Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо)

Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо)

Название Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо)
страница 45/57
Дата конвертации 03.03.2013
Размер 7.32 Mb.
Тип Книга

1     41   42   43   44   45   46   47   48     57

Как мы считаем ВВП?
Россия завершила 2008 год с отрицательным ВВП. Утверждения официальных лиц о положительных экономических результатах – фикция. Объявленные властями показатели изменения ВВП даже отчасти не выглядят убедительно. Каким может быть реальное изменение ВВП? Как вообще принято рассчитывать его значение?
Согласно данным Министерства экономического развития по итогам года страна должна показать 6% прирост Валового внутреннего продукта (ВВП). Называется даже результат в 6,5% роста, якобы достигнутые национальной экономикой за 11 месяцев 2008 года. Подобные цифры никак не вяжутся с повсеместно наблюдаемой картиной экономического спада. Отмечавшийся в первую половину 2008 года хозяйственный рост, полностью перекрыт катастрофическими результатами второй половины года. ВВП России по итогам года не может в реальности быть положительным. Пользуясь бесконтрольностью своих расчетов, власти уверяют в обратном.
Показать реальный ВВП России не легко. Всех данных собрать практически невозможно. Однако, зная некоторые значения вполне реально получить ориентировочное значение изменения ВВП.
По сравнению с декабрем минувшего года снижение объемов промышленного производства в стране составляет не менее 13%. Первую половину 2008 года в России продолжался рост производства. Замедление его темпов началось летом. Осенью развернулось полномасштабное падение: оно выражалось как в абсолютных, так и в относительных показателях. Снижение мировых цен на сырье на фоне сокращения заказов резко уменьшило выручку предприятий.
По сравнению с ситуацией в отечественной индустрии, положение на потребительском рынке ухудшалось значительно быстрее. В то время как правительство зимой-весной 2008 года гордо декларировало неуязвимость России перед лицом глобального кризиса, потребительский спрос медленно подтачивался инфляцией. Летом рост оплаты труда в стране остановился. Затем начались массовые увольнения. В результате за год продажи товаров на внутреннем рынке уменьшились не менее чем на 28-30%. Уже по итогам «экономически благополучного» лета отмечалось почти 20% сокращение продаж потребительских товаров.
Чудовищный размер этих показателей отчасти объясним безумным масштабом эмиссионной политикой властей. В 2007 году рублевая масса в экономике возросла по официальным данным на 50%. В 2008 году – на 35% (без учета ноября-декабря, когда начался переход к девальвации рубля, т.е. должно было произойти резкое увеличение эмиссии). В таких условиях суммарный рост потребления накануне кризиса (до января 2008 года) происходил благодаря росту экспортной выручки. Основной конечный потребитель для ведущих российских компаний находился вне внутреннего рынка. Спрос на персонал внутри страны определялся в значительной мере проектами «бизнес для бизнеса». Потребительский рынок России оставался по отношению к ним вторичным. Повышение спроса на сырье обуславливало его развитие вопреки эмиссионной политике правительства, стремившегося обваливать доходы населения во имя повышения прибыли экспортеров сырья. Еще до большого биржевого обвала 2008 года реальные доходы трудящихся должны были ощутимо снизиться, последствия чего впервые сказались летом.
Восьмимесячное падение на фондовом рынке, начавшись в мае, усиливалось по мере снижения мировых цен на нефть и оттока иностранных капиталов. По итогам 2008 года Россия стала мировым лидером обесценивания акций и иных бумаг. Потери фондового рынка страны фантастические. Они превышают 76%. Снижение американских индексов за год равняется 38%. Общемировой показатель – 46%. Если первая половина 2008 года выглядит положительной для России с точки зрения инвестиционной активности, то вторая его часть является катастрофичной.
По официальным данным, отток капиталов из России с января по декабрь 2008 года составляет порядка 80-100 млрд. долларов. Эти цифры явно выглядят заниженными. Только летом наблюдателями констатировался ежемесячный отток капиталов в размере до 40 млрд. долларов. По мере развития кризиса он мог только возрасти. При этом не верно констатировать бегство капиталов за рубеж. Не меньшее значение имеют «спрятавшиеся деньги», извлеченные и временно выведенные из обращения капиталы.
Все эти данные не просто описывают ситуацию. Они способны помочь при расчете ВВП по расходам согласно одной из общепринятых формул. Именно по ней должны были производить свои вычисления чиновники экономических ведомств. Располагаемые данные недостаточны и не точны. Они (за исключением показателей фондового рынка) расходятся с куда более оптимистическими сведениями властей. Но в отличие от последних, они более справедливо отражают положение дел в экономике России. Определить прямые инвестиции по итогам 2008 года непросто. Однако вполне очевидно, что их падение во второй половине года должно быть катастрофическим, значительно перекрывающим рост вложений в начале года.
При расчете ВВП по расходам учитывается четыре основных компонента: объем потребления (C), объем инвестиций (I), правительственные расходы (G) и чистый экспорт. Последний вычисляется вычитанием из полного национального экспорта значения импорта (X-M). Формула ВВП выглядит так:
GDP = C + I + G + (X — M)

