Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие

Содержание

Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие

Название Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие
страница 4/15
Дата конвертации 29.01.2013
Размер 1.79 Mb.
Тип Учебное пособие

1   2   3   4   5   6   7   8   9     15

Следует отметить, что конец XV века и всё XVI столетие стало временем необыкновенной духовной напряженности для всех христиан, вне зависимости от конфессиональной принадлежности. Связано это был с окончанием 7000 года от Сотворения мира. По летоисчислению от Рождества Христова «конец света» должен был состояться в ночь с 24 на 25 марта 1492 года. В мистических ожиданиях христианского Средневековья это была роковая дата. На это указывали авторитетнейшие для Православного человека византийско-болгарские источники: «Небеса» Иоанна Дамаскина (VIII век), «Житие Андрея Юродивого» (Х век) и т.д. От византийцев убеждение в скором конце света перекочевало к русским людям. Даже пасхальные таблицы были доведены только до марта 1492 года. В соловецкой пасхалии против этого года отмечалось: «Зде страх! Зде скорбь! Аки в распятии Христове и на коце явися, в нём же чаем и всемирное твоё пришествие»54. В 1467 г. новгородцы, в ожидании этой даты, воздвигли семь церквей в честь семи вселенских соборов и «семи веков».

Как внешний признак воцарения антихриста, предтечи Страшного суда, указывало падение Константинополя, а распространение ереси жидовствующих, как внутренний.

Вслед за воцарением антихриста должно было состояться Второе пришествие Христа, затем битва между Христовым воинством и силами дьявола, после чего и должен был состояться Страшный суд с окончанием земной истории человечества.

Заметных катаклизмов в 1492 г. не произошло, но в христианском мире утвердилось мнение, что антихрист может явиться в любой день, в любой час, а, следовательно, нужно быть в постоянной духовной готовности перед Страшным судом: «…по Григорию Богослову, нам нужно ждать скончания мира во всякий час». Геннадий Новгородской, как один из наиболее вдумчивых иерархов Русской Православной церкви, это писал в послании Иоасафу ещё в 1489 г., за три года до ожидаемой даты. Мыслитель категорически утверждал: «…в Евангелии не сказано, когда будет конец мира… ведь сделано это для прельщения христиан! Хотят сказать: "Года христианского летописца подходят к концу, а наши длятся!"». Владыка Геннадий утверждал, что математическое решение этой проблемы неверно, ибо Божий промысел неподвластен разуму человека. С тревогой он говорил и о возможном усилении идеологических позиций жидовствующих: «Но надобно будет выдержать великое борение, если окончатся годы пасхалии, а Бог еще продлит жизнь мира. Ведь это прибавит дерзости еретикам, мудрствующим по-иудейски, а для христиан будет великая тягость» 55.

Жидовствующие идею конца света воспринимали, мягко говоря, скептически, бессмертие души они отрицали в принципе, а после 25 марта 1492 г. их торжество было повсеместным. Ставленник жидовствующих митрополит Зосима глумился: «А что то царство небесное? А что то второе пришествие? А что то въскресение мёртвым? Ничего того несть!»56.

В 1498 г. на голову Дмитрия, внука Ивана III, сына Елены Волошанки, жидовствующим удалось добиться возложения шапки Мономаха и объявления его наследником русского пре­стола.

Против жидовствующей мерзости встали лучшие люди Русской земли. В лице представителей Русской Православной церкви: Иосифа Волоцкого, Нила Сорского, архиепископа Геннадия Новгородского, еретикам был дан дос­тойный отпор. Решение о назначении Дмитрия наследником престола было аннулировано и его вместе с матерью 11 апреля 1502 г. заключили в тюрьму. Наследником престола был провозглашён Василий III, отец Ивана Грозного. В следующем году несколько еретиков, в т.ч. и брат Фёдора Курицына, сожгли на костре.

Деятельность жидовствующих имела предопределённую экономиче­скую подоплёку. Еретики требовали от Русской церкви оказаться от владения земельным имуществом. В условиях становления самодержавной формы правления это могло означать только одно: усиление экономических позиций боярской аристократии и умаление политической роли великого князя. К счастью Иван III сумел предугадать развитие этих событий и предпринять соответствующие превентивные меры.

Однако ересь жидовствующих до конца вырвать не удалось. Некоторым жидовствующим удалось скрыться под маской идеологии «нестяжателей», а затем и протащить своего представителя в лице попа Сильвестра к Ивану IV Васильевичу Грозному.

