пїњ

ѕроблемные аспекты определени€ правовой природы ценных бумаг

(¬ыговский ј. ».) ("ѕредпринимательское право", 2010, N 3) “екст документа

ѕ–ќЅЋ≈ћЌџ≈ ј—ѕ≈ “џ ќѕ–≈ƒ≈Ћ≈Ќ»я ѕ–ј¬ќ¬ќ… ѕ–»–ќƒџ ÷≈ЌЌџ’ Ѕ”ћј√

ј. ». ¬џ√ќ¬— »…

¬ыговский јлександр »горевич, доцент кафедры международного частного права »нститута международных отношений  иевского национального университета имени “араса Ўевченко, кандидат юридических наук.

¬ данной статье автором рассматриваютс€ теоретические вопросы определени€ правовой природы ценных бумаг. ¬ частности, обобщаютс€ и анализируютс€ ключевые идеи "документарной" и "бездокументарной" концепций теории ценных бумаг, указываютс€ их основные недостатки, отмечаютс€ существующие в отечественной доктрине противоречи€ во взгл€дах на природу ценных бумаг и делаетс€ попытка дать альтернативное представление о дуалистической природе ценных бумаг. ќтдельное внимание автор удел€ет вопросу тождественности ценных бумаг в документарной и бездокументарной форме и делает вывод об отсутствии достаточных оснований дл€ их предметного размежевани€. ћатериалом дл€ написани€ статьи послужил широкий круг отечественного и зарубежного доктринального и нормативного материала.

 лючевые слова: ценна€ бумага, правова€ природа ценной бумаги, бездокументарна€ ценна€ бумага, права из ценной бумаги.

Controversial Aspects of Determination of Legal Nature of Securities A. I. Vygovskij

The author of the article considers theoretical issues of determination of legal nature of securities. In particular the author generalizes and analyses the key issues of "paper" and "paperless" concepts theory of securities, points out the basic drawbacks thereof, notes the controversies with regard to the nature of securities and makes an attempt to give alternative conception on the dual nature of securities. The special attention is drawn to the issue of identity of securities in paper and paperless forms and makes conclusion on the absence of sufficient grounds for their subject delimitation. The material for the article was a great number of Russian and foreign doctrinal and normative materials.

Key words: security, legal nature of security, paperless security, rights from security.

ѕроблема установлени€ юридической природы ценных бумаг относитс€ к числу наиболее сложных и дискуссионных в цивилистической доктрине, причем не только в отечественной, но и в зарубежной <1>, дл€ которой данна€ проблематика в принципе не нова. ≈е острота обусловлена сложным характером взаимосв€зи между документом и удостовер€емым им правом, возможные вариации которой обусловливают неодинаковое соотношение вещно-правовых и об€зательственно-правовых элементов в рамках данного объекта гражданских прав, а актуальность решени€ данной проблемы продиктована потребност€ми поиска адекватного механизма правового регулировани€. ¬месте с тем, как справедливо отмечает ƒ. ». —тепанов, развитие правовой мысли в этой сфере в насто€щее врем€ дошло до уровн€, при котором став€тс€ под сомнение основополагающие признаки ценной бумаги, ранее признававшиес€ очевидными <2>. “радиционное понимание сущности ценных бумаг наталкиваетс€ на серьезные вызовы времени, которые обусловливают пересмотр принципов догматического построени€ учени€ о ценных бумагах и формировани€ правовой материи в этой области. -------------------------------- <1> Ooi M. Shares and Other Securities in the Conflict of Laws. Oxford: Oxford University Press, 2003. P. 43. <2> —тепанов ƒ. ». —овременное российское правопонимание ценных бумаг // ∆урнал российского права. 2000. N 7. —. 123.