Традиционно в структуре потребления разделяют три подкласса: товары длительного пользования (автомобили, мебель и т.д.), краткосрочного пользования (одежда, еда, медикаменты и др.) и услуги. Доля услуг составляет более половины (В США – 54%). В целом потребление составляет 56% расчетного ВВП. На долю инвестиций приходится примерно 14% ВВП. Правительственные расходы оцениваются в 17%. Чистый экспорт принимается примерно за 13%.
Данные снижения потребления, затрагивающего все группы востребованных населением товаров, приблизительно известны. Можно предположить, что при снижении потребления пострадало 2/3 отечественных и 1/3 импортируемых товаров. Однако каков уровень снижения в стране потребности в услугах? Известно, что в условиях кризиса потребители в первую очередь отказываются от необязательных для выживания услуг, а уже затем идут на сокращение собственного рациона или отказываются от более крупных запланированных приобретений. Сфера услуг раньше начинает ощущать на себе кризис, чем торговля и индустрия. Падение в ней, как правило, оказывается в первую фазу кризиса большим и более ранним, чем падение в производственной сфере. Одновременно с фондовым рынком, сфера услуг выступает индикатором экономической ситуации.
Известным трюком официальных экономистов при расчетах ВВП является перекрытие спада в сфере услуг ростом значения домашнего хозяйства, якобы поднимающего свое значение. Произвольное назначение цены домашнего ужина или уборки комнат, наряду со стрижкой волос или газонов позволяет вытягивать ВВП до нужного уровня бюрократической комфортности. Однако, оценивая снижение потребления услуг справедливо принимать во внимание только рыночные отношения.
К 20% снижению потребительского спроса на отечественные товары можно прибавить вдвое большее сокращение потребления услуг, необходимых для расчета (не натуральных заимствованных из домашних хозяйств, а оказываемых рыночными учреждениями). Другая составляющая ВВП, инвестиции также должны были уменьшиться в 2008 году. Официальные данные утверждают обратное. Но известно, что данная величина (наряду с сомнительным способом рассчитываемыми услугами) является самой удобной для накручивания результатов ВВП при подсчете. Одни и те же инвестиции можно посчитать многократно, как реальные инвестиции в компанию, которая в свою очередь производит капиталовложения. Услуги вообще не поддаются точному подсчету. Они оцениваются посредством назначения условных цен на некоторые действия непроизводственного персонала (банковских служащих, цирюльников, официантов и т.д.), членов семей и даже работников социальной сферы.
Искусственное наращивание роста потребляемых услуг общепринятая в мире форма подтягивания ВВП. При 2% приросте промышленного производства, пользуясь нехитрыми схемами увеличения некоторых компонентов, власти могут вывести 5-6% рост ВВП. В России на 6% приросте индустрии в среднем при расчетах правительственных экономистов получается 8% прирост ВВП.
Для облегчения расчета можно посчитать прирост чистого экспорта России как нулевой, в котором импорт равняется экспорту. Такое упрощение вполне допустимо: выручка от продажи нефти и иного сырья во второй половине года резко падала, в то время как объем импорта не мог снижаться столь же быстрым темпом. Инвестиционные потери экономики мы для простоты перекроем ростом государственных расходов, единственной расчетной статьей ВВП поднимавшейся в 2008 году. Подобное не совсем справедливо, поскольку маловероятно, что в реальности государственные расходы хоть как-то могли перекрыть свертывание инвестиционных проектов и отток капиталов.
