Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте»

Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте»

Название Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте»
страница 12/21
Дата конвертации 01.03.2013
Размер 3.39 Mb.
Тип Книга

1     8   9   10   11   12   13   14   15     21

ТАКТИКА МЕНЯЕТСЯ

Когда Гефт вернулся из заводских цехов к себе в кабинет, на столе лежала записка. Он узнал руку секретаря дирекции.

«Майор Загнер вызывает в «Стройнадзор» к десяти часам утра шефа Купфера и старшего инженера Гефта».

Николай едва успел сделать чертеж, проставить размеры и проинструктировать Рябошапченко, как за ним зашел шеф, и они отправились в «Стройнадзор».

Загнер был чем-то озабочен, но против обыкновения говорил не повышая голоса, сухо излагая обстоятельства дела:

— Сегодня во второй половине дня у заводского пирса ошвартуется быстроходный «РВ-204». Этот корабль выполняет особое задание и непосредственно подчинен командованию в Киле. На «РВ-204» надо сменить рамовые подшипники. Работа должна быть выполнена отлично. За качество ремонта персонально отвечают шеф Купфер и инженер Гефт. Приемные испытания будет проводить адмирал Цииб. Срок исполнения — три дня. Вот две тысячи марок на баббит… — Загнер достал из ящика стола пачку денег: — Напишите, герр инженер, расписку.

Получив расписку, Загнер проверил ее, положил на стол и придавил пресс-папье.

— Так вот, господа, многое зависит от того, как будут выполнены работы на «РВ-204». В последнее время жалобы на дирекцию завода поступают пачками. Мы склонны провести расследование. Этим вопросом заинтересовался оберфюрер Гофмайер. Все ясно?

— Как будто все, — ответил Купфер.

— Можете идти! Инженер Гефт, задержитесь!

Когда Купфер вышел из кабинета, майор Загнер сказал:

— Вы немец, и мы вам доверяем. — Он плотно прикрыл дверь и подошел к карте. — Вы знаете, что крымская группировка немецкой армии отрезана?

— Знаю, господин майор.

— Командование вынуждено снабжать наши войска в Севастополе морем. «РВ-204» поручено конвоировать самоходные баржи с боеприпасами и людским пополнением. Говорю это вам для того, чтобы вы поняли всю важность, всю ответственность стоящей перед вами задачи и то огромное доверие, которое вам, как фольксдейчу, оказывает Германия! Хайль Гитлер! — вскинув руку, закончил Загнер.

— Хайль Гитлер! — ответил Гефт.

— Я уверен, что пятнадцатого декабря в двадцать четыре ноль-ноль «РВ-204» уйдет на выполнение задания.

«Пятнадцатого в полночь. Успеет ли Лопатто?» — быстро подумал Николай, но сказал:

— Даю слово, господин майор, «РВ-204» уйдет пятнадцатого ровно в полночь!

— Я верю вам! — закончил Загнер и протянул руку.

Купфер дожидался его внизу. Николай сел в машину и попытался объяснить невежливость Загнера:

— Майор Загнер заклинал меня, как немец немца, уложиться в срок и качественно выполнить работы…

— Я так и понял. — Купфер усмехнулся. — Вы думаете, для чего им так срочно понадобился «РВ-204»? Снабжение крымской группировки! Это же секрет полишинеля! Боюсь, что не за Марицей то время, когда всякая посуда, все, что только может держаться на воде, будет мобилизовано для эвакуации из Крыма.

— Вы, шеф, сегодня настроены пессимистически… — невольно улыбнулся Николай. Он впервые слышал от Купфера столь откровенную оценку событий.

Не заходя к себе в кабинет, Николай отправился в медницкий цех к Гнесианову. Дверь в конторку была закрыта. Поднявшись на ящик, он заглянул через перегородку и увидел Гнесианова. Мастер обедал.

Николай слез с ящика и постучал.

Торопливо проглотив кусок, Гнесианов накрыл свои запасы газетой и отодвинул задвижку. Лицо его приняло обычное, скорбное выражение.

