Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо)

Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо)

Название Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо)
страница 31/57
Дата конвертации 03.03.2013
Размер 7.32 Mb.
Тип Книга

1     27   28   29   30   31   32   33   34     57

«Увлекательная стабилизация»
Кризис не остановился, он взял передышку. Он не побежден политикой правительств – он только замедлил свое развитие. Впереди, как прогнозируют эксперты – новый разрушительный рывок. Каковы особенности текущей ситуации? Что и в результате чего придет ей на смену? Оправдаются ли оптимистические ожидания чиновников? На вопросы главного редактора Рабкор.ру Алексея Козлова отвечает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).
В начале апреля сразу несколько чиновников дали прогнозы по развитию экономической ситуации в России. Оптимистичен вице-премьер Игорь Шувалов. По его словам, «большой шок» пережит, и «мы более эластичны и реагировать можем лучше», чем США и Европа. Министр промышленности и торговли Виктор Христенко сказал, что «выход России из кризиса и экономический подъем будут стремительны». Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев убежден: «Самое плохое позади». Как вы оцениваете подобные высказывания чиновников экономического блока?
Среди государственных фигур распространяется позитив. Связано это прежде всего с макроэкономической стабилизацией. Однако не все чиновники демонстрируют хорошее настроение. Так, президент правления Сбербанка Герман Греф считает, что банковский кризис в России в самом разгаре и источник его – в положении реального сектора. Несмотря на устойчивые цены на нефть, промышленное производство в стране сокращается. Однако в большинстве чиновники увлечены позитивными новостями. В силу своего профессионального уровня они принимают стабилизацию почти за окончание кризиса – отсюда и потоки казенного оптимизма. На деле в мире нет оснований для устойчивого увеличения потребительского спроса, а значит, кризис не завершен. Что касается более пессимистичных оценок, то они основаны на более трезвом восприятии реальности. Подобная «трезвость» не дает ответа на вопрос, как же этот кризис преодолеть. Курс по-прежнему неолиберальный.
Не так давно Владимир Путин выступил с отчетом о работе правительства перед Государственной Думой. Объявлено, что это должно стать традицией. Премьер-министр рассказал о мерах по поддержке банковской системы (на эти цели предусмотрено выделение 255 млрд рублей). Предполагается также развивать правовую базу для слияния банков, что должно помочь очистить банковскую систему от проблемных структур. Путин подчеркнул, что поддерживать нужно не все предприятия, а лишь перспективные. Было сказано о возможном снижении ставки Центробанка. Как вы оцениваете высказанные идеи и практику отчетов? 
Отчет правительства «всенародно избранному парламенту» – мероприятие исключительно пропагандистское. При существующей системе правления его можно и не проводить. Однако экономические меры государства значение как раз имеют. 
Выделяемые властями средства – это средства на борьбу с симптомами кризиса. Причины проблем у банков и промышленных предприятий никак не затронуты, а эти причины и есть причины кризиса. Стабилизация ситуации в мировой экономике создает условия для оптимизма. Продолжай хозяйственное положение стремительно ухудшаться, не было бы никакого отчета правительства. Пока царит увлекательная стабилизация, продолжается игра в эффективную антикризисную политику властей. На деле эта политика (наряду с подобной общемировой политикой) никак преодолению кризиса не способствует. Напротив, чем больше затраты на поддержание лишившихся или почти лишившихся уже естественной рентабельности компаний, тем тяжелее окажется следующий этап падения. 
Кризис не остановлен, его развитие замедлилось лишь внешне. Однако 2009 год преподнесет еще немало сюрпризов: безудержная накачка корпорация деньгами подготовляет мощный скачок инфляции, дальнейшее падение спроса, сокращение производства, рост армии безработных. Но все это пока перспектива. Она откладывается, но не отменяется. Есть основания ожидать сохранения стабилизации до лета, а возможно, и далее из-за новых вливаний средств в экономику США. Это не отменяет сокращения низового потребления. Мировая экономика миновала биржевую фазу кризиса, прошла первую полосу промышленного падения (сейчас оно идет медленно) и переживает верхушечную стабилизацию. Впоследствии глобальный капитализм ожидает новый, возможно, больший, чем прежде, этап промышленного падения.
Если говорить о ставке рефинансирования в РФ, то она вряд ли заработает как инструмент. Формулировка в отчете премьер-министра дана предельно ясная: «В ближайшие месяцы можно рассчитывать на снижение ставки…» Это означает, что пока серьезного снижения ставки не будет. К другим популистским мерам отчета стоит отнести обещание поднять к 2012 году денежное довольствие военных, увеличить пенсии на 24 % (индексировать их). Все это преподносится как некий пакет социальных мер в рамках антикризисной политики власти. На деле это очень скромные уступки, не имеющие экономического значения (даже будь они реализованы). Пенсии, социальные пособия и стипендии в России требуется поднимать в разы (минимум в 3 раза). Пособия должны стать еще и реально доступными. Только при таких «радикальных» шагах может быть польза для национального рынка.