Попробуем подвести итог. Из всех составляющих формулы серьезные изменения приняты лишь касательно потребления. Падение потребления опережает спад производства. Спрос на услуги (если не считать фиктивных, не рыночных услуг домашнего хозяйства и общественных сфер) снижается в условиях кризиса существенно и очень быстро. При возобновлении роста, эта сфера оживает гораздо легче промышленности. При упрощенном расчете к 56%, приходящимся на все виды потребления, мы добавляем принятые нами за неизменные 44% (инвестиции, государственные расходы и чистый экспорт). Полученный результат приблизительно равен 78% (потребление в стране снизилось до 34% с 56%, принятых как результат 2007 года). Таким образом, потери ВВП России в 2008 году должны составить 22%.
Разумеется, подобный расчет крайне неточен. С учетом падения инвестиций и в случае принятия более существенного снижения спроса на услуги (что вполне может быть справедливо) расчетное падение ВВП в нашей стране может получиться даже несколько больше 30%. Если «честно» принять замену питания в кафе домашней кухней, проделав подобное с массой иных «сэкономленных» населением услуг, то годовое падение ВВП можно получить много меньшим. Он может составить при самом благоприятном подсчете не более 10%. Но без активной подтасовки получить положительный ВВП нереально.
Ни последние значения, ни показатель, вычисленный ранее, не должны нас пугать. Все применяемые в наши дни формулы расчета ВВП идеально подходят для сокрытия действительного спада и завышения имевшегося роста. Формула вычисления ВВП по расходам – только один из примеров. Она ущербна. Но эта ущербность сознательно создана мастерами экономических подлогов. Общепринятое официальными структурами занижение реальной инфляции также позволяет подтасовывать результаты расчета ВВП в нужном направлении, показывая хозяйственный рост даже там, где в реальности имеет место только спад. Реальная инфляция в 2008 году была в несколько раз выше декларируемой чиновниками. Если считать по ценам на потребительские товары, то она должна составлять порядка 40%, а не 13,8%, как заверяет Министерство финансов.
Менее манипулятивно позволяет описывать картину в экономике традиционный расчет Валового национального продукта (ВНП) как суммы цен товаров нашедших конечное потребление (не являющихся частью неких иных товаров, как например, детали машин). В число таких товаров входят не только потребительские продукты, но также станки, оборудование и машины необходимые для национальных хозяйственных институтов. Услуги учету не подлежат, как не являющиеся материальным продуктом. В расчет принимаются только товары, произведенные внутри страны, без учета того, где они были реализованы. Согласно такой схеме (использовавшейся для вычисления ВНП в СССР) падение отечественного ВНП в 2008 году вряд ли меньше 10-15% (заказы предприятий не сократились настолько сильно, как потребительский спрос). Показатель очень значительный. Учитывая, что он достигнут всего за полгода хозяйственного спада, можно сделать вывод о стремительном и крайне разрушительном развитии кризиса в России.
В первые месяцы кризиса правительство утверждало, что он ничем не грозит стране. Затем последовали обещания спасти от спада мировую экономику. Одновременно безапелляционным тоном делались заявления: хозяйство нашей страны только выиграет от глобального кризиса. Действительность разбила все подобные прогнозы и обещания. Российская нефть, которой пророчили 200 долларов за баррель, стоит всего 35 долларов. Теперь чиновники хозяйственных ведомств уверяют, что ВВП России в 2008 году вырос. Поверить в это нельзя. Множество разрушительных фактов, скрыть которые невозможно, говорят против внушений этой сладкой иллюзии.
Отрицательный ВВП, о процентах которого можно спорить, – закономерный итог всей хозяйственной политики прежних лет. Итог этот не окончательный. Впереди новый год кризиса, обещающий стать еще более тяжелым. Каким окажется его итог? Без всяких перемен в стране, ВВП России останется отрицательным. Можно будет вновь спорить о методах расчетов и масштабах падения, но реальность кризиса уже теперь требует сменить тему. Пора подумать о больших переменах.
Rabkor.ru