— Приятного аппетита! — сказал, входя в конторку, Николай.

— Да, тут… Знаете… Чем бог послал… — произнес он неопределенно.

— Баббит у вас есть? — Николай перешел к делу.

— Достать можно… — выжидательно сказал мастер.

— Выкладывайте весь наличный запас!

Требование было категорическое, и Гнесианов, не торгуясь, приподнял доску, нагнулся, пошарил под полом рукой, извлек слиток баббита, положил на стол и вопросительно посмотрел на Гефта.

— Я сказал — весь наличный запас! — повторил Николай.

Вздохнув, Гнесианов вытащил еще девять слитков и поставил доску на место.

Гефт повертел в руках слиток. Это был еще тот баббит, на котором он ставил метки.

— Сегодня в заводском ковше станет на ремонт рамовых подшипников «РВ-204». Заливку подшипников вы будете производить этим баббитом. Перед установкой я буду проверять сам. И помните, Василий Васильевич, это очень серьезно. Нас проверяют, и мы должны быть вне подозрений. Вы меня поняли?

Гнесианов тяжело вздохнул:

— Понял… А сроки?

— Сроки самые сжатые. Снимите рабочих со всех объектов. Объясните им положение. Предупредите, чтобы никакой самодеятельности! Эту работу мы должны сдать на оценку «отлично». Понятно?

— Понятно. Признаться, я уже соскучился по настоящей работе…

— Скоро, Василий Васильевич, скоро, дорогой! — сказал Николай, понимая, что хотел сказать Гнесианов.

Из-под газеты шел крепкий дух холодной баранины, нашпигованной чесноком, и дразнящий укропный запах соленых огурцов. Николай вспомнил, что сегодня не завтракал, и заторопился:

— Закрывайтесь, мастер, и продолжайте свое единоборство с бараниной! Извините, что помешал! — пошутил он, вышел из конторки и нос к носу столкнулся с Рябошапченко:

— Мне сказали, Николай Артурович, что ты на территории, я и туда, и сюда…

— Неужели готово? — удивился Николай.

— Готово. Но держать это добро в цехе я опасаюсь. Заберешь?

— Сейчас же. Кто точил? — уже на ходу спросил он.

— Берещук. Мне, говорит, понятно что к чему. Дошлый мужик.

В конторке механического оказалась Лизхен — глаза и уши майора Загнера. Здесь же Гефта разыскал по телефону шеф Купфер и сообщил, что корабль вошел в ковш и на подходе к третьему пирсу.

— Пойдем, Иван Александрович, посмотрим, что за посуда «РВ-204», — пригласил он Рябошапченко.

Когда они пришли на третий пирс, здесь уже были шеф Купфер, механик Сакотта, главный инженер Петелин и, к удивлению Николая, профессор Вагнер с толстой и белой, как оплывшая стеариновая свеча, немкой в затейливой шляпке, отделанной гроздьями винограда.

Вагнер подошел к Гефту и, указывая широким жестом на подходивший к пирсу корабль, сказал с расчетом, чтобы его услышала немка:

— Какой красавец! Фрау Амелия фон Троттер, разрешите представить талантливого инженера!..

Гефт назвал себя.

Не отрывая взгляда от корабля, немка протянула Николаю пухлую, взмокшую от волнения руку.

— Что вам, профессор, известно об этом корабле? — спросил Николай.

— Восемь торпедных аппаратов, — охотно ответил Вагнер, — шесть орудий калибра сто двадцать семь миллиметров, десять скорострельных зенитных пушек. Скорость — тридцать узлов, Был построен в Киле в 1902 году, затем модернизирован в Констанце. Командир корвет-капитан Фридрих фон Троттер, член национал-социалистской партии…

Низко сидящий, хищно вытянутый по корпусу двухтрубный корабль был действительно красив. Отрабатывая внешним винтом, тихо, но очень точно, «РВ-204» коснулся пирса и замер. Матросы соскочили на пирс и завели швартовы на пал.

