Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис»

Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис»

Название Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис»
страница 43/46
Дата конвертации 29.01.2013
Размер 4.71 Mb.
Тип Книга

1     38   39   40   41   42   43   44   45   46

в то же время это такое невероятное удовольствие встречать подруг из

прошлого, вспоминать с ними старые истории. Так приходит, пусть на миг,

ощущение собственной юности, когда тебя любила публика, обожали поклонники,

когда для тебя был открыт весь мир… Теперь ты мир воспринимаешь совсем уже

не так, как в молодые годы, а как человек, проживший большую часть жизни и

понимающий, какими потрясающими и какими безвозвратными оказались те уже

далекие моменты молодости.

V. МУЖ И ДОЧЬ

КАТЯ

Оказавшиь в Англии, я наконец-то смогла заняться своей семьей, а самое

главное — дочерью. К моменту нашего отъезда Катя уже несколько лет как

играла в теннис и у нее очень хорошо все в спорте складывалось. Я еще до

всяческих планов на отъезд думала, что необходимо создать ребенку такие

условия, которые позволили бы ей формироваться в классного игрока, а я в ней

его видела. Когда говорят "заняться семьей" — это обычно означает, что в

семье есть проблемы. Но между нами никакого разлада не наблюдалось. Просто

на протяжении многих лет я возилась с чужими детьми, я отвечала за их

воспитание, их кормление, их становление. Пришло время большую часть времени

посвятить своему ребенку.

Надо сказать (и я это чувствую, и многие друзья мне говорят), что я уже

готова стать бабушкой, потому что у меня в моей женской жизни осталась

пропущенной очень важная страница. Той мамой, какой бывают обычные мамы, из

меня не получилось. Хорошо помню, как у нас на кухне принималось

судьбоносное решение, иначе говоря, Витя и моя мама сидели напротив меня, а

я им говорила: "Буду я тренером сборной СССР или не буду, вам решать". Они

друг на друга посмотрели, гордая моя мама и гордый мой муж, и решили, что

заслуженный мастер спорта обязательно должен стать заслуженным тренером

СССР. Они не видели других вариантов, потому что знали, теннис — это дело

моей жизни. Я сказала: "Вы хоть понимаете, с чем столкнетесь?" Но вот этого

они, мне кажется, тогда не понимали, они, похоже, думали, что теперь тот

теннис, который меня отбирал у них, — закончился, а начнется другой,

спокойный и солидный. Скрывать не стану, но до того дня, как я стала

тренером, жизнь у меня была малина. Утречком я шла на тренировку, нынешних

совершенно диких, изнурительных тренировок по пять-шесть часов тогда еще не

придумали. Я тренировалась всего два часа, хотя и очень прилично. Только в

ноябре-декабре и, может быть, еще в марте-апреле я тренировалась по два раза

в день или занималась дополнительно три раза в неделю физподготовкой.

Следовательно, во второй половине дня я, как правило, оказывалась дома.

Приходила, конечно, уставшая, выжатая как лимон — уж очень выкладывалась на

тренировке. Но все-таки во второй половине дня — свободна. К тому же раньше

не проводили столько соревнований, сколько сейчас.

Первое испытание, когда я стала тренером сборной Советского Союза, — ты

приходишь в контору и работаешь с девяти до шести. Это обязательно, в

Спорткомитете заслуженных мастеров спорта особенно проверяли. Человек я

совестливый, не могла нарушать дисциплину, опаздывать и уходить раньше

времени. На меня обрушилась организация невероятного количества сборов, а с

ними — еще большее количество проблем. Я сейчас вспоминаю свои ташкент-ские

сборы, где, в общем, мы, как сыр в масле каталась, но в один прекрасный

момент звонок: нет бензина! Девочки бегут до стадиона кросс, а мы, тренеры,

собираем их сумки и ракетки в такси и так отправляемся на корты. И я должна,

вместо того чтобы отрабатывать удар справа или удар слева, заниматься

"пробиванием" бензина. Наша жизнь заполнялась тем, что мы все время что-то

доставали и "пробивали". Бассейн — "пробить", автобус — "пробить", игру —

"пробить", еду — "пробить". И конечно же, все перечисленное в рамки с девяти

до шести никак не входило. А тут пошли поездки за рубеж, следовательно,

начались визы, которые отчего-то всегда выдавали в последний момент. За ними

— авиабилеты, главный советский дефицит тех лет. Но когда возникали у моих

теннисисток проблемы личного характера, двадцати четырех часов в сутки уже

не хватало. А я уже мама, и самое чудесное время, когда Катька агукала,

ползала, начинала ходить, мною было полностью пропущено. Возможно, какой-то

молодой маме попадет в руки эта книжка, и она скажет: что это такое Морозова

несет, сумасшедшая, что ли, какое же счастье спихнуть маленького ребенка!