27.12.08

Эхо неолиберализма
Либеральные экономисты все еще спорят, началась ли рецессия в России? Спор очень запоздалый. Как и весь мир, экономика России ощущает во всей разрушительной силе развитие кризиса более тяжелого, чем обычный циклический кризис перепроизводства. Настоящий кризис не только рецессия. Он означает и системные изменения. Кризис главное событие года и главное потрясение. Таким он желает остаться и в 2009 году.
Связанные с кризисом проблемы уже много месяцев имеет место в экономике страны. Приход кризиса можно было констатировать еще летом, когда появились сведения о снижении продаж и объемов промышленного производства. Первые признаки начинающегося спада появились гораздо раньше, в январе 2008 года. Стоит ли удивляться тому, что неолиберальные умы проглядели поворот? Стоит ли удивляться тому, что Россия, не став мировым финансовым центром, сделалась глобальным лидером биржевых обвалов? Кризис не делает глупость комфортным состоянием.
Кризисом пройдена биржевая фаза. Он полным ходом поражает реальный сектор. Стремительно разрушается сфера услуг. Падение российского фондового рынка составляет по итогам года 76%. Биржа, однако, больше не главный показатель. Сокращение объемов промышленного производства выходит на первый план. Если копнуть еще глубже, то становится ясно: сокрушительный спад в индустрии обусловлен общемировым падением потребления, которое больше не поддерживается кредитами банков.
Чтобы поднять продажи, неолиберальные эксперты выдают правительствам советы снижать затраты на рабочую силу, обесценивая национальные валюты. Этому рецепту следуют Китай и Россия, США и ЕС. Весь мир участвует в девальвационной гонке. Но старание не отстать от соперников безрезультатно. Падающие доходы населения планеты не оставляют шансов товарам удешевленным подобным образом. Подобная дешевизна убивает покупателя, а не создает его – без чего капитализм не сможет обойтись, хотя истина эта еще далеко не осознана.
Россия торопится девальвировать рубль, но не может догнать цены на нефть. Баррель экспортируемого из РФ «черного золота» стоит уже порядка 35-37 долларов. Опустится ли он ниже этого уровня – уровня себестоимости? Либеральные экономисты нехотя кивают головами. Они клялись на «Economics», что 70-долларовый порог комфортности (связанный с платежами по долгам) для сырьевых корпораций не будет перейден. Это не сработало. Теперь «ученые мужи» неолиберализма плывут по течению, тихонько поддакивая давно сделанным прогнозам.
Странное дело, поборники хозяйственного либерализма перестали утверждать, что рынок нужно защищать от государства. Теперь они кричат, что пора спасать бизнес от обезумевшего рынка. Но все же, кое в чем они остались верны себе. Чего стоят, например, рассуждения о том будет ли Россия привлекательна для инвесторов в 2009 году? Главный аргумент в пользу возможного позитива – обнародованный властями перечень компаний, которым государство намеренно оказывать поддержку и даже предоставлять заказы. Как эти заказы будут согласовываться, кто станет летать на самолетах избранных для спасения авиакомпаний, куда пойдет продукция заводов – никого не интересует. Пока есть государственные резервы, напору коварного рынка можно противопоставить очередную финансовую плотину. Чтобы понять насколько она вновь окажется недолговечно недостаточно быть неолибералом. Требуется знать, как в реальности устроена экономика капитализма.
Инвестиционная привлекательность России в 2009 году напрямую зависит от того, какую динамику будет иметь внутренний рынок. Сейчас он стремительно ослабевает. Но переход к стимулированию спроса для правительства неприемлем, а значит главным вкладчиком в кризисную экономику останется неолиберальное государство. Полезность всех его затрат в 2008 году остается сомнительной. Маловероятно, что новый год принесет существенные перемены к лучшему. Власти сознают: чтобы внутренний рынок не работал на внешних производителей, потребуется протекционизм. Переход к нему продолжается. Однако протекционизм в условиях разрушающегося внутреннего рынка России и отсутствия выгодного внешнего сбыта бессмыслен. Несмотря на раздачу властями денег по корпоративному списку ситуация в экономике продолжит ухудшаться быстрым темпом. Такова перспектива 2009 года.
Финансовых ресурсов государства (при закачивании их в компании сверху) ни при каких условиях не хватит на сдерживание кризиса. Государство должно изменить свою роль в экономике и свое хозяйственную политику. Способно ли оно сделать это самостоятельно, без принуждения со стороны копящих возмущение масс? Хватит ли одного убеждения кризисом для изменения политики в стране, для перехода к повышению реальных доходов населения и системному хозяйственному регулированию? Ответы на эти вопросы дает сама власть. Все последние годы ее беспокоили «слишком быстро повышавшиеся заработки россиян». Их старались удерживать в «нормальных границах» с помощью эмиссии. Рост цен должен был опережать рост оплаты труда, объективно вызванный потребностью в рабочих кадрах.
Эта политика не отменена. Напротив либеральные экономисты настаивают на ее усилении, не допуская никаких разъяснений чересчур понятливому населению. Девальвация рубля все более подрывает внутренний рынок, лишая предприятия сбыта. «Антикризисные меры» усиливают кризис. Но тут неолибералы не могут ничего ни понять, ни поделать. Единственной гаванью утешения для них остается вера, будто кризис закончится сам, а нефтяные цены подпрыгнут на прежнюю высоту величайшего корпоративного комфорта. Ничего подобного не может случиться, но понимать это верхам придется, когда золотовалютные резервы страны иссякнут, а безработица и возмущение станут массовыми.
Неолиберализм уже проиграл битву с историей, но еще не сошел со сцены. Он остается на ней не потому, что старая политика проводится по привычке. Как теория неолиберализм уже потерпел полный крах. Он бессилен объяснить происходящее, определить, где лежит путь преодоления кризиса. Как теория неолиберализм превратился в угасающее эхо, но как политическая доктрина он продолжает жить. Суть ее в условиях кризиса состоит в перекладывании его издержек на трудящихся. Официальные лица именуют такую доктрину антикризисной, каковой она не является.
Кризис не взялся неизвестно откуда и не вернется в безвестность сам по себе. Подождите и потерпите, все кризисы заканчиваются – успокаивают чиновники. Но все кризисы заканчиваются переменами. Эти перемены могут быть большими или малыми, однако от масштаба кризиса зависит то, насколько существенными они будут. Начавшийся в 2008 году кризис уже показал себя одним из крупнейших в истории. В начале года либералы сеяли надежду на то, что рецессия в США завершится к осени и мировая экономика вновь пойдет в рост. Осенью подоспел урожай. Кризис не исчезнет сам. Он остается в наследство приходящему году.
2009 год станет плохим и хорошим одновременно. Все лучшее в нем будет зависеть не от случая, как надеются неолибералы, а от того, как поведут себя те, кто в действительности определяют историю. Старое время кончилось.
Rabkor.ru