¬ насто€щей статье мы не ставим перед собой цель предложить принципиально новое решение означенной проблемы либо обосновать преимущества одной из ранее выдвинутых концепций понимани€ института ценных бумаг; гораздо более важное значение дл€ целей дальнейших исследований в этой сфере имеет подведение итогов доктринальной дискуссии и формулирование теоретических обобщений, определ€ющих особое место ценных бумаг в частном праве. ќтправной точкой практически всех доктринальных исследований в теории ценных бумаг €вл€етс€ констатаци€ факта антагонистического сосуществовани€ двух концептуальных позиций, острым противосто€нием между которыми отмечена вс€ новейша€ истори€ развити€ научной мысли в данной сфере. ќсновной причиной такого положени€, на наш взгл€д, €вл€етс€ то, что правова€ доктрина на постсоветском пространстве пошла путем формулировани€ единого, максимально упрощенного пон€ти€ ценной бумаги, законодательное воплощение которого позволило бы охватить все без исключени€ категории ценных бумаг в любой форме выпуска, независимо от способов их передачи и легитимации управомоченного лица. ѕолемика развернулась вокруг того, кака€ из концепций понимани€ сущности ценной бумаги наиболее адекватно отражает все ее конститутивные признаки - классическа€ "документарна€" ("вещно-правова€"), рассматривающа€ ценную бумагу как объект вещного права, или же "бездокументарна€" ("об€зательственно-правова€"), дл€ которой ценна€ бумага есть объект права об€зательственного. Ќа уровне позитивно-правового регулировани€ традиционно господствующей по-прежнему €вл€етс€ "вещно-правова€" концепци€ ценной бумаги как документа, специфичного по форме и содержанию. “ак, п. 2 ст. 130 √ражданского кодекса –оссийской ‘едерации (√  –‘) пр€мо относит ценные бумаги к категории вещей и признает их движимым имуществом. Ћегальное определение ценной бумаги, содержащеес€ в ст. 142 √  –‘, формулируетс€ с использованием категории документа, удостовер€ющего с соблюдением установленной формы и об€зательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъ€влении. ÷енные бумаги как вещи могут выступать предметом договора залога, купли-продажи, хранени€, дарени€ и других сделок, которые, как правило, совершаютс€ с материальными объектами гражданских правоотношений. «ащита прав владельца относительно этого вида имущества зачастую может осуществл€тьс€ вещно-правовыми средствами защиты права собственности.  роме того, пон€тийно-категориальный аппарат, который используетс€ в сфере обращени€ ценных бумаг, в значительной степени заимствован из области вещного права (так, усто€вшимс€ в нормативной практике €вл€етс€ пон€тие "собственник ценной бумаги", используемое, в частности, и дл€ обозначени€ управомоченного в соответствующем об€зательстве лица, а сфера употреблени€ пон€ти€ "субъект права из ценной бумаги" ограничиваетс€ преимущественно доктринальными рамками). “акое понимание ценной бумаги базируетс€ на традиционном пон€тии ценной бумаги как вещи, материально обособленного объекта, которое было разработано в рамках классической немецкой цивилистики XIX в. јргументаци€ приверженцев "вещной" концепции правовой природы ценных бумаг за это врем€ существенно не изменилась. “ак, по мнению ¬. ј. Ѕелова, "именно внешн€€ форма выражени€ (удостоверени€, воплощени€), так сказать, "корпус" имущественных прав, €вл€етс€ фактором, определ€ющим правовой режим этих прав" <3>.  ак отмечает ј. ћарченко, "ценна€ бумага - вещь, символизирующа€ собой некий комплекс прав. Ёто позвол€ет прилагать к ценной бумаге такие категории, как собственность, и все св€занные с ней пон€ти€ и нормы вещного права" <4>. ј. ». ќнуфриенко подчеркивает, что отнесение ценных бумаг к вещам в наибольшей степени отвечает их правовой природе <5>. ѕо мысли ј. ј. ћаковской, "именно документарна€ форма существовани€ позвол€ет ценной бумаге органично соединить в себе вещную (материальную) форму и об€зательственное содержание" <6>. ƒокумент рассматриваетс€ как ключевой элемент ценной бумаги, ведь "только тот, кто имеет право на бумагу, может осуществить право, вытекающее из бумаги" <7>. -------------------------------- <3> Ѕелов ¬. ј. ёридическа€ природа "бездокументарных ценных бумаг" и "безналичных денежных средств" // –ынок ценных бумаг. 1997. N 5. —. 23. <4> ћарченко ј. —имвол комплекса прав // –ынок ценных бумаг. 1996. N 12. —. 14. <5> ќнуфрieнко ќ. I. ƒискуciйнi питанн€ визначенн€ цiнних паперiв €к обeсктiв права // ѕiдприемництво, господарство i право. 2001. N 9. —. 10. <6> ћаковска€ ј. ј. «алог денег и ценных бумаг. ћ.: —татут, 2000. —. 39. ------------------------------------------------------------------  онсультантѕлюс: примечание. ”чебник "√ражданское право: ¬ 4 т. “ом 1: ќбща€ часть" (под ред. ≈. ј. —уханова) включен в информационный банк согласно публикации - ¬олтерс  лувер, 2008 (издание третье, переработанное и дополненное). ------------------------------------------------------------------ <7> √ражданское право: ¬ 4 т. / ѕод ред. ≈. ј. —уханова. ћ.: ¬олтерс  лувер, 2007. “. 1: ќбща€ часть —. 420.