Отчеты в принципе не могут повлиять на изменение антикризисной политики. Однако они способны как подпортить, так и приукрасить имидж правительства как борца с «общей экономической бедой». Кроме обобравшей россиян девальвации и самостоятельно зафиксировавшихся нефтяных цен, других успехов у властей нет. Промышленное падение продолжается, пускай и с замедлениями, а безработица растет. Честно похвастать нечем, но зато можно пользуясь стабилизацией поиграть в открытость. Увы, как только макроэкономическая ситуация ухудшится, отчеты могут пропасть столь же неожиданно, как они и появились. 
По данным Федеральной службы государственной статистики, в феврале констатировалось некоторое улучшение ситуации в промышленности. В январе падение производства в России составило 16 % в годовом выражении. В феврале падение равнялось 13,2 % по сравнению с февралем 2008 года. На что указывают данные Росстата? 
Для восстановления отечественной промышленности условий пока нет. Можно лишь констатировать (при верности данных), что было зафиксировано некоторое замедление промышленного спада. Однако кризис и не может развиваться линейно. В 2008 году он также наступал волнами. Сейчас мы переживаем волну медленного развития, но ее обязательно сменит новый период быстрого падения. Он может начаться еще до лета, а может прийти позже – даже осенью.
Вряд ли результаты февраля были фальсифицированы на 100 %, хотя возможно несколько приукрашены.
Бюджет России в 2009 году будет дефицитным. Согласно утвержденному проекту, нехватка средств составит 3 трлн рублей. Покрытие ее планируют за счет резервов. Субсидии регионам сокращены на 9,5 % по сравнению с 2008 годом, но на 48,5 % увеличены дотации (они составят 579,8 млрд рублей). На 69,6 % запланировано увеличение субвенций бюджетам субъектов Российской Федерации и муниципальных образований (259,8 млрд рублей). По данным газеты «Ведомости», в наихудшем состоянии находится 21 регион, в 47 регионах доходы бюджетов упали более чем на 30 %. Как вы оцениваете положение региональных бюджетов? Как будет развиваться ситуация дальше?
Для России типично стремление концентрировать доходы в федеральном бюджете, а расходы – в бюджетах региональных. Правительству это удобно как политически, так и экономически. В условиях кризиса такая схема получит дальнейшее развитие. Обернется это задержками зарплат, сбоями в финансировании региональных проектов и т.д. Финансовая и общеэкономическая ситуация в регионах будет ухудшаться, но и центр не добьется стабильности: дыры все равно придется латать, и чем дальше тем больше.
Регионы будут поднимать свою задолженность банкам (что затруднительно), а главное – демонстрировать дополнительную лояльность центру. Правительству это нужно, прежде всего, политически. Кризис – опасная пора, экономика перестает работать, а значит, власть начинает терять прежнюю устойчивость.
Беда России в том, что она лишь по названию является федерацией. На деле государство у нас унитарное. В условиях большой и многообразной страны это серьезная беда. Центр стремится решать всё, но что из этого выйдет, можно будет увидеть уже через год. Отказ от фальшивого федерализма в пользу федерализма подлинного (что фантастика) при изменении хозяйственной ориентации страны с внешнего рынка на внутренний могли бы положительно повлиять на ситуацию в регионах. Однако ничего такого само собой не произойдет.
Еще в январе в прессе рассматривалась вероятность перехода России к однолетнему планированию государственного бюджета. Теперь это практически свершившийся шаг. Каково его значение?
В 2007 году бюджет в России стали планировать на три года. Первый срок составлял 2008–2010 годы. Но выполнение трехлетнего бюджетного плана сорвал незапланированный кризис. Правительство фактически перешло на годовое планирование бюджета, прежде чем успело сделать это формально. Однако даже годовое планирование бюджета остается крайне сомнительным. Все дело в спонтанности и быстроте изменения экономических условий. Власти отстают от событий и не управляют ими, если не считать «благотворного» обрушения курса национальной валюты.
Планирование бюджета на три года себя не оправдало. Оно оказалось не планированием, а банальным расписанием расходов при лишенном основания прогнозировании денежных поступлений. Рассчитывать бюджет на год более разумно, но все равно сложно. Кризис – плохое время для статичного планирования, а динамики чиновники ухватить не в состоянии.
В феврале Госдума приняла закон о повышении требований к размеру капитала банков. С 1 января 2010 года банки должны иметь размер собственных средств не менее 90 миллионов рублей, с 1 января 2012 года – не менее 180 млн рублей. На что направлен принятый закон?
Закон прежде всего отражает интересы крупных банков, которым государство пока готово помочь на любую сумму. Направлен он на ускорение тихого поглощения малых кредитных институтов большими банками. Это не самый плохой сценарий для вкладчиков и экономики. Если в стране развернется укрупнение банков, надежность вкладов может увеличиться, а главное, немедленно не произойдет массы банкротств. Государству легче будет поддерживать банки – таков его план. На 1 июля 2008 года в России количество действующих банков составляло 1080. 329 из них имеют капитал менее 180 млн рублей, а 175 банков располагают капиталом менее 90 млн рублей. Все это материал для поглощений более крупными банками.
