Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера

Название Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера
страница 21/42
Дата конвертации 02.03.2013
Размер 6.23 Mb.
Тип Документы

1     17   18   19   20   21   22   23   24     42

***
Из отделения милиции он ушел в начале двенадцатого. Ментовский следак тщательно опросил его по факту стрельбы, заполнил протокол допроса свидетеля.

Оба эсбэушника присутствовали при этом, но вели себя пассивно, лишь изредка задавая некие уточняющие вопросы. Андрей стойко придерживался своей версии, совсем как Семен Семеныч Горбунков («шел, упал, очнулся — гипс»)… Все — и мент, и эсбэушники — понимали, что он лжет, но никаких эмоций не проявляли.

Эсбэушники же вызвались подвезти Андрея до дома. Сперва он хотел отказаться, но, подумав, согласился. Эта маленькая услуга ни к чему его не обязывала. Нога успокоилась, но голова болела. Он согласился с предложением Полковника, и эсбэушная «Волга» за пять минут домчала его домой.

— Вы, — сказал Полковник, прощаясь, — подумайте о моем предложении, Андрей Викторович.

— Обязательно. Вы мне номера телефонов своих оставьте, Игорь Кириллович, — ответил Андрей.

Он надеялся получить визитку, где будет указана должность Полковника.

Но Игорь Кириллович написал свои телефоны — домашний, рабочий, мобильный, — на листочке, вырванном из блокнота.
***
— Мы тут чуть с ума не сошли, — сказал Повзло. — Мы звоним тебе, начиная с половины девятого, каждые три минуты… Почему ты не отвечал? Что происходит?

— Погоди, Коля, — произнес Обнорский. Не раздеваясь, он опустился на табуретку в кухне. — Погоди, дай оклемаюсь маленько… Смудаковал я, ребята. Есть такое дело.

— Да что случилось? На тебе лица нет… куртка порвана…

Андрей достал из кармана таблетку, вылущил одну из блестящей фольги, жестом попросил воды. Родион налил ему стакан минералки… Андрей запил таблетку. Родя и Коля сидели напротив него с напряженными лицами. Они ждали объяснений, но тактично давали Обнорскому возможность оклематься. Андрей ценил их такт. Он понимал, что ребята встревожены. Ведь с момента контрольного звонка, который он обязан был сделать, но не сделал, прошло больше двух часов.

С сотрудниками «Золотой пули» уже не раз случались… как бы это помягче?… нештатные ситуации. Иногда очень серьезные. В Агентстве была выработана практика: отправляясь на задание, которое может иметь «последствия», сотрудник обязательно ставил об этом в известность руководство и обязательно отзванивался через загодя оговоренное время. Эти нехитрые меры иногда позволяли избегать неприятностей… Андрей в контрольное время не отзвонился, и теперь ему было неудобно перед подчиненными.

— Может, чайку? — спросил Коля.

— Конечно, — сказал Андрей. Он бодро улыбнулся и закричал: — Я пошел в туалет!

Он умыл лицо и присел на край ванны. Закурил. Глядя на себя в зеркало, подумал, что обязан извиниться перед ребятами и еще раз напомнить о праве выбора — присяги они не давали и рисковать жизнью не обязаны. Игра, которая шла до сих пор в обычных, в общем то, рамках, пошла на грани фола, и не исключено, что может перейти эту грань.

Из ванной Обнорский вышел, когда таблетка уже начала действовать и голову отпустило. Чайник вскипел, вкусно пахло лимоном, в кухне царил домашний уют, и почти не верилось, что всего три часа назад он уходил от погони… от погони в центре Киева. Но все таки это было: темная, заснеженная лестница, спускающаяся к Днепру… загонщики за спиной… ледяной ветер… блеск битого стекла в прическе университетской дамы… «беседа» с Полковником и Милашкой. И обо всем этом надо рассказать Коле с Родькой.

— Может, коньячку, шеф? — спросил Родион.

— Две капли, — сказал Андрей.

Родя быстренько налил стопку янтарной жидкости, но Обнорский к ней не притронулся. Он сделал глоток горячего, крепкого чаю… Зазвонил телефон.

— Это Соболев, — сказал Коля.

— Почему Соболев? — спросил Андрей.