По спущенному трапу поднялись на корабль фрау фон Троттер, Вагнер и Купфер. Остальные остались на пирсе.

Увидев здесь же, среди встречающих Лизхен, Николай молча кивнул Рябошапченко и пошел к механическому цеху.

Оболочка наполнителя и капсюль взрывателя были выполнены отлично. Рябошапченко подобрал и кусок угля, распилил его пополам и сделал углубление.

— Три дня! Всего три дня в нашем распоряжении… Успеть бы, Иван Александрович!

Николай завернул изделие Берещука в газету и, пользуясь тем, что вся дирекция была на пирсе, пошел к себе в кабинет, но передумал и вышел через проходную в город. Здесь стояла машина Загнера, на которой профессор приехал на завод. Николай подошел к шоферу:

— Привет, герр Беккер! — поздоровался он. — К вам большая просьба, стоимость горючего я оплачу: на Дерибасовскую и обратно! — видя, что Беккер колеблется, он добавил: — Вагнер задержится еще минут на сорок, не меньше…

Беккер переложил сигарету из одного угла рта в другой. Ему не хотелось ехать, но обещание Гефта уплатить за бензин, видимо, пересилило, и он включил зажигание.

Николай вернулся на завод, когда дирекция еще была на пирсе. Он позвонил Рябошапченко и поручил ему оформить денежный документ на приобретение баббита. Деньги были нужны на снаряжение и отправку Глаши. Он представил себе кислую физиономию Гнесианова, когда ему придется подписать акт, и рассмеялся.

День прошел в осмотре двигателя «РВ-204» и в составлении дефектной ведомости.

Вечером, едва дождавшись времени, когда, по его расчетам, он мог застать Лопатто дома, Николай нанял извозчика и поехал на Мясоедовскую.

Открыл ему дверь профессор.

Николай развязал пакет, сказав:

— Надеюсь, что рекламации не будет!

Лопатто взял в руки корпус наполнителя и капсюль, внимательно осмотрел их и улыбнулся:

— Золотые руки! Признаться, Николай Артурович, я питаю какую-то страсть к рабочим рукам умельца. Если бы не упорство моей жены, я поставил бы у себя в кабинете токарный станок…

— Эдуард Ксаверьевич, обстоятельства складываются так, что… Словом, эта «игрушка» необходима срочно…

— Какой тоннаж судна? — спросил профессор Лопатто.

— Около двух тысяч тонн…

Взвесив на руке оболочку наполнителя, профессор в раздумье сказал:

— Должно быть достаточно… — помолчав, Эдуард Ксаверьевич снова спросил: — Два дня можете подождать?

— Послезавтра в это время?

— Хорошо. Приходите послезавтра.

Лопатто проводил Николая в прихожую и запер за ним дверь.

Только на Старо-Портофранковской улице ему удалось поймать извозчика и подрядить его на Коблевскую.

В подворотне Глашиного дома стояла парочка. Между поцелуями он страстно шептал:

— Жжешь ты меня! Жжешь!..

Николай перешел на другую сторону улицы и, переждав минут пятнадцать, снова пошел к дому, но услышал из подворотни:

— Жжешь ты меня!.. Жжешь!..

«Хотя бы ты сгорел наконец!» — с досадой подумал Николай и медленно пошел в сторону Новобазарной площади, не торопясь вернулся и еще издали услышал звук поцелуя и:

— Жжешь ты меня!.. Жжешь!..

Не выдержав, он шагнул в подворотню и прорычал:

— Ваши документы!

Женщина бросилась в сторону двора, а мужчина, чуть не сбив Николая с ног, выскочил на улицу.

Николай подошел к окну и заглянул в щель светомаскировки: поставив на швейную машину осколок зеркала, Глаша с постным лицом святоши примеряла черный платок.

Он постучал. Погасив свет, Глаша подошла к окну, отвернула светомаскировку и, узнав его, пошла открывать.

