вместе с которыми встречаются грузила и поплавки для сетей. Происходит дальнейшая дифференциация деревообрабатывающих орудий (возникают стамески (орудия без желобка) и желобчатые долота), что непосредственно связано с жизнью в лесных условиях. В хозяйственной деятельности широко используются орудия из нижних челюстей бобра.

Ко второму этапу относятся памятники бореального времени. Их материалы показывают дальнейшую эволюцию культуры. В рассматриваемое время еще четче прослеживаются местные особенности в каменном инвентаре. Особенно это характерно для памятников «восточной» группы. Так, изделия из приносного кремня встречаются значительно реже, в то время как местное сырье (в том числе некремневые породы) широко используется. Продолжает увеличиваться количество аморфных нуклеусов и нуклевидных кусков, комбинированных и переоформленных орудий, еще больше повышается роль отщепа в качестве заготовки для изготовления орудий, исчезают карандашевидные нуклеусы. Отмечается сравнительно небольшое количество ретушированных вкладышей, хотя их становится больше, по сравнению с предшествующим периодом. Следует отметить немногочисленность кремневых наконечников стрел, достаточно высокую долю рубящих орудий в составе инвентаря, причем с преобладанием шлифованных экземпляров из сланца или опоки. Обращает на себя внимание и существенное преобладание скребков над всеми другими типами орудий на большинстве памятников. Среди резцов абсолютно доминируют экземпляры на сломе заготовки. В бореальное время в материалах памятников бутовской культуры появляются такие типы орудий, как скребла, срединные резцы, вкладыши с затупленным концом, острия, подтреугольные топоры и тесла, долотовидные орудия. В это время в материалах отдельных памятников встречаются единичные трапеции.

В первой половине бореала продолжает совершенствоваться костяная индустрия, не случайно это время рассматривается как период расцвета костяных и роговых орудий. Набор изделий из кости и рога становится более разнообразным, увеличивается количество типов и вариантов изделий, что особенно хорошо прослеживается в охотничьем вооружении. В это время население бутовской культуры осваивает все известные технологические приемы обработки кости и рога, многие из которых становятся стандартными. Обращает на себя внимание совершенство обработки изделий, многие из которых орнаментируются. Во второй половине бореального периода в костяной индустрии наблюдается продолжение существующих традиций, однако отмечается отсутствие новых приемов обработки кости и рога и исчезновение некоторых типов орудий и связанных с ними технологий.

К третьему этапу относятся памятники начала атлантического периода. В каменной индустрии наблюдаются некоторые изменения, отмечаются тенденции к ее примитивизации. Ряд типов каменных изделий исчезает, притом, что новые не появляются. Так, на стоянках атлантического периода в Волго-Клязьминском междуречье не встречаются скребла, резцы с ретушированной площадкой, трапеции, многие типы острий и вкладышей.

Те же самые тенденции проявляются и в костяной индустрии. Наблюдается небрежность в обработке орудий и предметов вооружения, что уже отмечалось ранее исследователями. Многие типы изделий исчезают. Однако в это время встречаются и новые типы изделий, в частности, асимметричный наконечник стрелы с двумя зубцами у острия.
§ 4. ФОРМИРОВАНИЕ КУЛЬТУРЫ

Во второй половине 1970-х гг. Л.В. Кольцовым была высказана точка зрения о сложении бутовской культуры. В разные годы она модифицировалась, но суть оставалась неизменной. Так, Л.В. Кольцов связывает бутовскую культуру со свидерской общностью, распавшейся в первой половине VIII тыс. до н.э. До недавнего времени такого же мнения придерживался М.Г. Жилин.

Совершенно иных взглядов на происхождении бутовской культуры придерживается А.Н. Сорокин. Генетически он связывает ее с выделенной им рессетинской культурной общностью.

Приведенные выше данные по хронологии бутовской культуры показали, что временем ее сложения является эпоха позднего дриаса. Материалы IV культурного слоя стоянки Станового 4 свидетельствуют в пользу того, что уже около 10300 лет назад культура была в основных чертах сформировавшейся. Этот факт позволяет говорить о том, что наиболее ранние памятники бутовской культуры сосуществовали со свидерскими, начиная с конца дриаса 3. Каменная индустрия IV культурного слоя Станового 4 и свидерской культуры резко различается как по технике расщепления кремня и вторичной обработки орудий, так и по орудийному набору.

Не подтверждается и точка зрения А.Н. Сорокина относительно происхождения бутовской культуры на основе рессетинской. Так, исследователь пишет о финальнопалеолитическом возрасте горизонта IX стоянки Замостье 5, основываясь на стратиграфических наблюдениях, но данные радиоуглеродного анализа этого не подтверждают. По мнению автора раскопок, даты омоложены и нуждаются в проверке.

Другие даты, имеющиеся для рессетинской культуры, также свидетельствуют не в пользу ее палеолитического возраста.

Большой интерес представляют данные, полученные в 2003 – 2005 гг. М.Г. Жилиным, в результате изучения материалов финальнопалеолитической стоянки Золоторучье 1 в Ярославском Поволжье. Они позволили ему предположить возникновение бутовской культуры на базе местного палеолита, так называемой золоторучьинской традиции.