Накануне и в ходе «Большой двадцатки» Россия представила идею создания новой глобальной валюты, способной заменить доллар в мировых расчетах. «Мудрый Запад» предпочел предложение новой валюты не заметить. Как вы оцениваете это предложение для G20 от России? 
Влияние США и их роль в мировой экономике поддержали доллар. ЕС также не настроен создавать новую валюту. Российское правительство обеспокоено эмиссией доллара, которая грозит вырасти еще и еще больше. Легко и приятно девальвировать рубль, обесценивая во имя «абстрактных» целей доходы и сбережения населения. Но совсем не то ощущение возникает у государственных мужей и крупных компаний, когда их собственные денежные капиталы обесцениваются монетарной политикой США.
Единая мировая валюта стала бы шагом вперед для глобальной экономики. Однако предложение России носило декларативный характер. Оно не могло быть принято, поскольку противоречит интересам США (это понимали в Кремле с самого начала). По итогам G20 в мировом хозяйстве сохраняется прежняя политика: США продолжают получать субсидии от других стран, кризис гасится потоками денег, что лишь дает текущий положительный эффект, но подготовляет новую тяжелую фазу спада. Перераспределение голосов в пользу «молодых экономик» в институтах мирового капитализма остается иллюзией. Вместо него мир идет к развалу существующих институтов. Их радикальное реформирование тоже возможно, но отнюдь не в ближайшей перспективе. О твердой мировой валюте экономисты и политики могут мечтать, но все это еще очень далеко от реальности.
Вопрос газа в отношениях между Россией и Украиной по-прежнему актуален. В марте Путин грозил приостановить поставки газа в Украину (как следствие – в Европу), если не будут произведены платежи. Все обошлось. Киев отреагировал мгновенно. Потом были подписаны соглашения Украины с ЕС по модернизации украинской газотранспортной системы, вызвавшие крайне нервную реакцию Газпрома и чиновников из правительства. Каким может быть продолжение газовой истории? Каково положение Украины?
Очевидно, власти Украины находятся под давлением стран ЕС, для которых новое прекращение поставок газа нежелательно. При этом финансовое положение Киева нельзя назвать даже относительно устойчивым. Экономика Украины в тяжелом положении, а государство не располагает ни резервами, ни стратегией борьбы с кризисом. Вполне возможно, что Украина и дальше будет срывать график поставок, а это в определенный момент сделает вероятным новое отключение Европы. Однако вряд ли подобное произойдет до нового падения мировых цен на нефть. Угроза прекращения поставок газа остается для России главным инструментов борьбы со снижением стоимости нефти.
Долгие месяцы новое падение цен на нефть, а значит, и на газ, оставалось кошмаром для российских чиновников и сырьевых монополий. В Кремле не забывают об угрозе нового падения цен. Правительство стремится прежним способом – нагнетая тревогу перед сбоем поставок – продлить ценовую стабилизацию насколько возможно. На это направлены многочисленные выпады в адрес властей Украины (которые, конечно, далеко не добросовестные покупатели).
Власти России недовольны тем, что в реконструкции украинской газораспределительной системы главную роль должны будут сыграть европейские компании. Европа вкладывает деньги в «повышение надежности украинского транзита», и, разумеется, этими деньгами не будут оплачены услуги российских компаний. Если бы РФ и Газпром хотели получить иной результат, требовалось строить отношения с Украиной совсем иначе. Но, конечно, наивно полагать, будто Украина – лишь жертва алчности российских монополий. Очевидно, что политика верхов страны привела ее к сегодняшнему плачевному состоянию. И присвоение газа российской корпорации – не единственное, что можно поставить в вину киевским чиновникам.
Несмотря на улучшение настроения чиновников, в прессе звучат неутешительные прогнозы экономического будущего. В частности, предполагается, что по окончании кризиса в РФ сократится число металлургических производств, которые не понадобятся в прежнем количестве. Каков ваш взгляд на проблему?
То, что промышленность понесет от кризиса тяжелые потери, бесспорно. На это указывают текущие хозяйственные процессы. Однако разговоры о окончании кризиса несвоевременны: их порождает лишь обманчивость стабилизации. Неверно также полагать, что после ликвидации кризиса (далеко не близкой) «столько производств не понадобится». Понадобится, и будет недостаточно. Потери индустрии придется восстанавливать. Нежелание чиновников сейчас серьезно бороться с кризисом дорого обойдется экономике.
Кризис подталкивает к росту монополизма: произойдет еще много поглощений и слияний. Многие компании не выдержат нагрузки. Впереди – масса банкротств. Монетаристы могут надеяться на скорое окончание кризиса, но научный взгляд на ситуацию не позволяет питать подобных иллюзий.
Сокращение производства в России в ходе кризиса будет повсеместным. Даже нефтегазовая отрасль понесет большие потери, хотя в компаниях этого сектора в подобное еще не готовы поверить. По мере развития хозяйственного спада мы получим схлопывание производства по всем отраслям, причем падение будет подталкивать новое падение. Принцип домино продолжит действовать, пока не начнется борьба с кризисом, то есть пока не изменится вся экономическая политика государства.
Владимир Путин в одном из своих выступлений оценил антикризисные меры в 4,5 % ВВП. По его словам, если прибавить к этому еще усилия ЦБ, то «потянет на все 12 % ВВП»…