— Пока ты был в ванной, я сообщил, что ты нашелся, — ответил Коля.

Андрей взял трубку, покачал головой. «Я сообщил, что ты нашелся», означало, что сперва Повзло сообщил Соболеву, что Андрей пропал.

— Нормально, — сказал Обнорский Коле и — в трубку: — Алло.

— Ну слава Богу, — услышал он голос премьера. — Что случилось, Андрей?

— Не телефонный разговор, Сергей Василич, — ответил Андрей. — Вы завтра прилетите в Киев — тогда все и расскажу.

— Кое что я и так уже знаю, — сказал Соболев.

— Каким образом?

— После звонка Николая Степаныча я связался кое с кем из киевского руководства… Им, правда, сейчас ни до чего. Все стоят на ушах из за заявления Стужи… Но десять минут назад мне позвонили и намекнули, что некий журналист попал в неприятную историю на киевском фуникулере. Это так?

— В общих чертах — так.

— Немедленно прекращай расследование, Андрей.

— Почему, Сергей Васильевич?

— Я приглашал вас поработать. Но не под пулями. Немедленно прекращай расследование… Я не хочу иметь на совести ваши трупы.

— Давайте, Сергей Васильевич, мы все это обсудим завтра.

— И обсуждать нечего, Андрей Викторович. Расследование закончено.

Обнорский положил трубку, выпил глоток коньяку… Но снова зазвонил телефон. Он вздохнул и взял трубку.

— Алло?

— Господи, Андрей, — сказала Галина. — Где ты пропадаешь? Я звоню тебе на мобильный, я звоню сюда… Твои орлы темнят, путаются… Что у тебя случилось?

— Все в полном ажуре…

— А где ты был?

— Это ревность?

— Может быть, и ревность… Я же чувствую, что Повзло мне врет.

— Он не врет. Он просто проявляет мужскую солидарность.

— Ах, даже так? Ладно, разберемся… Ты придешь сегодня?

— Извини, но сегодня не могу. Я очень устал.

— Ну вот! А я тебя жду.

— Завтра, Галя, завтра. Ты извини, — Обнорский положил трубку, посмотрел на коллег.

— Ну с, господа инвестигейторы, слухайте сюды.

Рассказ Обнорского был сух, полностью лишен эмоций, лаконичен. Он излагал только факты и не давал никаких комментариев. Напоследок сказал:

— Соболев считает, что расследование необходимо прекратить.

— … твою! — сказал Коля.

— Спокойно, Коля. Все оценки и решения будем принимать завтра. Сейчас есть более насущная задача.

— Какая? — спросил Родион.

— Возле Филармонии брошен автомобиль. Нужно его пригнать.

— Сейчас мы сгоняем за ним, — кивнул Родя.

— Вместе пойдем, — ответил Андрей.

— Да ладно, ты то отдыхай.

— Рад бы, но не могу. Потому что хочу посмотреть все на месте. Я уронил там телефон… Не исключено, что дружбаны мои — загонщики — тоже что нибудь обронили. Надо поискать.

— Это лучше утром, — возразил Коля. — Что мы в темноте найдем?

— Нет, — возразил Коле Родя, — откладывать не гоже. Те, что гоняли Андрюху, могут нас опередить… Если уже не опередили.

— Тогда поехали.
***
Машина никуда не делась. Стояла там, где Обнорский ее оставил. Нетронутый, чистый снег вокруг подтверждал, что никто к ней не подходил. Дотошный Каширин все таки долго всматривался сквозь заиндевевшие окна внутрь салона, подсвечивал себе фонариком карандашом.

— Что ты там хочешь найти, полярный волк? — спросил Повзло.

— Голову Горделадзе, — огрызнулся Каширин. Потом лег на снег и заглянул под машину. — Вроде чисто, — сказал, поднимаясь. — Открывай, шеф.

Обнорский нажал кнопку брелока сигнализации, «девятка» мигнула «габаритами», щелкнул центральный замок. Втроем сели в машину, пустили движок.

— Значит, так, — сказал Обнорский. — Мы с Родей идем на лестницу, осматриваем место, где я спрыгнул, авось найдем хотя бы мой телефон. А ты, Коля, постоянно находишься в машине. Сидишь с включенным движком, готовый нас подхватить при шухере… Давай определим точки, где ты подберешь нас, ежели что.