Разные есть мамы, я же жалею, что у меня этот кусок жизни пропал

безвозвратно.

Сейчас я очень горда своим ребенком, она у меня добрый человек, она

красивая девочка, она очень хорошо воспитана бабушкой, с хорошими, мне

кажется, манерами. В ней заложены правильные вещи. Даже те, которые,

наверное, считаются правильными по старым меркам. Ей немножко трудно жить,

потому что она не всегда воспринимает мир так, как его видит сейчас

молодежь.

У нее есть свои внутренние законы, которые она старается не нарушать. Я

каждый раз ей говорю: "Катя, ты понимаешь, мне очень трудно научить тебя

жить по-другому, потому что я сама так жила и так была воспитана". Несмотря

на то что я испытала настоящий и долгий успех, я вела себя всегда правильно

и мне, надо сказать, это в спортивной карьере не мешало, а помогало.

"Поэтому сказать тебе: давай перечеркни все, чему тебя учили, и живи, как

все, как какая-то твоя подружка в университете, я не могу. Если душа тебе

позволяет, ты не должна ломать себя".

Повторю, что маленькая Катя играла совсем неплохо, и я решила: почему же

свои знания мне не отдавать родной дочке. Мне говорили прежде, что матери

тяжело тренировать своего ребенка, но я не предполагала, что это на самом

деле так тяжело, почти невыносимо.

Дело в том, что вся наша семья живет теннисом. Наша бабушка может

смотреть первенство Австралии двадцать четыре часа в сутки. Такое фанатичное

отношение к этому виду спорта в доме, я думаю, для ребенка уже перебор. Для

детей должна сохраниться определенная пропорция. Везде и во всем должен быть

баланс.

Я расскажу историю, которая мне очень нравится. У Крис Эверт однажды

спросили: ты такой стойкий боец, у тебя так все хорошо сложилось в спорте,

откуда это? Она отвечает: вы знаете, наверное, у меня был очень хороший

баланс в семье. Папа строгий и спокойный, а мама — просто мама, но с таким

легким характером, который позволял расслабиться всей семье. И Крис привела

замечательный пример. Когда она играла, ее родители редко с ней

путешествовали. Однажды она на первенстве Франции победила свою главную

соперницу Мартину Навратилову, причем в то время Крис уже редко ее

обыгрывала — поэтому легко можно представить состояние Эверт. Этот матч до

сих пор считается одним из лучших в истории женского тенниса. Крис звонит

домой, задыхаясь: "Мама, я выиграла". Та в ответ: "Как хорошо, Криси". — "Я

Мартину обыграла". — "Ой, Крис, и я свой матч сегодня выиграла". Эверт

заводится: "Мама, что ты говоришь, я обыграла Навратилову!" — "Крис, я же

тоже обыграла миссис Смит, ты не представляешь, как мне трудно было". Крис

обреченно: "Мама, ты, наверное, не понимаешь, но я выиграла первенство

Франции". — "И мы выиграли свой матч".

Вот этот, пусть смешной, баланс интересов в семье необходим. И, возможно,

он у нас оказался нарушен. Потому что та бесконечная страсть к теннису,

которая присутствует в нашей семье, когда мы можем говорить о нем без

перерыва, стала чрезмерной для нашего ребенка. В конце концов вполне

закономерно, что тот огонь, что горел в нас, в Кате не полыхнул. Пока рядом

находилась бабушка, возможно, и получалось некое равновесие. Катя играла, а

бабушка смягчала наши требования. А в Англии она оказалась без бабушки,

лицом к лицу только с нами, фанатичными теннисными тренерами…

Этот перебор и сработал. Катя отошла от профессионального тенниса.