Это очень туманное высказывание. Речь, очевидно, идет о воображаемом размере ВВП. Власти по-прежнему не готовы дать ответ, за счет чего может быть остановлен спад в промышленности и как восстановить утраченные показатели. Цифры выглядят внушительно, но они ни о чем не говорят. Среди многочисленных затрат правительства нет главной статьи – помощи населению как главного фактора борьбы с кризисом. Нет также системности в борьбе с кризисом, что делает меры властей бесполезными.
От траты государственных средств реально ожидать лишь временной стабилизации положения отдельных компаний, причины кризиса затронуты не будут. Как только выделяемые казной средства окажутся израсходованными, выяснится полная бесполезность подобной «борьбы» с кризисом. Объективности ради нужно признать, что в 2008 году такое уже несколько раз было. В 2009 году это также случится: денег для поддержания платежной устойчивости ведущих компаний будет нужно все больше, а общеэкономическая ситуация от этого продолжит только ухудшаться. Стабилизации будут сменять волны быстрого падения, а кризис продолжится. До дна ему еще очень далеко. И конечно, он не боится процентов ВВП, брошенных на борьбу с ним. Значимы лишь реальные меры по развитию рынков, производства и его технологической основы, которые невозможны без финансирования науки, социальных программ и иных системных мер.
Правительство, наконец, представило свой антикризисную программу. Можно ли считать ее адекватной условиям?
Программа выглядит как очень недурно составленный популистский документ. С одной стороны, сделаны реверансы в сторону населения, с другой стороны – в сторону коммерческих структур. Сказаны даже волшебные слова о сохранении промышленного роста и развитие внутреннего спроса. Но не приходится сомневаться, что меры по борьбе с кризисом останутся прежними. Падение цен на нефть может обернуться новой девальвацией рубля (уже большей), и внутренний спрос получит новый удар. Ориентированные на внутренний рынок производители опять будут принесены в жертву корпорациям-экспортерам. Рабочие опять заплатят за «антикризисный пакет помощи», которую получат монополии.
Программа не ставит вопрос о ликвидации безработицы и резком повышении платежеспособного спроса (нет цифр и нет понимания значимости этих мер для экономики). Правительство старается упомянуть обо всем, но при этом не предлагает системы развития национальной экономики. Из программы совершенно не ясно, почему вдруг национальное хозяйство должно заработать.
Сейчас активно обсуждается возможность привлекать средства части госкорпораций для покрытия дефицита бюджета 2009 года – власть готова рассмотреть и такой вариант решения проблемы. В «Олимпстрое», «Роснано», Фонде содействия реформированию ЖКХ подтверждают факт переговоров. Как вы оцениваете эту инициативу?
Очень может быть, что государству придется брать средства из своих мегапроектов. Ситуацию в экономике это не изменит – речь идет лишь об одном из источников покрытия возрастающих расходов. Решение об использовании средств госкорпораций будет означать свертывание этих якобы важнейших для страны проектов. От Олимпиады не откажутся, откажутся от размаха. Что касается «Роснано», то этот проект изначально не имел шансов на успех.
Что вы думаете о продолжающихся, но все еще безрезультатных, переговорах о вступлении России в ВТО?
Сейчас власти РФ стремятся поскорее вступить в ВТО и готовят все необходимое – удовлетворяют выставленные требования. На это, в частности, направлен и пресловутый закон о копировании, санкционирующий уголовное преследование за копирование информации в глобальной сети. Правительство еще верит, что цены на нефть долго удержатся на зимнем уровне. Не так оптимистичны в Газпроме. Реальность такова, что новая полоса снижения цен на углеводороды впереди, а это означает, что вопрос о вступлении в ВТО опять может оказаться в кризисе из-за нефти. Продавать нефть ниже себестоимости российским монополиям невыгодно, даже если страна станет членом ВТО. В целом для экономики вступление в ВТО будет означать мощнейший удар. Для борьбы с кризисом требуется не присоединяться к ВТО, а устанавливать таможенные барьеры и стимулировать спрос на собственном, внутреннем рынке. 
Перейдем от хозяйственных институтов и стратегий к людям. На сколько упали денежные доходы населения, каковы причины снижения уровня жизни в России? Стоит ли ожидать нового падения доходов трудящихся?
Процесс падения доходов неоднороден. Потерявшие заработок люди уже в достаточно тяжелом положении. У большинства нет сбережений. Государственное пособие получить крайне сложно, несмотря на его ничтожный размер. Реально встает вопрос голода. Те, кто еще сохраняют работу, ощутили только снижение доходов. Им приходится больше экономить, некоторые не могут уже платить по долгам. Общий рост цен, несмотря на девальвацию, пока сдерживается заполненностью рынка нереализованными товарами. 
Причин снижения уровня жизни две: падение доходов (рост безработицы и сокращение зарплат) и ослабление покупательной способности рубля. Вторая причина складывается как из эмиссионной политики государства, так и из общего сокращения потребления, вызывающего рост цен на товары первой необходимости. То есть растут цены на те товары, которые находят покупателей, – сейчас это продовольствие самого дешевого класса. Остальное не дорожает, потому что не продается.