Уже в комнате он увидел на Глаше гайтан с крестом.

— Как с пропуском? — спросил он.

— Комиссар заявление принял, сто марок тоже. Обещал завтра…

— Не спрашивал, почему вы хотите ехать именно в Балаклею?

— Спрашивал. Я ему показала письмо от тетки Раисы. Он прочел, говорит: «фронт близко!» А я ему на стол сто марок и, как вы меня учили, обещала двести. Черт с тобой, говорит, попадешь к русским — проторгуешься!

— Поздравляю, Глаша, с успехом. Вот вам тысяча марок на мануфактуру. Купите три-четыре отреза. В Балаклее можете их продать и деньги использовать по своему усмотрению. Жить-то вам нужно. Молитвы переписали?

Глаша достала из-под матраса книжицу:

— Вот. Не очень разборчиво, как умею…

Николай перелистал страницы, исписанные угловатым детским почерком Глаши, и остался доволен.

— Между строк я впишу подробную информацию. Вы должны сообщить офицеру разведки, которому передадите эту книжицу из рук в руки, что проявить тайнопись можно десятипроцентным раствором хлорного железа. Повторите, Глаша.

— Проявить тайнопись можно десятипроцентным раствором хлорного железа…

— Хотя нет. Хлорного железа может под рукой не оказаться или спутают его с хлористым… Лучше я дам вам с собой флакончик с раствором и справку из поликлиники, что вы страдаете кровотечениями из носа. Понимаете, Глаша, раствор железа будет у вас как кровоостанавливающее средство.

— Понимаю.

— Но кроме тех сведений, которые будут в этой книжке, вы должны выучить наизусть цифры, я вам написал… — Николай вытащил из внутреннего кармана узкую ленту бумаги, испещренную четырехзначными цифрами. — Вот, Глаша. Вам придется хорошо запомнить эти цифры, а запись сжечь…

— О господи! — она всплеснула руками. — Все, все?

— Все, все. Их не так много. Здесь очень важные сведения о системе немецкой обороны Одессы с суши, моря и воздуха.

— Я буду стараться…

— Завтра я приду в это же время. Постарайтесь выучить к завтрашнему дню хотя бы половину.

— Буду стараться. Если бы слова, а то цифры… Знаете, как трудно? — сказала она.

— Знаю, Глаша, но прошу вас. Очень прошу.

— Буду учить всю ночь…

— Зачем же ночь?

— А утром дел сколько? Пропуск дают, я вам не сказала, если на руках справка, что сдал одну пару шерстяных носков и перчаток. Тут мне одна женщина обещала, она сама вяжет. Потом в полицию. Бог их знает, сколько они там будут марьяжить. А мануфактуру купить? Думаете, это так просто?! Ого, сколько побегаешь…

— Я уверен, Глаша, что вы управитесь. Времени у нас мало, давайте обсудим несколько вариантов перехода линии фронта.

Николай Артурович достал карту и расстелил на столе…

В это же время далеко от Одессы, в одном из городов, освобожденных от гитлеровских захватчиков, в тесном кабинете два человека — майор Полуда и капитан Лесников — склонились над картой-двухверсткой, расстеленной на столе.

— Район выброски мы обсудили с летчиком Рожновым, — докладывал капитан. — Пришли к заключению, что лучше всего здесь, — он показал по карте, — в районе сел Мостовое — Ляхово. Дальше Бурзи будет добираться пешком вдоль Николаевского шоссе. Лиманы, в связи с их усиленной охраной, он обойдет с севера. В случае задержания патрулем Бурзи рассказывает легенду: он работал на рытье окопов под Мелитополем. Вот, Герасим Остапович, командировочное удостоверение с отметкой оккупационных властей… — Капитан достал из папки бумагу и положил перед Полудой.

Майор внимательно прочел документ, через лупу осмотрел печать и штамп, близко поднес к настольной лампе и проверил на просвет, затем молча вернул капитану.