31.12.08

1     41   42   43   44   45   46   47   48     57


Похожие:

Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Профилактика школьного травматизма
Центра научных исследований и мониторинга Института психологии, социологии и социальных отношений мгпу
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Еще одна мелкая разновидность путиноидов
Отвечая на вопрос корреспондента форума мск, Михаил Делягин, Председатель Президиума – научный руководитель Института проблем глобализации,…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Отчет о деятельности владикавказского научного центра
Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Депривационный подход в оценках бедности
Давыдова надежда Марковна – кандидат социологических наук, старший научный сотрудник Института комплексных социальных исследований…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Перспективы интеграции постсоветских государств в контексте новых геополитических реалий
Ляется непрерывным процессом глобализации экономических, социальных и политических отношений и, в этом плане, можно утверждать, что…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Р. Х. Симонян страны балтии: этносоциальные особенности и общие черты
Симонян ренальд Хикарович кандидат философских наук, руководитель Российско-Балтийского центра Института социологии ран
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Программа дисциплины «Группы интересов и корпоративное (функциональное) представительство»
Зудин Алексей Юрьевич, доцент, кандидат политических наук. Руководитель департамента политологических исследований Центра политических…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Основы религиозных культур или светской этики?
Этот вопрос отвечает директор Центра перспективных разработок в образовании Института развития образования рт, член-корреспондент…
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Кабинете Министров Республики Татарстан обзор политической и социально-экономической ситуации в рт
Центр экономических и социальных исследований при Кабинете Министров Республики Татарстан
Василий Колташов Руководитель Центра экономических исследований Института глобализации и социальных движений (игсо) icon Ф едеральное государственное учреждение
В. М. Бехтерева — Отделении лечения больных ал­коголизмом. Отделении аддиктивных расстройств (руководитель к м н. Р. Д. Илюк). Руководитель…



Интересно:   Российская федерация федеральный закон о федеральном бюджете на 2007 год

Related posts

Leave a Comment