Поражение кризисом промышленности началось осенью 2008 года. Спад в индустрии еще только начался. Впереди много месяцев падения производства и увольнений, прежде чем будет достигнуто дно. Доходы населения в 2009 году еще значительно упадут. Инфляция ускорится, сейчас этот процесс сдерживается снижением цен на некоторые застрявшие товары (включая группы продовольственных продуктов). Уровень жизни к лету упадет, а к осени снизится еще больше. В 2010 году промышленный спад не остановится.
Правительство России в четыре раза сокращает бюджет госпрограммы содействия добровольному переселению соотечественников, запущенной в 2006 году. Как вы прокомментируете этот шаг?
Программа содействия «возвращению соотечественников» не была бескорыстной. Она предусматривала материальную помощь квалифицированным специалистам, желающим «вернуться на родину» вместе с семьями. Декларировалось, что за три года программой смогут воспользоваться не менее 300 тыс. человек. Однако в 2007 году лишь 700 человек смогли получить по ней помощь. В 2008 году программой воспользовались уже 10 тыс. человек, что все равно очень мало.
Власти действовали и действуют в отношении русскоязычного населения стран СНГ цинично. Пока в экономике наблюдался подъем, квалифицированные соотечественники были нужны, теперь они становятся обузой. Тогда их заманивали, зная, что программа разработана так, чтобы не столько помогать, сколько декларировать помощь. Теперь про них решено забыть до нового хозяйственного подъема. Поэтому помощь им сокращают, а программу (красивую и полезную людям большей частью на бумаге) не улучшают, а свертывают.
В феврале-апреле темпы роста безработицы замедлились. Однако проблема остается крайне острой. Некоторые чиновники уверяют, что ситуация с рабочими местами вскоре улучшится. Каков ваш прогноз на 2009 год?
Для властей типично отставать от событий и маскировать подлинное положение дел. Поэтому из текущей ситуации делаются неверные, но приятные для публики выводы.
Действительно, темпы роста безработицы замедлились, но процесс не развернулся в обратном направлении. Число безработных на конец февраля оценивалось наблюдателями в 6–7 млн человек. За последующие два месяцы оно выросло, но не так радикально, как ожидалось. Произошло это из-за общеэкономической стабилизации, отчасти обеспеченной вливаниями средств в российские компании. Большую роль сыграло замедление падение или некоторое увеличение мировых цен на сырье. 
Число безработных может удвоиться за год, а может и утроиться. Все зависит от скорости развития кризиса и от антикризисных мер властей. Пока они не сдерживают процесс, а работают на его ускорение (пускай и отложенное), например, девальвация рубля. Если по окончании периода стабилизации темп увольнений будет равен наблюдавшемуся в декабре 2008 года, то к 2010 году доля безработных в стране способно превысить 20 % от трудоспособного населения. Однако, скорее всего, показатель окажется ниже, но все равно будет очень большим.
Как вы оцениваете действия правительства по поддержанию занятости? Как реализуется программа переобучения людей, потерявших работу?
По большому счету, никаких программ нет. Однако ситуация исправима, вопрос исключительно в намерениях. Увы, намерения не прослеживаются, но если власти будут принуждены бороться с безработицей, их действия будут способствовать перестройке экономики и общему смягчению кризиса. Пока это вопрос будущего, время стабилизации плохо подходит для того, чтобы представить новый период спада. Работодатели сейчас увольняют людей, поскольку сокращается спрос. От увольнений спрос снижается еще больше, подстегивая новые увольнения. Ситуацию нужно развернуть – только в этом и состоит антикризисная политика. Власти раздают корпорациям кредиты, что откладывает, но не снимает проблемы.
Изменилась ли экономическая политика США с избранием нового президента? Какова перспектива хозяйственных перемен в мире в связи с антикризисной политикой Соединенных Штатов? Как может развиваться экономическая ситуация в целом?
Политика Белого дома остается прежней, неолиберальной. Перемены малозначительны. США говорят о свободном рынке и собирают помощь для себя. Получают они ее только потому, что другие страны верят в восстановление экономики США в прежнем виде. Однако объективно (Обама тут ничего не планирует) США идут к сокращению цены американской рабочей силы. Это приведет к тому, что не США будут рынком для китайских товаров, а Китай рынком для американской продукции, производимой на дешевой нефти дешевым трудом в США. То есть такова первая фаза, начальная тенденция. Иначе куда направится сбыт американских товаров? Однако это будет уже несколько позже.
Сегодняшние экспортеры в США (ЕС, Китай и другие) спохватятся. Получится, что все закроют рынки перед носом друг друга и будут жестко регулировать товарный обмен. Но это будет уже во второй фазе кризиса. Тут выяснится, что проблема не решена: сбыта все равно нет, поскольку покупатели уже сильно обнищали и дешевое сырье при старых технологиях не помогает. Энергосбережение – глупость, а новых технологий в энергетике нет (это, кстати, гарантирует кризису долгую жизнь). На третьей фазе придется создавать рынки сбыта – это будет конец неолиберальной политики. Дальше начнется выход из кризиса при переформатировании мировой экономики. И уже затем откроется рост на новой технологической (и энергетической) базе при новом геополитическом и внутриполитическом раскладе (повлияет борьба классов).
Rabkor.ru