На церковном соборе 1503 г., состоялась дискуссия между вождями двух монашествующих партий – «иосифлянами» и «нестяжателями». По существу и по духу оба течения Православной мысли соответствовали духу христианского учения. Во главе духовно-политического течения «иосифлян» стоял Иосиф Волоцкий, выступавший за усиление роли Русской Православной церкви в государстве, бережному отношению к Православным традициям. За требование сохранения церковного и монастырского землевладения, их политические оппоненты «нестяжатели» придумали этой группе название «стяжатели», считая, что владение собственностью несовместимо с монашеским служением. Позиция «нестяжателей», которых возглавлял страстный борец с жидовствующими Нил Сорский, в этом вопросе, вне всякого сомнения, была ошибочной. Собирание в руках церкви земельной собственности было не стремлением к личному обогащению, а средством, которое, в конечном итоге, позволяло усилить Русское государство. В будущем, когда церковь Петром I и Екатериной II была лишена собственности, распространение русофобских и антихристианских учений во властной элите не получило должного отпора. В XVI в. на соборах 1503 и 1531 гг. «стяжатели» сумели доказать свою правоту, отодвинув от России почти на два века опасность секуляризации церковных земель.

В учении Нила Сорского о «нестяжании», жидовствующие смогли разглядеть удобную для себя нишу. Замаскировавшись под «нестяжателей» с этих, внешне благопристойных позиций, они повели новые атаки на союз Русского государства и Русской Православной церкви. Под «нестяжательским» флагом жидовствующим удалось внедрить своего человека в ближайшее окружение Василия III. Стараниями боярских еретических кругов к нему, из далекого Белоозера в Москву, в 1509 г. был переведён старец Вассиан, в миру князь Василий Патрикеев. Вскоре ему удалось стать ближайшим советником великого князя. Ещё в 90-х гг. род Патрикеевых был активным распространителем ереси жидовствующих. Но, как говорится, сколько верёвочки не виться, конец всё равно наступит. В 1499 г. Патрикеевы попали в опалу, а князь Василий был пострижен в монахи в Кирилло-Белозерском монастыре.

Став советником великого князя, Вассиан, прикрыв свою идеологию учением покойного Нила Сорского, стал более осторожен. Осуждая обогащение монастырей, настаивая на секуляризации монастырских земель, сам Патрикеев, палец о палец не ударил, чтобы осудить жестокую эксплуатацию крестьян светскими феодалами. Ученик Максима Грека, Зиновий Отенский, свидетельствовал о роскошной жизни Вассиана, обвиняя его в том, что он ел лучшие блюда, пил редкие вина («романею, бастр, мушкатель, рейнское белое»)57.

Выступление Вассиана в защиту монастырских крестьян было банальным проявлением лицемерия жидовствующего элемента. Его ненависть к иосифлянам диктовалась не защитой страждущих, а защитой интересов боярской аристократии – от роскоши в монастыре Патрикеев не отказался.

С помощью Патрикеева, проводившего кадровую политику в интере­сах еретиков, боярской аристократии удалось нанести существенный урон Русскому государству. Во-первых, существенно был замедлен процесс цер­ковно-государственного соединения, лежащего в основе строительства пра­вославного «самодержавства», или «Святорусского царства». Во-вторых, Патрикееву и его единомышленникам, выступавших против смертной казни жидовствующих, удалось спасти приверженцев еретических учений для будущей разрушительной работы.

Подрывную дея­тельность Вассиана удалось пресечь только в 1531 г., когда митрополит Да­ниил с фактами на руках смог доказать принадлежность Вассиана к секте жидовствующих.

В период правления Елены Глинской до 1538 г., можно наблюдать рост церковно-монастырского землевладения, что свидетельствовало о сближении интересов Русской Православной церкви и Русского государства.

Видные церковные деятели, главной целью которых было не только обоснование независимости церкви, но и укрепление государства, прилагали усилия по созданию полноценной идеологической концепции Святорусского царства. Одним из таких идеологов был Иосиф Волоцкий, чья активная борьба с жидовствующими принесла ему огромный авторитет в обществе. Иосиф Волоцкий сформулировал новый взгляд на предназначение царской власти в Русском государстве. Игумен провозгласил, что властью своей государь подобен «вышнему богу». Государя русского, доказывал Иосиф, сам «Господь Бог устроил вседержатель во свое место и посадил на царском престоле… и всего православного христианства, всея Руския земля власть и попечение вручил ему». Иосиф тем самым укреплял не только авторитет великого князя, но и роль церкви в государстве: если великий князь получает власть от Бога, то перед Богом он несёт и ответственность за неё, за надлежащую заботу о богатствах и процветании церкви. Иосиф Волоцкий являлся идеологом «воинствующей церкви», шедшей на союз с самодержавной властью, поддерживавшей её при условии сохранения и укрепления своих позиций в государстве.