Существует незыблемое правило: то, что у тебя есть способности или талант,

это хорошо, но мало, необходимо, чтобы ты с ними оказался вовремя в нужном

месте. Вот тут-то я и не рассчитала, поскольку всегда виню только себя. Я

совершенно не знала, какой в Англии уровень детского тенниса, Катя всех там

"чесала" легко и просто. А на самом деле уровень оказался настолько слабый,

что сбил меня с правильной ориентации и никак не давал вы-брать нужную

линию. Я попала к Нине Сергеевне в те годы, когда она уже набрала более чем

достаточно опыта, когда система подготовки детей в Союзе была отработана до

малейших деталей. Роднина должна была попасть и попала к Жуку именно в тот

момент, когда Жук точно знал, как "гранить" оказавшийся у него в руках

"алмаз". Мне кажется, масса потенциально великих артистов, спортсменов,

ученых не стали ими только потому, что они не вовремя родились. И к Нине

Сергеевне я пришла скорее всего в нужный час. Никто не предполагал, что я

поднимусь, а я поднялась. Потом, чтобы стать известной на Западе, я

отправилалась вовремя на турниры в Америку, и в Англию я уехала не позже и

не раньше. Необходимое сложение времени и места случалось у многих, но еще

надо совсем немного, чтобы ты сам мог выдержать все, что тебе предназначено.

Дело в том, что наконец звезды выстроились и судьба тебе готова подарить

шанс, но ты его удержать не сможешь. А я смогла.

А что у нас получилось с дочкой?

Прежде всего, как я уже говорила, моих знаний о системе детского тенниса

в Англии оказалось явно недостаточно. Те турниры, на которых Катя побеждала,

не подходили к тому уровню, на котором должны расти мастерство и опыт.

Планка необходимого стандарта постепенно уходила. Да и наше полное незнание

жизни в Англии, оно тоже отражалось на ребенке. А жизненные и тренировочные

процессы в возрасте становления должны идти как по маслу, нет сейчас времени

для адаптирования и преодоления.

Когда я начала играть в теннис, моя мама не водила меня на тренировки и

мне это страшно нравилось. Мы жили в пяти минутах ходьбы от стадиона, точно

так же, как и Катя жила в Бишеме рядом с кортами. Но в мое время такая

близость к спортплощадке считалась благом, а в Катином — недостатком. И,

конечно, скажу, что спорт и здоровье — вещи несовместимые. Для спорта нужно

изначально иметь хорошее здоровье. Катины хрупкие кости и рост в 178

сантиметров в шестнадцать лет, плюс профессиональные нагрузки не могли не

дать о себе знать. Операция в пятнадцать на мениске, затем вторая, потом еще

и третья. Такого количества травм, как у Кати в течение двух-трех лет, у

меня за всю спортивную жизнь не соберется. Травмы измучили Катю.

Моя ошибка заключалась еще и в том, что я не облегчала дочке жизнь, а,

наоборот, все время на нее давила. Раз она дочь Морозовой, то должна быть

идеальной во всем. Она должна быть самой лучшей здесь, самой лучшей там. Я

давила и, наверное, переусердствовала. В конце концов Катя сказала, что не

хочет больше тенниса, хочет нормально учиться в колледже. Не то чтобы она

собиралась совсем бросить теннис, нет, но "хочу учиться" вышло на первое

место.

Возможно, еще один фактор сработал: девочка она московская, жила в центре

города, а переехали мы в замечательный пригород Лондона, где прекрасная

природа, поют птички, но для молодой девчонки жизнь скучновата. Должно быть,

Кате хотелось в свои семнадцать лет вырваться из этой деревушки.

Катя поступила в университет, он даст ей возможность сформироваться как

самостоятельному человеку. Во всяком случае мы с Витей очень рады, что она

учится в Лос-Анджелесе, в UCLA — одном из лучших университетов США, правда,

непривычно для нас, "англичан", огромном — там 35 тысяч студентов. Жить в

Лос-Анджелесе, как уверяет наша дочка, очень интересно. Ей нравится учиться,

ей нравится ее студенческая жизнь.

Университет, в котором учится Катя, использовался как база для

Олимпийских игр 1984 года. Поэтому его спортивные сооружения — одни из самых

современных. В Америке спортсмена уважают, как нигде. Может быть, из-за

того, что собственной истории, следовательно, собственных героев в Америке

маловато, ее в какой-то мере заменяют герои спорта — нация должна кем-то

гордиться. Если ты идешь в майке с гербом университета, и на ней написано

сперва "team", а затем — какая это спортивная команда, ты уважаемый человек.

Как же это все может ей не нравиться? Но самое главное, она получает

удовольствие от учебы. И у нее свои мысли насчет собственного будущего. Я не

знаю, насколько она определилась, но надеюсь, что в конце концов Катя

выберет себе интересный путь.