20.04.20

«Великая депрессия начнется в 2011 году»

(Куда приведет нас кризис)
На наши вопросы отвечает Василий Колташов, руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (ИГСО).
В одном из последних интервью Вы сетовали на то, что политика государств в борьбе с кризисом  — не верна в корне. Мол, она направлена на "лечение" симптомов, но не причины.  А какую методику  "прописали бы" Вы?
Глобальный кризис углубляется под давлением ухудшающегося положения потребителей. Правительства добились лишь временной макроэкономической стабилизации. Предоставление финансовой помощи крупнейшим компаниям позволило им осуществлять текущие платежи. Лавина банкротств отсрочена ценой огромных денежных вливаний в корпорации. Замедлилось сокращение международной торговли. На основании этого власти большинства стран делают оптимистические прогнозы. Высказываются мнения, что уже к концу 2009 года мировая экономика начнет выходить из кризиса. Некоторые экономисты утверждают: падение производства в основном завершено, после нескольких месяцев пребывания на дне возобновится экономический рост.
Между тем, кризис далеко еще не завершен. Временно снижена острота отдельных симптомов, но негативные процессы в глобальной экономике продолжают развиваться. В мире исчерпаны ресурсы экономической политики, построенной на соединении систематического снижения реальной заработной платы со стимулированием потребления. Падение потребления в «старых индустриальных странах» привело к потере эффективности экономической модели, основанной на эксплуатации дешевой рабочей силы в «третьем мире». Лишь резкое удешевление товаров могло бы вернуть рост экономике, но осуществить его без технологической революции в мировом масштабе невозможно. Попытки далее снижать затраты на рабочую силу (девальвации, снижение зарплат, повышение интенсивности труда и продолжительности рабочего дня) ведет лишь к дальнейшему сокращению потребительского рынка.
Чтобы борьба с кризисом оказалась эффективной, она должна быть направлена на преодоление противоречий его породивших. Прежде всего правительствам необходимо перейти к поддержке внутреннего спроса и наращиванию протекционистских барьеров. Поддержка спроса через повышение пенсий, социальных пособий и заработной платы должна работать на национальные производства. Вместе с тем, рынки нужно не только защищать но и расширять. Борьба с кризисом на территории СНГ требует интеграции стран. Таможенная граница должна стать общей. Требуются единый рынок труда, товаров и капиталов. Нужно единое правовое поле. Нужны большие социальные, образовательные и исследовательские проекты. Требуется создать условия для сбыта товаров и экономического развития на базе новых технологий, особенно в энергетике. Нужна единая валюта – но сама по себе она не является решением.
Обрисованные меры еще не означают выхода из кризиса. Они лишь прекращают падение и создают условия для полного преодоления кризиса. Рот экономики возможен уже на новом технологическом и социальном фундаменте.
Говорят, что за нынешней стабилизацией грядет новая волна спада. А когда ждать подъем и как  глубоко еще падать?
Стабилизация начала 2009 года внушила много неоправданного оптимизма. Сейчас он рассеивается. Ясно, что деньги выделенные государствами большому бизнесу подходят к концу, а породившие кризис проблемы только усиливаются. Новая волна спада приближается, она может отложиться еще на несколько месяцев, но обязательно придет. Власти в США, России, Казахстане и других государствах пытаются удержать ситуацию с долгами компаний под контролем. Однако предприятия потеряли прежнюю рентабельность, а многие работают в убыток. Спад производства продлится еще не менее двух лет. Лишь с 2011 года можно ожидать начало депрессии в ходе которой развернется перестроение мирового хозяйства. Продлиться депрессия может до 2013 года.
В ближайшие два года произойдет немало важных событий. Еще до конца 2009 года может существенно возрасти инфляция, а потери промышленности составить более 20%. Также незавершенно падение цен на сырье, включая нефть и газ.
Каковы на Ваш взгляд будут индикаторы выхода из кризиса?
Структурная перестройка мировой экономики станет главным признаком начала преодоления кризиса. До тех пор, пока политика правительств остается нелиберальной, ни о каком выходе из кризиса говорить нельзя. Кризис как раз и должен вызвать изменение хозяйственного курса в мире. Он знаменует смену длительных периодов развития капитализма – больших волн, по Кондратьеву. Предыдущий переломный период планета прошла в 1970-е годы, когда кейнсианство сменил монетаризм. Место регулируемой экономики занял тогда на время «свободный рынок». Помимо возрождения на новом уровне экономического регулирования, признаком скорого завершения кризиса должны стать инновации в индустрии. Значительно подешеветь должна энергия, временного снижения цен на углеводороды недостаточно. Нефть слишком дорогой источник энергии для возобновления роста.
Как надо перестраивать мировую экономику, дабы сделать ее устойчивой к возможным новым кризисам? Почему сейчас  она дала слабину?
Кризисы остаются неизбежными. Но большие, особенно тяжелые кризисы происходят лишь каждые 20-25 лет. После текущего кризиса пройдет много времени, прежде чем мир окажется в подобном затруднении.
Неолиберальная экономика основывалась на переносе производства из центра глобального капитализма на периферию. Причем рынки сбыта оставались на старом месте: в Европе и Северной Америке. Однако реальные заработки трудящихся в «первом мире» падали, что компенсировалось доступностью кредитов (свободных капиталов хватало) и перемещением производства во все бедные страны. Управления производствами по всему миру корпорации могли осуществлять благодаря новой технике. Обеспечила ее компьютерная революция 1970-х годов. Когда американцы не смогли платить по долгам, а новые займы оказалось неоткуда получить (закончились свободные капиталы) грянул системный кризис.
Перестроение мировой экономики займет немало времени. Оно неизбежно, хотя сейчас им еще никто не озабочен всерьез. Кризис пытаются потушить доступными деньгами для монополий, подготовляя ускорение инфляции. Но рано или поздно антикризисная политика изменится. Он начнет ориентироваться на обеспечение сбыта товаров, а не на раздачу валюты компаниям. Переход к стимулированию потребления приведет к радикальным переменам. Правительствам придется развивать фундаментальную науку, систему образования, поднимая качество выпускаемых специалистов, осуществлять крупные инвестиционные программы. Глобальная конкуренция сделается острее и протекционизм станет важнейшим ее инструментом. Национальные рынки начнут объединяться, поскольку маленькие страны не смогут развиваться в новых условиях, а изолированные рынки труда должны будут исчезнуть.

Вы пророчите новые спады после того, как будут заканчивать выделяемые на оживление деньги. На что надо направлять средства, чтобы был эффект?
Единственное, что способно обеспечить устойчивую стабилизацию – это рост внутренних рынков. Его требуется стимулировать как за счет повышения доходов работников, так и с помощью национальных инвестиционных программ и заказов.