¬месте с тем возникновение и широкое распространение бездокументарных ценных бумаг как про€вление общемировой тенденции к их дематериализации ставит приверженцев классической теории ценных бумаг, консервативно считающих наличие материального документа конститутивным признаком данной категории имущества, в затруднительное положение ввиду невозможности описать процессы, происход€щие в современном фондовом мире, в рамках традиционных постулатов учени€ о ценных бумагах. ѕотребность в документе отпала в св€зи с по€влением альтернативных способов обеспечени€ обращени€ комплекса имущественных прав, известного как "ценна€ бумага". Ѕолее того, классический субъектный состав правоотношений относительно ценных бумаг ("об€занное лицо - управомоченное лицо") в этом случае усложн€етс€ по€влением посредника - лица, осуществл€ющего учет прав на такие ценные бумаги (депозитари€ или хранител€), без обращени€ к которому передача таких ценных бумаг и реализаци€ прав по ним €вл€ютс€ невозможными. ƒл€ сохранени€ целостности концептуального подхода делаетс€ попытка вывести ценные бумаги в бездокументарной форме за пределы пон€ти€ ценных бумаг, что объективно не способствует вы€влению сущности этого правового €влени€. ¬ основе такого отторжени€ идеи сущностной тождественности бездокументарных и документарных ценных бумаг лежит представление об утрате материальной оболочки как основании дл€ отказа от дуалистичности правовой природы, €вл€ющейс€, с точки зрени€ таких исследователей, ключевым признаком дл€ объединени€ определенных объектов гражданских прав в рамках института ценных бумаг. ѕри этом приверженцы "вещной" концепции, по сути, не формулируют ни одного сущностного признака в качестве предметного критери€ дл€ размежевани€ документарных и бездокументарных ценных бумаг. ƒл€ преодолени€ этих разногласий была сделана попытка абстрагироватьс€ от признака "документальности" ценной бумаги, сосредоточившись исключительно на ее об€зательственно-правовых элементах и характеризу€ ценную бумагу как об€зательство между лицом, ее выдавшим (выпустившим), и субъектом прав, удостоверенных ценной бумагой. ‘ормулирование идей "об€зательственной" концепции как принципиального отказа от признани€ ценной бумаги традиционной вещью основывалось на учении о "бестелесной вещи", поскольку остро ощущалась потребность отграничени€ комплекса имущественных прав, представл€ющих собой содержание ценной бумаги, от стандартных объектов об€зательственного права. »спользу€ римско-правовую конструкцию res incorporales и опира€сь на опыт англо-американской системы права в этой сфере, приверженцы данной концепции, не менее своих оппонентов увлеченные идеей конструировани€ единообразного пон€ти€ ценных бумаг, предлагали, в частности, трактовать ценную бумагу как об€зательственное договорное право, регулируемое нормами вещного права <8>. ’арактерной особенностью такой оригинальной концепции €вл€етс€ апологетика монистического воспри€ти€ сущности ценных бумаг, попытка формулировани€ обобщающего, универсального определени€ пон€ти€ ценной бумаги, предельно абстрагированного от ее родовых признаков, стремление на доктринальном уровне обосновать сущность ценной бумаги как объекта sui generis, лишенного материальной формы, оставл€€ за такой "бумагой" исключительно абстрактно-условное, а не предметно-сущностное значение. —оздание фикции абстрактного документа, замен€ющего в гражданском обороте привычную материальную оболочку, рассматривалось как верный путь решени€ проблемы доказывани€ тождества бездокументарных и документарных ценных бумаг <9>. -------------------------------- <8> ћурзин ƒ. ¬. ÷енные бумаги - бестелесные вещи. ѕравовые проблемы современной теории ценных бумаг. ћ.: —татут, 1998. —. 79. <9> –ешетина ≈.   вопросу о переходе прав по бездокументарным ценным бумагам // ’оз€йство и право. 2003. N 6. —. 32 - 33.

