Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера

Название Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера
страница 26/42
Дата конвертации 02.03.2013
Размер 6.23 Mb.
Тип Документы

1     22   23   24   25   26   27   28   29     42

***
— Сейчас вы нам споете арию варяжского гостя, — произнес незнакомый голос за спиной. Андрею очень хотелось обернуться, но он не стал оборачиваться. А голос добавил:

— Выйдите все, я хочу поговорить с господином журналистом тет а тет.

— Мы освободили ему руки…

— Ничего. Деться ему отсюда все равно некуда… Выйдите. Он отлично все понимает.

Андрей услышал, как открылась дверь и несколько человек… трое? четверо?… вышли. Дверь затворилась. В комнате было очень тихо. Андрей пытался уловить движение или дыхание человека, но не смог этого сделать. Он удивился — обычно ему это удавалось. В этот раз ощущения присутствия человека за спиной не было, и Обнорский подумал, что из комнаты вышли все, включая того, кто отдал приказ: выйдите все. Он уже собрался было обернуться, но человек вдруг кашлянул и сказал:

— Так на кого же вы работаете, Обнорский?

— На Агентство журналистских расследований.

— Мы наводили справки о вашем Агентстве в Питере.

— И что?

— Агентство — хорошее прикрытие для разведывательно аналитической структуры… На Черкесова работаете или прямо на Путина?

— Вы нам льстите… Вас, простите, как величать?

— Николай Николаич, — ответил Заец.

— У вас, похоже, сплошь одни Николаи собрались.

— Обнорский, вы отдаете себе отчет, в какую неприятную ситуацию вы попали?

— Кажется, да. Отдаю.

— А мне кажется — нет, не отдаете. Вы влезли туда, где вам делать нечего. Ваше присутствие здесь нежелательно. Вам намекали тактично, но вы не поняли. Вам намекнули всерьез, и вы опять ничего не поняли… Я мог бы посчитать, что это от недомыслия… Я мог бы так посчитать. Но я вижу, что вы профессионал. — Заец умолк, потом спросил, как будто выстрелил:

— ГРУ? ФСБ?

— Глупости, Николай Николаич, — ответил Обнорский. — Я действительно когда то служил в ГРУ. Но это было очень давно.

— Но старые связи остались, и однажды вас попросили поработать на благо Родины… Так?

— Нет, не так. Я не имею никаких контактов с ГРУ. И не являюсь сотрудником. Я журналист.

— Странно было бы, если бы вы заявили обратное… Но наш с вами разговор не закончится до тех пор, пока я не узнаю, на кого же вы работаете.

— Я уже сказал: на себя. На Агентство журналистских расследований.

— Вы же служили в ГРУ… Вы ведь знаете, как допрашивают пленного в реальных условиях. А, Обнорский?

— Знаю, — сказал Андрей глухо.

— Тогда вы должны понимать, что вас ждет, — спокойно произнес Заец.

Андрею стало не по себе. За его спиной слегка заскрипел паркет — видимо, подумал Андрей, Николай Николаич подошел ближе. Но Андрей по прежнему не ощущал его присутствия. Щелкнула зажигалка, и Заец произнес почти в ухо:

— Либо вы сейчас расскажете мне всю правду, либо я зову своих костоломов. Дальнейшее понятно… Ну, звать людей то?
***
Родион тряхнул головой и снова посмотрел на стену в шелушащейся серой побелке. Нет, не приснилось. Корявые буквы не исчезли, все так же оставались на стене. Бурый кирпич проступал из под них, как запекшаяся кровь:

«Тому, кто это найдет. Мое имя — Георгий Горделадзе. Меня похитили люди Отца. Пытают. Навер. — убьют. Сообщите Алене. 235 …  …».

— Вот это сюжетец! — пробормотал Родя. — Даже Дюма папахен не мог такого придумать… Куды Дюме?

Родион забыл про наручники, про то, что холодно и хочется курить. Он сидел на корточках, прислонившись к спинке кровати, и смотрел на зловещие буквы цвета запекшейся крови… Значит, здесь держали Горделадзе. Вероятно, здесь же его и пытали… Здесь и убили. Возможно, он спал на этой кровати. Возможно даже, что окурок, который нашел «граф Мальборо» — остаток сигареты, которую курил Георгий… Ай да дела!