План Обамы тоже, получается, обречен на провал?
Более того: не существует никакого плана Обамы. Есть лишь «чудо Обамы» состоящее в доверии к новому президенту США низов общества. Экономический курс Обамы прежний, есть лишь стихийные отступления от привычных правил. Есть эффектные шаги, но нет принципиально нового курса. Поэтому в Соединенных Штатах кризис продолжит развиваться под шум заседаний Конгресса, на которых будут все время увеличиваться суммы необходимые для «спасения экономики».
Как выживать "социально незащищенным" слоям населения – пенсионерам, безработным, малоимущим и так далее?
Правительства рассчитывают, что массы людей останутся терпеливы и пассивны. Власти рекомендуют ждать окончания кризиса, но вопрос выживания от подобных советов остается не решенным. Пособия по безработице в странах СНГ низкие, пенсии тоже, социальная поддержка большей частью вынесена в рынок, то есть почти отсутствует. В российских регионах губернаторы призывают сажать больше картофеля и дают землю. Правительства сами надеются на спонтанное завершение кризиса, о природе которого никто не хочет думать. Кризис затянется, и социальные низы неминуемо зададут чиновникам вопрос: «Как нам выживать без работы и денег?» Этот вопрос будет по адресу, поскольку одного картофеля недостаточно. Возврат к натуральному хозяйству поможет людям выжить, но не решит проблем.
Что могли бы предпринять регионы для улучшения ситуации "на местах"?
Думаю, что регулярные раздачи продовольствия безработным и малообеспеченным очень бы помогали. Муниципализация общественного транспорта при снижении платы за проезд и введение льгот также полезны. Заморозка коммунальных платежей для граждан с низкими доходами тоже полезный шаг. Очень может быть, что вскоре придется создавать общественные работы для безработных. Ясно что региональные власти как в России, так и в соседних странах располагают ничтожными денежными ресурсами и ограниченными полномочиями и многого сделать не могут.
В теории, могла бы новая мировая валюта (предложение России на саммите "Большой двадцатки" ) как-то повлиять на обстановку?
Новая мировая валюта ничего бы не изменила, хотя эта идея остается привлекательной утопией. Кризис порожден не проблемами в денежном обращении. Как раз все проблемы в обращении денег возникли из-за кризиса, суть которого в снижении обращения товаров из-за слабости спроса.

Многие мелкие компании в нынешней ситуации обречены на банкротство. Что делать "малому бизнесу" — будь то банковская сфера или какая-либо другая?
Ситуация такова, что некоторые события просто должны произойти. Малый бизнес слаб экономически и не получает поддержки от государства. Нет национальных программ по поддержанию низовой экономической активности, которая могла бы помочь общему оздоровлению экономики. Поэтому если малый бизнес сам не добьется от властей помощи для себя, он просто значительно сократится. Его разорение поможет крупным компаниям пережить кризис и увеличит их влияние.
Как можно в условиях кризиса противостоять росту безработицы?
Лишь создание новых рабочих мест, неотделимое от создания производств и обеспечения сбыта, является действенным средством борьбы с безработицей.

Отличается ли обстановка России от ситуации в других странах — ближнего и дальнего зарубежья?
Экономика России, Казахстана, Украины и ряда других стран ориентирована на экспорт. Падение мирового спроса на сырье больно бьет по главным отраслям национальных экономик. Все отличия минимальны. Процессы развиваются по единому сценарию. С кризисом падает выручка от экспорта, а вместе с тем и его значение. Это отражается на ослаблении внутренних рынков. Власти и большой бизнес рассматривают происходящее как временную беду и делают все, чтобы помочь крупным компаниям переждать кризис. Надежды возлагаются на американскую экономику. Окончание кризиса в США рассматривается как основа для оздоровления мирового рынка.

Вы говорили о монополизации, в том числе, в банковской сфере. То есть, мелкие банки выживать не смогут. Как это отразится на вкладчиках?
В лучшем случае вкладчики будут «взяты под крыло» большими банками, которые просто поглотят малые банки. Но крупные кредитные институты сами имеют немало проблем, что вовсе не гарантирует надежность вкладов. Государства стараются не допустить банкротства ведущих банков, но они лишь носят пока отложенный характер. Банки теряют рентабельность. Общеэкономические проблемы еще сильно скажутся на кредитной сфере.
Одна из проблем, особенно спровоцированных кризисом — сокращение по  достижении пенсионного возраста. Это  затронуло все отрасли, в том числе и ТЭК.  Молодые же кадры,  зачастую, не имеют достаточно опыта или квалификации. Что делать в такой ситуации? Ведь это провоцирует ее больший отраслевой  кризис  и закладывает мину замедленного действия под всю сферу?
Согласно неолиберальной доктрине рабочая сила берется на рынке труда. Поэтому государства так решительно и избавлялись от «ненужной» системы образования и профессиональной подготовки. Однако профессионалы появляются отнюдь не в момент найма. Нехватка квалифицированных кадров обозначилась накануне кризиса. Преодолевать ее предстоит за счет развития системы образования (при повышении его качества), иного пути не существует. Старания чиновников отодвинуть до бесконечности период выхода людей на пенсию решением не является.
Для перехода от депрессии к экономическому росту потребуется значительно больше профессиональных кадров, чем сейчас есть.

Как сегодня меняется уровень образования в вузах, в частности, в нефтегазовых? Соответствует  ли уровень выпускников требованиям современного рынка?
Требования рынка до последнего времени оценивались как не очень высокие. Об этом можно судить направленности государственных программ. Считалось, что экономике нужны специалисты узкого профиля без лишних знаний. Навыки офисным работникам предлагалось осваивать во многом благодаря тренингам. Однако по мере экономического роста 1999-2008 годов возрастал спрос на специалистов высокого уровня. Учебные заведения же продолжали по инициативе чиновников снижать планку.
К моменту кризиса уровень получаемого в вузах образования, оказался ниже, чем до кризиса. Студенты жаловались, что их плохо учат, а преподаватели сетовали на низкий уровень подготовки студентов. Пока ничего не сделано, чтобы ситуацию изменить. Зарплаты преподавателей слишком низки, чтобы привлекать в систему образования лучших специалистов.
Все это проблемы, которые неизбежно придется решать в годы кризиса.
Что надо делать самим компаниям для повышения уровня своих сотрудников?
Заинтересованным компаниям можно посоветовать начать лоббировать в органах власти идею повышения качества образования, как школьного так и дальнейшего. В конкретных случаях стоит прибегать и к дополнительному обучению. Именно обучению, а не тренингам, столь популярным накануне кризиса. Но недостаток знаний люди должны компенсировать имея время. Чтобы работник повышал свой уровень в свободное время – он должен его иметь. Обучение вместо отдыха после работы помочь серьезно не сможет. Возможно, стоит создавать внутренние отделы, отвечающие за обучение кадров, подбирая для преподавательской работы лучшие собственные кадры.
Пока вся система образования плоха, не может быть отдельного хорошего отраслевого образования. Все равно, даже при относительно неплохих преподавательских кадрах студенты будут иметь типичные недостатки знаний. Это, естественно, останется большой проблемой для университетов.