Если говорить о позиции светских властей относящейся к проблеме церковного землевладения в конце XV в. и вплоть до середины XVI в., то можно выделить две тенденции. С одной стороны, великий князь стремился к ограничению роста церковного землевладения, но, с другой стороны, когда становилось заметно, что эти действия наносят ущерб Русскому государству, ограничения сменялись щедрыми пожалованиями монастырям. Центральная власть видела в Русской Православной церкви единственного мощного союзника в борьбе с боярской вольницей.
Формирование духовного образа «Святой Руси»
Ответственные государственные деятели в переломные моменты истории родной страны опираются на светлые идеалы своего прошлого, духовно-нравственные традиции своей истории и своего народа. В соответствии с ними постепенно вырабатывается новая идеологическая платформа, уходящая корнями в лучшие образцы и примеры доблести дедов и прадедов. Одновременно старое, отжившее подвергается критическому пересмотру, но оно никогда не подвергается осуждению, а, чаще всего, обрастает героическими мифами и сказаниями.

Не составляют, например, отдельного исключения и руководители современной РФ. Её руководители тоже в постоянном поиске. Не успел Д. Медведев в январе 2011 г. объявить о необходимости становления единой российской общности людей, как, он же, спустя три недели объявил о приемлемости мультикультурного сообщества. Если суммировать путаные высказывания последних руководителей РФ, относящиеся к историческому прошлому России, то они, вопреки общепризнанным фактам, полагают, что наша страна принципиально ничем не отличается от западной цивилизации. А в связи с тем, что в этой цивилизации главной ценностью является материальное богатство, то оно и вознесено этим дуэтом до уровня национальной идеи России58.

К своеобразной методологической основе сложившейся идеологии Русского государства, самым ярким образам-идеалам «Святой Руси», можно отнести целый ряд историко-литературных документов, созданных самим Грозным или при его непосредственном участии.

Прежде всего, нужно отметить, появившееся в первой четверти XVI века, не позднее 1527 г., «Сказание о князьях Владимирских», т.е. созданное ещё до рождения Грозного. В «Сказании» говорилось о происхождении Рюриковичей от римского императора Августа. Здесь же утверждалось, что царские регалии – царский венец, бармы, золотая цепь, крест от древа распятия и сердоликовая шкатулка, принадлежавшая Августу, – достались московским великим князьям через Владимира Мономаха от его деда византийского императора Константина. «Сказание о князьях Владимирских» обосновывало династические права московских великих князей на царский титул. Главное здесь в том, что московские государи объявляются наследниками мистического «Первого Рима», а потому только они получают все права на хранение истинной веры. Тем самым перехватывалась инициатива у западноевропейских монархов и государств, издавна претендовавших на «римское» религиозно-мистическое наследие. Кроме того, удревление генеалогии московских государей на максимально возможный срок позволяло рассматривать историю самой России как часть общемировой истории, в которой Россия занимает самое достойное место. «Сказание о князьях Владимирских» использовалось в дипломатических и династических спорах, служило вступительной статьей к чину венчания Ивана IV на царство в 1547 году.

Далее, можно назвать «Лицевой летописный свод», состоящий из 10 томов, содержащий около 9 тыс. листов, украшенных 16 тыс. миниатюр. Первые три тома были посвящены изложению истории человечества от сотворения мира до византийской истории до X века. Следующие семь томов посвящались отечественной истории, начиная с 1114 г. до взятия Казани в 1552 году. Работа на «Сводом» длилась с перерывами более 30 лет. Текст готовился под руководством митрополита Макария, а художественные миниатюры исполнялись мастерами митрополичьей и «государевой» мастерских. Этот выдающийся памятник фиксировал, подводил итог многовековому строительству Русского государства.

Не менее значимы были и «Великие Четьи-Минеи». В этом монументальном собрании всей церковно-повествовательной и духовно-учительской литературы древней Руси. Каждый из 12 томов «Четьи-Миней» соответствовал определенному месяцу (отсюда название «четьи-минеи» – ежемесячные чтения), разбит по дням. Этот величайший труд был создан под руководством митрополита Макария и содержал более 27 тыс. художественно разукрашенных и переписанных от руки страниц большого формата. Составляя «Великие Четьи-Минеи». Макарий централизовал культ русских святых. Включение в текст выдающиеся памятники древнерусской литературы светского характера укрепил идеологию скрепляющую союз Русского государства и Русской Православной церкви.