И все-таки теннис помогает моей дочке быть студенткой университета, где

только за учебу надо платить 35 тысяч долларов в год. А Катя, играя в

университетской команде, учится бесплатно. Она получила стипендию почти на

четыре года. Оставшиеся полтора, я думаю, мы с папой потянем.

Катя продолжает играть, но травмы по-прежнему ее мучают. Весь 1998 год

она совершенно не выступала на соревнованиях. В Москве мы встречались с

доктором Балакиревым, который нам объяснял, что с Катиной ногой, до него мы

уже столько врачей прошли. У Кати боли в ступне постоянные, и я уже волнуюсь

не как тренер, который относится к травмам своего спортсмена как к фактору,

который задерживает его теннис и не дает ему возможности спокойно играть,

меня как маму волнует здоровье моей дочери. Так вот, Балакирев сказал, что у

Кати в стопе артроз, что нам нужно купить специальный аппарат с лазером и

этим лучом можно саму себя полечить. В стопе идет постоянно воспалительный

процесс, а воспалена у Кати мышечная ткань вокруг кости, оттого и постоянная

боль. Иногда Катя играет с обезболивающими таблетками, но потом очень плохо

себя чувствует.

Катя лет шесть провела в Англии, но мы ей сохранили русский язык. Прежде

всего, конечно, мы с Витей дома говорим только по-русски. Во-вторых, у нас

очень много и в Англии русских друзей, и общаемся мы с ними, конечно, не на

английском. Не могу сказать, что я заставляла Катю читать русскую

литературу. Когда мы вместе жили в Бишеме, я считала, что она должна и

английский язык выучить настолько, чтобы пользоваться им как вторым родным.

Собственно, так оно и случилось. Катя, поступая в университет, заявляла, что

русский у нее язык второй. Она и по английскому и по русскому получила

пятерки. Пятерка за английский меня даже больше обрадовала. Конечно, мы

пытались убедить ее, школьницу, чтобы она читала русские книги, но не

смогли. Катя читала бестселлеры, которыми увлекались ее английские друзья. А

сейчас в университете она поняла, что русской литературой интересуются не

1     38   39   40   41   42   43   44   45   46


Похожие:

Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Несмотря на своё название, группа была образована, по всей видимости, в 1986 году в Гамбурге. Два друга детства, Эдем Эфраим (Edem Ephraim), родившийся 1 июля
Гринвиче. В 1981 году они переехали в Гамбург и работали в группе Рокси Роллерс как уличные музыканты и актёры. Название группы сложилось…
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Книга написана при финансовом содействии финской Академии наук в рамках международного проекта, возглавляемого д-ром Весой Ойттиненом (Dr. Vesa Oittinen). То, что принято именовать «советской философией»
«Из истории советской философии: Лукач-Выготский-Ильенков»: Культурная революция; M; 2008
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon 22 ноября 2010 г г. Москва Мировой судья судебного участка №412 Останкинского района г. Москвы Азаров А. А., рассмотрев дело об административном
Мировой судья судебного участка №412 Останкинского района г. Москвы Азаров А. А., рассмотрев дело об административном правонарушении,…
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon В тридцатые годы
Через непосильные жертвы и несмотря на многие несуразности советской организационной системы вся жестокая эпопея привела-таки к созданию…
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Название коллектива
В названии файла указать город и название коллектива. Например: Сухой Лог Театр «Призма». Ссылки должны быть только на номер, с которым…
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Книга посвящается тем 96,7% мужчин, которые не умеют знакомиться с девушками, несмотря на очевидные и недвусмысленные (для девушек!) намеки

Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Какие же дети?
И, несмотря на все свое волнение, Анна улыбнулась, заметив наивное выражение любопытства, удивления и ужаса на лице Долли
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon @заголовок = Пакистан: удар по талибам в Южном Вазиристане
Ведь экстремисты движения "Техрик-и-талибан Пакистан" /"Движение талибов Пакистана"/ уже давно были сильнейшей "головной болью" для…
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Становление советской власти
Первое советское правительство получило название Временного Рабоче- крестьянского правительства, так как большевики
Книга сильнейшей советской теннисистки Ольги Морозовой несмотря на свое название «Только теннис» icon Книга мудрости или глупости (книга алеф)
Великого Делания может быть невозможно; но выполняемая ими Работа может быть расплатой за некоторый магический долг, или же установлением…



Интересно:   I. Общие положения

Related posts

Leave a Comment