Должны ли компании сотрудничать с вузами в поисках кадров для себя или выпускники должны сами "продавать" себя?
Поведение предприятий всегда зависело от дефицита или избытка специалистов на рынке. В сегодняшних условиях большинство предприятий просто нанимает необходимого им профессионала. Многим кажется, что такая ситуация будет всегда. Однако в перспективе докризисный дефицит кадров восстановится и станет еще больше. Поэтому компаниям со временем придется налаживать тесный контакт с учебными заведениями приглашать на работу выпускников. Но прежде чем произойдут изменения пройдет несколько лет тяжелейшего кризиса. И увольнять будут чаще, чем набирать. Особенно нелегко придется молодым специалистам.
Как Вы оцениваете влияние свиного гриппа на мировую экономику?
Паническая реакция бирж на вспышку свиного гриппа в Мексике вполне показательна: у игроков нет уверенности в том, что дело не примет серьезный оборот. Между тем, в мире недооценена угроза эпидемий в условиях экономического кризиса. Доходы работников падают, растет безработица, условия жизни делаются хуже. В большинстве стран мира нет надежной медицины, а та, что имеется, недоступна для большинства. Стоит хозяйственной ситуации усложниться еще больше и угроза вполне может стать реальностью. Так уже неоднократно было в истории.
Сейчас мир переходит от индустрии товаров к индустрии знаний. Что делать России, чтобы не "отстать от поезда"?
«Индустрия знаний» и «постиндустриальное общество» — одни из главных мифов трех последних десятилетий. На деле общество как было индустриальным, так и осталось. Оно лишь стало еще более промышленным, а численность промышленных рабочих значительно выросла. Сделать из науки нечто сходное с фабричным производством никому не удалось. Это не значит, что развитие науки не имеет значения, просто оно не имеет некоего индустриального значения. Знания не производятся на конвейере, хотя эффективность конвейера немало зависит от них.
Фундаментальные науки в России не получают поддержки, а власти главным образом примериваются как бы сократить число вузов и научных центров. В вузах вводится компьютерное тестирование, в школах аналогичную роль играет Единый государственный экзамен (ЕГЭ) сдаваемый в тестовой форме. Россия не стремится заполучить новые технологии и на их основе построить передовую индустрию. Есть лишь популистские проекты, крупнейший из которых РОСНАНО. Российские чиновники и корпорации твердо верят в сырьевое будущее страны. Их веру не сломило даже резкое падение цен на нефть. Посмотрим, что от нее оставит будущее.
Мировой кризис поднимет значение образования и науки на планете. В 1970-е годы развитие технологий коммуникации и компьютеров позволило корпорациям активно включить в процесс фабричного производства сотни миллионов людей. Сейчас мир нуждается в новой технологической революции. Нужна более дешевая энергия, чтобы поднять технический уровень производства и сделать его более дешевым.
Беседовала Наталья Лобанова

Respublika-kz.info

30.04.09

1     27   28   29   30   31   32   33   34     57


Похожие:

Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Профилактика школьного травматизма
Центра научных исследований и мониторинга Института психологии, социологии и социальных отношений мгпу
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Еще одна мелкая разновидность путиноидов
Отвечая на вопрос корреспондента форума мск, Михаил Делягин, Председатель Президиума – научный руководитель Института проблем глобализации,…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Отчет о деятельности владикавказского научного центра
Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Депривационный подход в оценках бедности
Давыдова надежда Марковна – кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института комплексных социальных исследований…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Перспективы интеграции постсоветских государств в контексте новых геополитических реалий
Ляется непрерывным процессом глобализации экономических, социальных и политических отношений и, в этом плане, можно утверждать, что…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Р. Х. Симонян страны балтии: этносоциальные особенности и общие черты
Симонян ренальд Хикарович кандидат философских наук, руководитель Российско-Балтийского центра Института социологии ран
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Программа дисциплины «Группы интересов и корпоративное (функциональное) представительство»
Зудин Алексей Юрьевич, доцент, кандидат политических наук. Руководитель департамента политологических исследований Центра политических…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Основы религиозных культур или светской этики?
Этот вопрос отвечает директор Центра перспективных разработок в образовании Института развития образования рт, член-корреспондент…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Кабинете Министров Республики Татарстан обзор политической и социально-экономической ситуации в рт
Центр экономических и социальных исследований при Кабинете Министров Республики Татарстан
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Ф едеральное государственное учреждение
В. М. Бехтерева — Отделении лечения больных ал­коголизмом. Отделении аддиктивных расстройств (руководитель к м н. Р. Д. Илюк). Руководитель…



Интересно:   Liguria An absolute must for the coming year

Related posts

Leave a Comment