Обнорский набросал от руки схемку, на которой обозначил треугольник, образованный Владимирским спуском, набережной и лестницей от спуска до набережной.

— Вот так. Точки для экстренной эвакуации по вершинам треугольника. Номер один — верх, начало лестницы. Номер два — то самое место, где я выскочил на Почтовую площадь, и номер три, наконец — тоннель с выходом на Набережное шоссе. Вопросы есть?

— Вопросов нет… Но лучше было бы обойтись без шухера.

— Тогда — вперед! К лестнице.

Ветер утих, вызвездило. Обнорский и Родион ступили на лестницу. Андрей посмотрел на часы — почти полночь, прислушался к своим ощущениям: страха не было, но напряжение он определенно испытывал.

— Как ты, Родя? — спросил Андрей негромко. — Нормально. А что?

— Да нет, ничего. Не боишься? Можем ведь нарваться…

— А это уж как выйдет, шеф… Два то раза все равно убить нельзя.

— Резонно, — буркнул Обнорский, думая про себя, что убить два раза, конечно, нельзя, но убивать можно очень долго. Душу это никак не греет.

Они пошли вниз. Слегка поскрипывал снег под ногами, светился Днепр внизу… Машинально Андрей оглянулся назад. Наверху никого не было. Он усмехнулся. Сейчас лестница не казалась ему такой бесконечно длинной, как четыре часа назад, когда вслед за ним шли «самонаводящиеся торпеды». И вход в тоннель не выглядел таким зловещим.

— Кажется, здесь, — сказал Андрей, останавливаясь.

Каширин посветил фонариком — стали видны полузанесенные снегом следы.

Довольно аккуратно, без каскадерских трюков, Андрей и Родя перелезли через перила, стали изучать снег под ногами. Он еще хранил следы ног трех спрыгнувших с лестницы крупных мужчин. Но телефона нигде не было видно.

— Худо, — сказал Обнорский. — Если его подобрали эти быки — лучшего подарка для них не придумаешь.

— Еще бы, — вздохнул Каширин.

Сотовый телефон, попавший в чужие руки, — идеальное средство для провокации. В самом примитивном виде можно просто подбросить принадлежащий Андрею телефон рядом с каким нибудь трупиком… А на нем эксперты найдут «пальцы» Обнорского. Однако, даже если «пальцев» нет, откреститься от «трубы» невозможно. Как автомобиль или оружие, сотовый телефон подлежит обязательной регистрации, имеет «привязку» к конкретному человеку. Установить этого человека очень легко… Лучшего средства для провокации нет. Можно, конечно, подбросить «трубу» рядом с трупом. А можно поступить тоньше: сделать с «трофейной трубы» звонок о заложенной бомбе.

— Да уж, — вздохнул Родя. — А точно здесь уронил?

— Больше негде, — ответил Андрей.

— Давай его позовем.

— Точно! — улыбнулся Обнорский. — У меня сегодня что то с мозгами. Не мой день. Что ни делает бедняк — все он делает не так.

— Лишь бы не разбился при падении, — говорил Родя, набирая на своем мобильном номер трубки Андрея. — Лишь бы работал.

В ночной тишине знакомая трель прозвучала отчетливо и громко. Занесенный снегом «эриксон» лежал почти под ногами у Обнорского.

— Ну до чего телефоны насобачились маленькие делать, — сказал Родион. — Лежит под ногами — и хрен заметишь… Но надежные. Четыре часа пролежал на морозе, в снегу, а поди ж ты — работает.

Андрей поднял трубу, осторожно обтер от снега, сунул в карман. Они покружили вокруг места обнаружения телефона, но ничего больше не нашли…

Медленно двинулись тем же маршрутом, которым Обнорский убегал к Почтовой площади. Следы двух «торпед» в точности повторили его путь. Андрей и Родион вышли на площадь и, оставаясь в тени деревьев, вызвали Колю.

— У вас все в порядке? — сразу откликнулся Коля.

— В порядке… Выезжай в точку два.

— Пять секунд, — ответил Повзло. Ожидая его, Родя вертел головой по сторонам. Когда рядом затормозила «девятка», Каширин что то высмотрел на снегу, наклонился и подобрал.