«А может быть, — подумал вдруг Родион, — есть и другие надписи?» Он стал внимательно разглядывать стену. Иногда ему казалось, что он видит текст, но всякий раз это оборачивалось обманом — трещинки на кирпиче и лохмотья побелки создавали иллюзию нацарапанных букв.

Родион сел на кровать, задумался. Он представил себе измученного, обреченного человека, выцарапывающего буквы на стене. От его дыхания шел пар.

Стоп! Не было никакого пара — Георгия держали здесь в сентябре, когда еще тепло… Измученный человек царапал чем то острым по стене в надежде, что когда нибудь кто нибудь это найдет. И тогда его убийцы будут наказаны.

Но будут ли? Сумеет ли почерковедческая экспертиза доказать, что каракули на кирпиче принадлежат Горделадзе? А если сумеет, то явится ли это достаточным основанием для предъявления Отцу обвинения?

В любом случае, это улика. Железная, забойная улика… В оперативном, по крайней мере, плане… А чем, кстати, нацарапал Г.Г. этот текст? Копейкой не нацарапаешь — буквы врезались довольно глубоко. Родион снова начал шарить глазами по пыльному полу. Спустя несколько минут он нашел то, что искал…
***
— …Ну, звать людей то?

— Это каких таких людей? Гоблинов, что ли? — зло спросил Обнорский.

Заец рассмеялся. Отсмеявшись, сказал:

— А ведь дрогнул голосок то… дрогнул. А, Андрей Викторыч? Страшно стало? А зря… мы же не звери. Не буду я вас пытать. Не буду. Зачем это? Дико, грубо, пошло. Незалежная ненька Украина семимильными шагами движется на сближение с цивилизованным миром, а тут — пытки какие то… Ну к чему это? Вы согласны?

Андрей молчал. Что можно было ответить на это словоблудие?

— Мы будем разговаривать по другому, Андрей Викторович. Цивилизованно, вполне по европейски… Доктор! Эй, доктор!

Заец подошел к двери, распахнул ее:

— Эй, доктор! Вы где?

— Я здесь, Констан… Николай Николаич.

— Начинайте, доктор.
***
Родион поднял с пола то, что искал — обломок трехгранного напильника…

«Как штык, — подумал Родион, — как штык». Вот этим «штыком» Горделадзе, видимо, и нацарапал свой последний «материал». Как всегда — разоблачающий. Вот только у этой его «статьи» не было читателей. За исключением Родиона Каширина.

— Вот как обернулось, Гия, — сказал Родя. — Я — единственный читатель твоего последнего опуса, Дон Кихот ты наш.
***
— Мы будем работать вполне цивилизованно… Начинайте, доктор.

Сзади к Обнорскому подошел еще один человек.

— Снимите пиджак, — сказал он.

Андрей снял пиджак, и чья то рука тут же его подхватила. Рука была ухоженной, почти женской. Обнорский стал закатывать рукав рубашки.

— Это ни к чему, — сказал доктор.

— Сквозь рубаху колоть будете?

— Совсем колоть не будем, молодой человек… Вы что себе вообразили — «сыворотка правды» и прочее? Глупости. У нас есть средство получше — наш старый друг Полиграф Полиграфыч. Не знакомы?

Детектор лжи, понял Обнорский, ответил:

— Нет, не знаком.

— Ну что же? Сейчас и познакомитесь, — почти добродушно сказал доктор или кто он там был на самом деле. — Встаньте, пожалуйста… Мне неудобно крепить датчики.

Андрей встал.

— Поднимите руки… Вот так… хорошо.

Грудь Обнорского охватила эластичная широкая лента с отходящими от нее проводами.

— Не туго? — поинтересовался доктор заботливо.

— Нет.

— Замечательно. Знаете, что это такое? Руки, кстати, можете опустить.

Андрей опустил руки, пожал плечами.

— Это датчики дыхания — верхнего и нижнего. Они «слушают», как изменяется ваше дыхание, когда вы волнуетесь. А волнуется человек, когда лжет. Он сам не замечает этого, а датчик замечает… Так, теперь под ножки стула подложим «треморы». Это, голубчик, датчики двигательной активности… Они расскажут нам, в какой именно момент ваши мышцы начинают непроизвольно сокращаться… Кстати, вы можете сесть.