— По легенде, Бурзи работал на земляных работах под Мелитополем и теперь пробирается в Одессу, куда, по имеющимся у него сведениям, эвакуировались из Херсона его жена и родители. Вот паспорт Бурзи с пропиской херсонской полиции и отметкой о трудовой повинности. — Он передал документ майору.

Прихлебывая давно остывший чаи, Полуда перелистал паспорт, задержался на штампе прописки, но документ не вызывал подозрений.

— Письма? — спросил он.

— Вот письмо от жены Бурзи, Тамары, в котором она пишет об эвакуации из Херсона. Вот письмо от родителей. Конверты с печатью мелитопольского отдела связи и штампом немецкой военной цензуры. Вот фотография, где снят Бурзи, он опирается на лопату… Рядом с ним немецкий сержант. На заднем плане панорама Мелитополя…

— Когда вы наметили переброску?

— В ночь на первое января. Встреча Нового года, праздничное настроение, внимание ослаблено…

— Новый год несет гитлеровцам новые поражения. Фронт прорван. Грабьармия откатывается на запад. Какой же тут праздник? Кроме того, жизнь иной раз вносит поправки даже в хорошо продуманный план…

Майор задумался. Его лицо исказила гримаса боли — воспаление тройничного нерва, результат контузии, — но глаза спокойны и сосредоточенны.

— Наконец-то прояснилось молчание Гефта, — сказал он после паузы. — Оставленный ему на связь Яков Вагин эвакуировался из Одессы с последним транспортом. Только вчера получены сведения… В каком трудном положении оказался Гефт… Ни разу за эти полгода не вышли в эфир Шульгина и Красноперов. Что это, провал? Или потеря рации? Словом, откладывать заброску Бурзи до первого января, думается, не следует…

— Есть еще одна причина… — замялся капитан.

— Почему же вы молчите?

— Видите ли, Герасим Остапович, только три дня, как Бурзи вернулся из Херсона. Пять месяцев человек находился на краю пропасти…

Капитан Лесников года не доучился на филологическом: помешала война. Но думал он и говорил приподнятыми литературными образами, считая втайне майора Полуду службистом и человеком сухим, бездушным.

— Задание, как вы знаете, — продолжал капитан, — Бурзи выполнил. Наладил связь, привез обширную информацию. Но человек устал. Поизносились нервы… Надо же ему дать хотя бы две недели отдыха…

— А что Бурзи думает сам?

— Я у него не спрашивал…

— Он сам настаивал на двухнедельном отдыхе?

— Нет. Бурзи — человек скромный и никаких условий не ставил…

— Где он остановился?

— В гостинице. Сейчас Бурзи здесь, у меня. В гостинице нет света, он читает…

— Что читает?

— Томик стихов Константина Симонова. Говорит, что за эти пять месяцев отстал на столетие…

— Вот что, Владимир Семенович, пригласите-ка вы Бурзи ко мне. Но о нашем разговоре ни слова!..

Лесников вышел из кабинета и вскоре вернулся с Бурзи.

Полуда пошел к нему навстречу, тепло поздоровался и, усадив на диван, сел рядом:

— Простите, Валерий Эрихович, что до сих пор не удосужился с вами встретиться. Как вы нашли своих родителей? Жену?

— Жена эвакуировалась в Грозный. Она сама из тех мест, — ответил он. — Ну, а родители… Старику пришлось пойти работать, но он не чает того времени, когда придут наши…

— Понимаю. Отец помогал вам?

— Мое появление в Херсоне очень удивило родителей. Когда я, по легенде, рассказал им, что бежал от большевиков, отец нахмурился и сказал: «Какой позор! Не вздумай рассказывать об этом знакомым!» — Валерий улыбнулся. — Ну, а потом, когда я ввел отца в курс дела, он деятельно помогал…

— Очень устали, Валерий Эрихович?