В теплом салоне автомобиля было уютно, как дома. Пахло табаком, играл джаз.

— Телефон нашли? — спросил Повзло.

— Нашли.

— А еще что нибудь?

— Больше ни хрена, — пожал плечами Андрей. Родя хмыкнул и сказал:

— Как знать… Может, и нашли.

— А что?

Родион молча показал смятую пачку из под «Мальборо». Он держал ее за уголки кончиками пальцев.

— Ты что же, Родя, хочешь сказать, что эта пачка…

— Не знаю. Не знаю, шеф. Но эта пачка лежала там, где ты выскочил из «леса». А твои преследователи остановились там же. Они за тобой не пошли, рассчитывая, видимо, перекрыть тебе дорогу обратно, если ты надумаешь рвануть наверх по Владимирскому спуску. Эта пачка может принадлежать одному из них.

— Э э, брось, Родя, — сказал Андрей. — По Владимирскому спуску в день проходят сотни людей. Пачку может выбросить любой. Да и вообще — неизвестно, сколько она тут валяется… Так?

— Нет, не так… По спуску, конечно, проходит много народу. Но, во первых, не каждый забросит смятую пустую пачку за восемь метров от тротуара.

Пачка — не камень. Она легкая и далеко не летит. Во вторых, пачка совсем свежая. Она хранит отчетливый запах сигарет, она сухая и чистая. Значит, выбросили ее совсем недавно. Скорее всего, несколько часов назад. В третьих, она найдена именно там, где тормознулись твои «торпеды».

— Из этого ты, Родион, делаешь вывод, что…

— Я не делаю выводов. Я просто обнаружил пустую пачку, которая может принадлежать одному из твоих «друзей»… Всего лишь может. Но подобрать ее с земли мне было нетрудно. Может, удастся проверить на «пальцы».

— Свернет завтра Соболев наше расследование, — сказал Коля, — вот и проверишь.

Обнорский посмотрел на часы и произнес:

— Уже сегодня, мужики… уже сегодня.

1     17   18   19   20   21   22   23   24     42


Похожие:

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Андрей Колесников "Идите ко мне, бандерлоги"
Владимир Путин провел прямую линию со страной, в ходе которой выяснилось, что выборы губернаторов и сенаторов могут снова стать прямыми…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Правительство москвы премьер распоряжение от 15 июня 2000 г. N 604-рп о проведении чемпионата москвы по автомобильным кольцевым гонкам
Принять предложение первого заместителя Премьера Правительства Москвы Шанцева В. П
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Олимпиадные задания по истории для обучающихся 7-х классов
Александр Пересвет, Андрей Ослябя, Дмитрий Боброк-Волынский, Владимир Андреевич Серпуховский
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Андрей Плигин, Александр Герасимов
Этот очерк, как и руководство в целом, был написан по многочисленным просьбам наших студентов, читателей нашего журнала и участников…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Программа: Организационные вопросы. Карпова В. П. Памятные места Великого стояния на Угре 1480 года в границах нп «Угра». Информация о проекте. Новиков В. П
Новиков Валерий Петрович рассказал о памятных местах Великого Стояния с показом красочных ландшафтных слайдов. Выделил проблемы состояния…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Мировая премьера на фестивале «текстура»
Гопник Вася из провинциального моногородка в исполнении Петра Федорова («Обитаемый остров», «Россия 88», «Фобос») волею случая становится…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Вопросы для подготовки студентов 4 к. Рял (ДО) к экзамену по синтаксису (простое предложение”, “сложное предложение”)
Простое предложение в отношении к другим синтаксическим единицам русского языка. Способ определения простого предложения в рг-80….
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon С какими событиями связаны имена князей Удельной Руси?
Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Ярослав Всеволодович, Александр Ярославович Невский, Ярослав Осмомысл,…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Тест Класс Ракообразные. Константинов В. М. Речные раки обычно встречаются

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon В альметьевском драматическом театре состоится премьера
Альметьевском татарском государственном драматическом театре состоится премьера спектакля «Ашик-Кериб». Это история о любви по мотивам…



Интересно:   Положение о Федерации Утверждено на Совете Федерации 24. 02. 2012

Related posts

Leave a Comment