Андрей сел на стул. Доктор продолжал что то болтать. У Обнорского появилось желание взять его за горло и… Нельзя! Кроме доктора, есть еще Николай с пистолетом и двое гоблинов с дубинками. Плюс Николай Николаич, которого даже не ощущаешь за спиной… А в холодной сидит Родя, прикованный к кровати. Нельзя!
***
Обломок трехгранного напильника похож на штык. Им можно выцарапывать надписи по кирпичу… Но можно сделать и кое что еще. Родион не сразу сообразил, что именно можно сделать обломком напильника — он был слишком ошеломлен предсмертным письмом Георгия Горделадзе. Он сидел и вертел в руках этот обломок — грубый ржавый трехгранный кусок металла длиной около пятнадцати сантиметров… Вот чем написал журналист Горделадзе свое последнее послание.

— Последнее, — повторил Родион, — последнее… А я — его единственный читатель… И если я не выйду из этой «камеры», то, возможно, окажусь последним читателем.

Эта мысль обожгла вдруг Родиона. И тогда он по другому посмотрел на напильник… Не как на последнее «стило» Горделадзе, а как на обычный слесарный инструмент, пригодный для того, чтобы перепилить никелированную трубу в спинке кровати.
***
— Полиграф Полиграфыч, голубчик, регистрирует «симптомокомплексы», — говорил доктор, опутывая Обнорского проводами. — Его действие основано на регистрации непроизвольных… я подчеркиваю — непроизвольных! — неконтролируемых реакций человеческого организма. Когда вы напряжены (а когда вы лжете, вы всегда в той или иной степени напряжены), ваш организм обязательно на это отзывается. У вас меняется частота и глубина дыхания… У вас напрягаются мышцы, усиливается потоотделение… и так далее. Искусный, хороший лжец запросто может обмануть своего собеседника. Но обмануть машину нельзя. Она «умнее» человека.

— Очень интересно, — буркнул Обнорский.

— Правда интересно? — живо отозвался врач. Андрей промолчал. А эскулап продолжил:

— Первый полиграф изобрели в Штатах еще в тысяча девятьсот двадцать первом году два офицера калифорнийской полиции — Джон Ларсон и Леонард Килер. Тот прибор был еще очень несовершенен.

— Но прогресс не стоит на месте, — сказал Андрей.

— О да! Нынешнее поколение полиграфов практически невозможно обмануть… Проверено многочисленными экспериментами.

— Это радует.

— Я вижу, вы человек с чувством юмора… Это хорошо… Так, дайте мне, пожалуйста, вашу правую руку… Спасибо… На пальчик мы наденем датчик, регистрирующий кожно гальванический рефлекс… Отлично. А теперь левую ручку… на палец левой мы наденем датчик плезиограммы. Он регистрирует изменения в работе сердечно сосудистой системы… Ну вот и все. Мы готовы, Николай Николаич.
***
Родион даже не предполагал, как легко напильник перережет тонкостенную трубу. На вид труба казалась солидной и массивной. На деле толщина стенок не превышала миллиметра, и, даже работая левой рукой, он сделал работу за двадцать минут. Роде было жарко. Он пилил как механическая пила, опиливал трубу по окружности… Он все время косился на дверь, ожидая, что вот — войдут…

Увидят. И тогда ничего не выйдет. Он пилил как заведенный. Сыпались горячие опилки, визжал нагревшийся напильник, вибрировала труба. Когда она стала «дышать» по месту надреза, Родион нажал на нее руками — труба лопнула и наручник соскользнул… Родя вытер пот со лба.
***
— Мы готовы, Николай Николаич. Можно начинать?

Заец посмотрел на доктора, застывшего у прибора, на затылок Обнорского.

— Начинайте, — бросил он. — Я сейчас вернусь. Заец вышел в соседнее помещение — там сидели быки и Николай. Курили, смотрели телевизор. Когда Заец вошел, дружно обернулись к нему.

— Как там этот? Второй гусь? — спросил Заец.

— Сидит, — ответил Николай и пожал плечами.

— Дайте ключи.