Другим замечательным сводом, составленным на основании летописей и хронографов, представляющим собою первую попытку внесения системы в массу летописных известий стала «Степенная книга» («Книга Степенная царского родословия, иже в Рустей земли в благочестии просиявших Богоутвержденных скипетродержателей…»). Название «Степенная» объясняется тем, что изложение событий в ней расположено по родословным степеням великих князей. Произведение было составлено в 1560-1563 гг. в том же кружке митрополита Макария. «Степенная книга» прежде всего, официально-публицистический памятник, прославляющий царствующую династию. Важнейшие события истории Русского государства в «Степенной книге» были разбиты на 17 степеней (граней). Вся история страны складывалась из «степеней», которые в соответствии с церковными традициями изображались как ступени лестницы, ведущей к Богу. При этом в разворачивающемся во времени действии, каждая ступень превосходит по святости предыдущую, а каждый самодержец, концентрируя святость своего предка, добавляет свою долю святости.

И никакого оплёвывания своего прошлого.

Другим официальным художественно-историческим памятником стала «Казанская история». Речь здесь шла главным образом о завоевании Казани в 1552 г., но вместе с тем «Казанская история» не была и отдельной исторической повестью. Её автор ставил своей целью рассказать не только о взятии Казани при Иване IV, но и обо всей истории Казанского царства. В произведении соединились самые различные литературные влияния. Вопреки прежним канонам воинской повести, враги в «Казанской истории» изображались в героических красках: «един бо казанец бияшеся со сто русинов, и два же со двема сты». С 1552 г. Русь, со времени включения в её состав Казанского ханства, перестала быть мононациональным государством, а данное произведение не унижало прежних врагов, помогало адаптироваться татарской знати в русской служилой среде.

Уникальным духовно-политическим памятником стали «Послания Ивана Грозного Курбскому», где в законченном виде, впервые в русской истории, были сформулированы основные принципы самодержавной власти русских монархов. Достаточно указать на то, что Первому посланию Ивана Грозного был придан характер важнейшего государственно-идеологического мероприятия, и оно зачитывалось во всех Русских Православных храмах. Послания подводят черту под Божественной и юридической легитимацией самодержавной власти.

С. Перевезенцев вычленил несколько принципов духовно-политиче­ского обоснования самодержавной власти русских монархов, которые обос­новал Иван Грозный лично59.

1   2   3   4   5   6   7   8   9     15


Похожие:

Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие подготовлено в соответствии с государственным образовательным стандартом по дисциплине «Правоохранительные органы»
Правоохранительные органы: Учебное пособие / Н. В. Угольникова. 4-e изд. М.: Иц риор, 2010. 134 с.: 70×100 1/32. (Карманное учебное…
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие по английскому языку Для студентов юридического факультета
Юридические профессии в Великобритании: Учебное пособие на английском языке. – М.: Импэ им. А. С. Грибоедова, 2008. – 16 с
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие по дисциплине «Гидрогеомеханика»
Учебное пособие предназначено для студентов и специалистов, занимающихся вопросами гидрогеологии, инженерной геологии, геоэкологии…
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие для студентов первого курса неязыковых вузов
Учебное пособие предназначено для студентов первого курса неязыковых вузов. Данное учебное пособие сождержит страноведческий материал,…
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие Новосибирск 2001
Учебное пособие предназначено для студентов всех специальностей всех форм обучения. В первой части пособия рассмотрены основные понятия…
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие / В. Д. Тульчинская
Сестринский уход при детских заболеваниях: Учебное пособие / В. Д. Тульчинская; Под ред. В. В. Морозова. М.: Инфра-м: Академцентр,…
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие может быть рекомендовано студентам медицинских и юридических вузов, слушателям системы послевузовского профессионального образований врачей психиатров,
Усов Г. М., Федорова М. Ю. Правовое регулирование психиатрической помощи: учебное пособие для вузов. Зао "Юстицинформ", 2006 г
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие Петрозаводск Издательство Петрозаводского университета 2004 удк 616. 89-07(075. 8)
Деменции позднего возраста: Учебное пособие /М. М. Буркин, В. А. Теревников. Петрозаводск: Изд-во ПетрГУ, 2004. 228 с
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие для студентов очной и заочной формы обучения факультета психологии Подходы к исследованию внимания в отечественной и зарубежной психологии
Учебное пособие разработано кандидатом психологических наук, доцентом кафедры психологии личности Л. И. Габдулиной
Иван IV васильевич Грозный: мифология и духовно-политические аспекты реформ Учебное пособие icon Учебное пособие Москва 2008
Юдин В. П. Профсоюзная работа в школе. Учебное пособие. Москва, Издательство мгоу, 2008. 126 с



Интересно:   Розничных рынков электрической энергии, полном

Related posts