— Как вам сказать… В первые дни после перехода линии фронта я почувствовал какую-то душевную слабость… Нервы сдали. Знаете, как после большого перехода дрожат ноги. Так вот и нервы… Каждая жилка в тебе дрожит и просит покоя… Но ведь я до вас две недели добирался. За это время все пришло в норму, хоть сейчас на задание! — он снова улыбнулся.

— Вы в курсе наших планов?

— Да, вот с капитаном Лесниковым и летчиком Рожновым мы обсудили план, договорились по всем вопросам.

— А что, если мы прервем ваш отдых?

— Я, признаться, — он застенчиво улыбнулся, — закис от безделья!..

— Тогда давайте осуществим вашу заброску не под первое января, а в ночь с семнадцатого на восемнадцатое. Как вы думаете? Успеем?

— Успеем. Легенда мне знакома, хоть ночью разбудите — от зубов отскакивает. Документы готовы. Маршрут разработан. Остались инструкция, адреса, явки…

— Помнится, при заброске в Херсон вы летели на «ЛИ-2» с Гефтом, Красноперовым и Шульгиной?

— Да, с ними я познакомился на аэродроме в Ростове-на-Дону четырнадцатого июня.

— Будем считать, Валерий Эрихович, что мы договорились. Я доложу генералу, и мы встретимся для делового разговора…

Раздался требовательный телефонный звонок. Полуда снял трубку:

— Майор Полуда у аппарата! Да. Слушаю, товарищ генерал. Как раз у меня! — он посмотрел в сторону Бурзи. — Да. В ночь с семнадцатого на восемнадцатое. Успеем, товарищ генерал. — Положив трубку, майор сказал Лесникову: — Штаб партизанской дивизии принял из Одессы радиограмму подпольного райкома партии за подписью товарища Романа, где, между прочим, сказано: «Передайте, что Золотников работает успешно, ждет связного».

1     8   9   10   11   12   13   14   15     21


Похожие:

Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Аннотация Повесть «Поезд прибывает по расписанию»
Повесть «Поезд прибывает по расписанию» принесла молодому Бёллю признание и славу. Герой повести предчувствует, что будет убит партизанами….
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Уроки Торы
Мы начинаем публикацию очередной серии бесед Любавичского Ребе. Редакция с удовлетворением констатирует, что материалы этой рубрики…
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Леонид Борисович Дядюченко автор нескольких книг стихов и документальной прозы, а в 1974 году в издатель­стве «Молодая гвардия» вышла его первая книга
«Молодая гвардия» вышла его первая книга, включаю­щая художественную повесть «Скарабей», давшую название всей книге, и несколько…
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Бывает летом пора: полынь пахнет так, что сдуреть можно. Особенно почему то ночами. Луна светит тихо. Неспокойно на душе, томительно. И думается в такие
И думается в такие огромные, светлые, ядовитые ночи вольно, дерзко, сладко. Это даже — не думается, что то другое: чудится, ждется,…
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Дэвид Д. Шварц искусство мыслить масштабно
Для чего была написана эта книга? Зачем нужно было начинать такое широкое обсуждение темы «Искусство мыслить масштабно»? В этом году…
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Викторина. Известны ли вам
Цветковые растения с самыми большими листьями, самыми большими соцветиями, самыми большими плодами
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Гарри гаррисон
Т. А. Шиппи и Джеку Коэну, без помощи которых эта книга никогда не была бы написана
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon «…Но нам священный град Петра, Невольным памятником будет»
Оказалось, что это путешествие очень увлекательно! Чего стоит один только «дом Мурузи» или «Башня» Вячеслава Иванова. А чудесное…
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Книга адресована широкому кругу читателей
Каковы исторические корни романтической любви, и существует ли такая любовь в наше время? Как изменилась ее психология? Этим и другим…
Книга написана увлекательно и, как нам думается, будет с интересом встречена самыми широкими кругами читателей. «Повесть о чекисте» icon Эта повесть нечто среднее между фанфиком и оригинальным. Не знаю как правильно будет назвать ее теперь



Интересно:   Российской федерации

Related posts

Leave a Comment