ƒл€ обосновани€ данной позиции используетс€, в частности, ссылка на аналогичные взгл€ды представителей доктрины англо-американской системы права. ¬ основе таких взгл€дов лежит понимание ценной бумаги как договора между ее владельцем и об€занным по бумаге лицом. “ак, ћ. ”и считает, что акци€ €вл€етс€ совокупностью прав и об€занностей договорного характера <10>. —ами по себе права, даже в своей совокупности, еще не образовывают акцию, они €вл€ютс€ ее компонентами, но не отдельными объектами имущественных прав. ¬ целом акци€ безапелл€ционно относитс€ к категории нематериального имущества (chose in action). ¬месте с тем особый характер целостного комплекса прав и об€занностей не дает возможности, по мнению ученого, примен€ть к акци€м правила об уступке прав требовани€; поскольку акци€ €вл€етс€ воплощением договора между компанией и акционером, передача прав и об€занностей, вытекающих из насто€щего договора, возможна лишь в пор€дке новации. -------------------------------- <10> Ooi M. Op. cit. P. 47.

ј. ƒжонсон, хот€ и признает, что "договорна€ теори€" не способна объ€снить всех особенностей владени€ акци€ми, также предлагает определ€ть пон€тие "акци€" как совокупность прав и об€занностей, которые представл€ют собой содержание правоотношений как между компанией и акционером, так и между самими акционерами <11>. ј. Ѕриггс считает, что процесс, который ошибочно именуетс€ "передачей акции", фактически €вл€етс€ уступкой и наделением корпоративными правами <12>. ¬месте с тем следует отметить, что така€ позици€, будучи в целом доминантной, раздел€етс€ не всеми британскими исследовател€ми. “ак, ƒж. Ћоури и ј. ƒигнам считают, что акци€ надел€ет своего владельца как вещными, так и об€зательственными правами <13>. ј –. ѕеннингтон приходит к выводу, что точное определение пон€ти€ акции дать вообще невозможно <14>. ¬ целом стоит отметить, что даже в англо-американской правовой доктрине "об€зательственна€" концепци€ ценной бумаги не €вл€етс€ единственно господствующей. -------------------------------- <11> Johnson A. The Law Applicable to Shares / The Law of Cross-Border Securities Transactions, by H. van Houtte (ed.). London: Sweet & Maxwell, 1999. P. 4 - 5. <12> Briggs A. The Conflict of Laws. Oxford: Oxford University Press, 2002. P. 213. <13> Lowry J., Dignam A. J. Company Law, 4th edn. - Oxford: Oxford University Press, 2006. P. 168. <14> Pennington R. R. Can Shares in Companies Be Defined? // Company Lawyer. 1989. Vol. 10. P. 140.

–аспространение таких доктринальных взгл€дов не могло не отразитьс€ и на позиции, которую зан€ла по этому поводу английска€ судебна€ практика. “ак, в решени€х по делам Re V. G.M. Holdings <15> и Colonial Bank v. Whinneyu <16> акции были пр€мо названы правами требовани€ (choses in action). ¬ деле Macmillan Inc. v. Bishopsgate Investment Trust plc (No 3) <17> отмечалось, что акции образовывают отдельный подвид прав требовани€ (sub-species of choses in action), который тем не менее регулируетс€ специальными правилами.  ак подчеркивалось в деле Borland's Trustee v. Steel Bros & Co Ltd <18>, в основе акции лежит договор, которым €вл€етс€ устав компании; акцию, таким образом, образовывает совокупность разнообразных прав, предоставл€емых насто€щим договором. ѕоэтому продажей акции на самом деле €вл€етс€ отчуждение таких прав, а стоимость акции определ€етс€ корпоративными правами в управлении и капитале компании, которые она символизирует. -------------------------------- <15> [1942] Ch. 235. <16> [1886] 11 App. Cas. 426, H. L. <17> [1995] 1 W. L.R. 978, at 992 (Ch. D.). <18> [1901] 1 Ch. 279, at 288.