На наш взгляд, все существующие точки зрения нуждаются в дополнительной проверке и в настоящее время еще недостаточно данных для однозначного ответа на вопрос о сложении бутовской культуры.
§ 5. ФИНАЛ КУЛЬТУРЫ

Проблема финала бутовской культуры, по мнению Л.В. Кольцова и М.Г. Жилина, прямо связана с происхождением ранненеолитической верхневолжской культуры. Близость материалов бутовской и верхневолжской культур отмечалась и Е.Л. Костылевой.

Иной точки зрения придерживается А.Н. Сорокин, полагающий, что в настоящее время недостаточно данных для решения этого вопроса. Исходя из того, что хронологические рамки бутовской культуры А.Н. Сорокиным определяются в интервале 9500 – 8500 лет назад, вопрос о формировании верхневолжской культуры на основе бутовской снимается сам собой.

Однако материалы надежно стратифицированных многослойных торфяниковых поселений Волго-Клязьминского междуречья позволяют согласиться с точкой зрения Л.В. Кольцова и М.Г. Жилина о происхождении верхневолжской культуры на основе бутовской. Обращает на себя внимание не только типологическое сходство каменного и костяного инвентаря названных культур, но и особенности их стратиграфического залегания, когда слой верхневолжской культуры перекрывает финальномезолитический. В частности, это наглядно демонстрируют материалы стоянок Окаемово 18, Окаемово 5, Сахтыш 2а, Ивановское 3,7. В пользу культурной преемственности свидетельствуют и данные радиоуглеродного датирования.

За пределами изучаемого региона подобная ситуация прослежена на памятниках Озерецкого торфяника Озерки 5 и 17.

Схожесть каменного и костяного инвентаря, надежные естественнонаучные датировки и стратиграфическое расположение финальномезолитических и ранненеолитических культурных слоев на ряде опорных памятников свидетельствует в пользу того, что бутовская и верхневолжская культуры являются родственными. Косвенно это подтверждается и тем, что бутовская культура была единственной из всех мезолитических общностей Волго-Клязьминского междуречья, «дожившей» до начала неолита.
Общие выводы по главе:

1. Бутовская культура является единственной, существовавшей в рассматриваемом регионе в течение всей мезолитической эпохи.

2. Сложение культуры происходит в конце позднего дриаса, возможно, на основе местного палеолита.

3. В результате адаптации бутовского населения к местным условиям, прежде всего, сырьевой базе, меняется технология расщепления кремня и изготовления орудий, в результате чего, каменный инвентарь памятников восточной части Волго-Клязьминского междуречья отличается от стоянок той же культуры, расположенных в Тверском Поволжье и на Оке.

4. В рассматриваемом регионе выявлен ряд многослойных поселений, позволяющих проследить развитие культуры во времени. Эти поселения существовали в границах крупных озерных котловин, в пределах которых, по-видимому, жили относительно замкнутые группы населения. Три озерные котловины были заселены еще в раннем мезолите (Подозерский, Ивановский и Сахтышский торфяники) и здесь существование бутовского населения продолжалось вплоть до раннего неолита.

5. Изучение поселений, локализованных в рамках этих озерных котловин, показало наличие не только сходств, но и различий в материальной культуре населения, которые стали результатом приспособления к конкретным окружающим условиям. Имеющиеся данные позволяют нам говорить о существовании в Волго-Клязьминском междуречье своеобразного восточного «локального варианта» бутовской культуры.

6. В развитии бутовской культуры в Волго-Клязьминском междуречье представляется целесообразным выделять три этапа — ранний, средний и поздний, каждый из которых условно соответствует периодам голоцена.

7. Бутовская культура в начале атлантического периода (около 7000 лет назад) дает начало ранненеолитической верхневолжской культуре.

1   2   3


Похожие:

Мезолит волго-клязьминского междуречья icon А. А. Иванов Начиная с 70-х годов в степях Нижнего Подонья и Волго-Донского междуречья выявлена достаточно представительная серия кочевнических подкурганных захоронений последней четверти VII-IX вв., известных в литературе как «курганы с ровиками»
О комплексе вооружения кочевников хазарского времени Нижнего Дона и Волго-Донского междуречья
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Тихоходки (Tardigrada) Окско-Волжского междуречья
Тинокодки (Tardigrada) Окско-Волжского междуречья [Электронный ресурс]: Дис канд. 5иол наук : 03. 0 16. М.: Ргб, 2 00 3 (Из фондов…
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Оглавление
Топография и стратиграфия мезолитических памятников Доно-Волжского междуречья
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Федеральный арбитражный суд волго-вятского округа постановление арбитражного суда кассационной инстанции
Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Федеральный арбитражный суд волго-вятского округа постановление арбитражного суда кассационной инстанции
Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Федеральный арбитражный суд волго-вятского округа постановление арбитражного суда кассационной инстанции
Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Федеральный арбитражный суд волго-вятского округа постановление арбитражного суда кассационной инстанции
Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Федеральный арбитражный суд волго вятского округа постановление кассационной инстанции по проверке законности и обоснованности решений (определений, постановлений) арбитражных судов, вступивших в законную силу
Федеральный арбитражный суд Волго Вятского округа в составе: председательствующего
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Геоэкологические условия водоснабжения населения юга сибирского региона
Охватывает большую часть Обь-Томского междуречья и правобережья р. Томи
Мезолит волго-клязьминского междуречья icon Федеральный арбитражный суд волго-вятского округа постановление арбитражного суда кассационной инстанции
Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа в составе: председательствующего



Интересно:   Европейские конвенции

Related posts