Один из бойцов достал связку ключей. Выбрал один, показал который, протянул шефу.

— Мне сходить с тобой, Григорич? — спросил Николай.

— Отдыхай, — бросил Заец. Он ушел — одна рука в кармане, в другой ключи. Он спустился на первый этаж, вставил ключ в замок.
***
Родя услышал шаги за дверью, потом звук вставляемого в замок ключа. Он отлично понимал, что шансов у него немного. Если за ним придут как за Обнорским — втроем, с дубинками, — то шансов вообще нет. Если вдвоем, или — предел мечтаний! — один человек, то некий шанс все же имеется. Из «камеры» он сумеет вырваться. А вот что дальше — непонятно… Возможно, он сразу напорется на охрану. Возможно, заблудится в коридорах… Да он вообще не представлял, где находится. Может быть, даже вырвавшись из здания, окажется на охраняемой территории с трехметровым забором, колючкой по верху и собачками… Его быстренько поймают и отмудохают дубинками (Родя поежился) по полной программе. Возможно, и Обнорскому подкинут. Но самый главный шаг был уже сделан, отступать поздно.

Замок щелкнул, дверь распахнулась. На пороге стоял невысокий мужчина в костюме, с галстуком, в маске… без дубинки… один.

Заец окинул взглядом помещение. Что то ему не понравилось, но он не понял, что именно. Каширин сидел на кровати, положив правую руку на спинку. От его дыхания шел парок, глаза смотрели исподлобья. Люди, которые в Киеве присматривали за Кашириным, доложили, что объект шустр, хитер и, возможно, из бывших ментов. Да Заец и сам нашел время взглянуть на объект и пришел к тем же выводам: прикидывается простаком, но это далеко не так. Ничего, найдем к нему подходы.

Заец вошел в «камеру», прикрыл дверь и сказал вполне дружелюбно:

— Холодно тут у вас.

— Дубак, — согласился Каширин.

1     22   23   24   25   26   27   28   29     42


Похожие:

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Андрей Колесников "Идите ко мне, бандерлоги"
Владимир Путин провел прямую линию со страной, в ходе которой выяснилось, что выборы губернаторов и сенаторов могут снова стать прямыми…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Правительство москвы премьер распоряжение от 15 июня 2000 г. N 604-рп о проведении чемпионата москвы по автомобильным кольцевым гонкам
Принять предложение первого заместителя Премьера Правительства Москвы Шанцева В. П
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Олимпиадные задания по истории для обучающихся 7-х классов
Александр Пересвет, Андрей Ослябя, Дмитрий Боброк-Волынский, Владимир Андреевич Серпуховский
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Андрей Плигин, Александр Герасимов
Этот очерк, как и руководство в целом, был написан по многочисленным просьбам наших студентов, читателей нашего журнала и участников…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Программа: Организационные вопросы. Карпова В. П. Памятные места Великого стояния на Угре 1480 года в границах нп «Угра». Информация о проекте. Новиков В. П
Новиков Валерий Петрович рассказал о памятных местах Великого Стояния с показом красочных ландшафтных слайдов. Выделил проблемы состояния…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Мировая премьера на фестивале «текстура»
Гопник Вася из провинциального моногородка в исполнении Петра Федорова («Обитаемый остров», «Россия 88», «Фобос») волею случая становится…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Вопросы для подготовки студентов 4 к. Рял (ДО) к экзамену по синтаксису (простое предложение”, “сложное предложение”)
Простое предложение в отношении к другим синтаксическим единицам русского языка. Способ определения простого предложения в рг-80….
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon С какими событиями связаны имена князей Удельной Руси?
Юрий Долгорукий, Андрей Боголюбский, Всеволод Большое Гнездо, Ярослав Всеволодович, Александр Ярославович Невский, Ярослав Осмомысл,…
Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon Тест Класс Ракообразные. Константинов В. М. Речные раки обычно встречаются

Андрей Константинов, Александр Новиков Расследователь: Предложение крымского премьера icon В альметьевском драматическом театре состоится премьера
Альметьевском татарском государственном драматическом театре состоится премьера спектакля «Ашик-Кериб». Это история о любви по мотивам…



Интересно:   Арбитражного суда тюменской области

Related posts

Leave a Comment