¬ отечественной доктрине критика "об€зательственной" концепции ценных бумаг, как правило, сводитс€ к следующим ключевым моментам. ¬о-первых, она не отвечает реали€м отечественного правопор€дка, которому неизвестно пон€тие бестелесной вещи. ѕеренесение пон€тий и идей из иной правовой системы на несвойственную им правовую почву всегда будет порождать трудности как в правопонимании, так и в механизме правоприменени€. ¬о-вторых, отказ от признани€ документа основным атрибутом пон€ти€ ценной бумаги и, как следствие, полное ее отождествление с комплексом удостовер€емых ею имущественных прав обусловливают сознательное игнорирование вопросов обращени€ ордерных ценных бумаг и ценных бумаг на предъ€вител€, которые в бездокументарной форме существовать не могут.  ак попытку выработать третий подход, лишенный недостатков двух предыдущих, следует рассматривать обоснованную ¬. яроцким так называемую инструментальную концепцию ценных бумаг, согласно которой ценные бумаги рассматриваютс€ как "частноправовой инструмент регул€ции", как "уникальный объект-инструмент, €вл€ющийс€ основным соединительным звеном в общей взаимосогласованной системе функционально-правовых св€зей, опосредованных механизмом правового регулировани€ эмиссионно-удостовер€ющих отношений" <19>. ѕо его мнению, ценные бумаги играют дво€кую роль - они выступают и объектом гражданских прав, и "инструментом обеспечени€ установлени€, удостоверени€, обеспечени€ оборотоспособности, передачи, осуществлени€, восстановлени€ и прекращени€ имущественных прав" <20>. ¬месте с тем предложенное им определение пон€ти€ ценной бумаги как выраженного в документарной или бездокументарной форме бумажного документа с об€зательными реквизитами или осуществленной хранителем учетной записи, которые имеют инструментальное назначение, легитимизируют управомоченное лицо как правовладельца и удостовер€ют принадлежащие ему имущественные права <21>, вр€д ли можно признать удачным. ƒанна€ концепци€, в сущности, €вл€етс€ видоизмененным вариантом "вещной" (в частности, своим акцентом на функциональной роли документа как способа удостоверени€, легитимации и т. п.), от которой отличаетс€ лишь не отнесением ценных бумаг к категории вещей, а также отрицанием целесообразности выведени€ бездокументарных ценных бумаг за рамки единого пон€ти€ ценных бумаг. -------------------------------- <19> яроцький ¬. Ћ. ÷iннi папери в механiзмi правового регулюванн€ майнових вiдносин (основи iнструментальноi концепцii). ’арьков: ѕраво, 2006. —. 16. <20> “ам же. —. 75. <21> “ам же. —. 477 - 478.

ѕодвод€ краткие итоги этих дискуссий, следует остановитьс€ на следующих узловых моментах. ѕон€тие ценных бумаг как объектов гражданских прав включает в себ€ различные их категории (именные, ордерные, на предъ€вител€), которые характеризуютс€ неодинаковым соотношением вещных и об€зательственных элементов. ѕопытка сформулировать на доктринальном уровне наиболее универсальное определение пон€ти€ ценной бумаги с учетом ее функционального назначени€ и исход€ из системного анализа ее характерных признаков, безотносительно к конкретным видам, группам и формам ценных бумаг, неизбежно наталкиваетс€ на необходимость игнорировани€ тех или иных специфических признаков ценных бумаг. «адекларированный дуализм на деле оказываетс€ жестким "монизмом", поскольку все отмеченные нами направлени€ развити€ учени€ о ценных бумагах €вл€ютс€ попыткой обосновани€ априорного преобладани€ или вещного, или об€зательственного элемента как центрального компонента всех без исключени€ ценных бумаг. ѕостроение монистической теории ценных бумаг будет ad infinitum обречено на конструирование юридических фикций дл€ тех видов и форм ценных бумаг, которые не вписываютс€ в жесткие концептуальные рамки очередной искусственной теории. ¬месте с тем стоит отметить, что зарубежна€ доктрина, как правило, не идет по пути разработки и внедрени€ единого теоретического или легального пон€ти€ ценной бумаги, ведь его отсутствие, равно как и принципиально иные методологические основы построени€ институциональной системы ценных бумаг, не €вл€етс€ преп€тствием дл€ эффективного функционировани€ фондового рынка, а с юридической точки зрени€ не создает трудностей в сфере правового регулировани€ выпуска и обращени€ ценных бумаг. ѕо нашему убеждению, подлинно дуалистическое понимание института ценных бумаг выходит за рамки простой констатации факта смешанного, абсолютно-относительного характера правоотношений, объектом которых выступают ценные бумаги, и дает возможность сосредоточитьс€ не на поиске всеохватывающей дефиниции ценной бумаги (така€ задача представл€етс€ невыполнимой), а на изучении сущностных признаков объектов гражданских прав, охватываемых таким институтом. Ћюбое определение пон€ти€ ценной бумаги через пон€тие документа €вл€етс€ неверным и ошибочным, поскольку приравнивать или говорить о представлении документом ценной бумаги возможно лишь в случае с ценными бумагами на предъ€вител€ и отчасти, с ордерными. Ќо и говорить о ценных бумагах только как о комплексах имущественных прав не представл€етс€ корректным ни с юридической, ни с фактической точки зрени€. ¬ отличие от традиционной монистической "вещно-правовой" концепции и современной монистической "об€зательственно-правовой" концепции, кажда€ из которых идет по пути формулировани€ юридических фикций, дуалистическое воспри€тие правовой природы ценных бумаг означает поиск альтернативных правовых конструкций, одни из которых были бы применимы к ценным бумагам, которые могут быть безоговорочно отнесены к категории движимых вещей, а другие - к тем ценным бумагам, в которых преобладание "об€зательственного компонента" обусловливает соответствующую адаптацию правового режима к реали€м обращени€ и учета прав на такие ценные бумаги. ”читыва€ это, юридическим нонсенсом представл€етс€ оперирование пон€тием "правовой режим ценных бумаг": их разным видам и формам должны соответствовать разные правовые режимы. ¬ отношении правовой природы бездокументарных ценных бумаг следует высказать следующие соображени€. —тать€ 2 ‘едерального закона "ќ рынке ценных бумаг" определ€ет бездокументарную форму эмиссионных ценных бумаг как такую форму, при которой владелец устанавливаетс€ на основании записи в системе ведени€ реестра владельцев ценных бумаг или, в случае депонировани€ ценных бумаг, на основании записи по счету депо. “ака€ учетна€ запись по своему функциональному назначению €вл€етс€ близким аналогом сертификата документарной ценной бумаги, однако утрачиваетс€ возможность предъ€влени€ сертификата ценной бумаги дл€ реализации удостоверенных ею прав. »менно утрата презентационного свойства бездокументарной ценной бумагой, по мнению приверженцев "вещно-правовой" концепции, выводит ее за рамки института ценных бумаг. “ем не менее данный тезис представл€етс€ по меньшей мере спорным. ¬о-первых, юридическим фактом, порождающим гражданские правоотношени€ по поводу ценных бумаг, далеко не всегда €вл€етс€ создание документа; в большинстве случаев документ лишь оформл€ет соответствующий юридический факт (так, оформление и выдача сертификатов акций не €вл€етс€ необходимым условием дл€ возникновени€ прав акционера). ¬о-вторых, тот факт, что функцию информировани€ о наличии права и его субъекте выполн€ет не документ, а запись в системе учета, не вносит изменений в систему взаимоотношений "субъект права - об€занное лицо - третьи лица". ¬-третьих, свойство презентации в полной мере воплощаетс€ лишь в ценных бумагах на предъ€вител€; уже в документарных именных бумагах по€вление элемента посредничества (передача прав невозможна без обращени€ к реестродержателю) в значительной степени нивелирует данное свойство. ќднако важнейшим, на наш взгл€д, аргументом в этой св€зи €вл€етс€ следующий. ќбъединение р€да объектов в рамках определенного родового пон€ти€ определ€етс€ сущностью и содержанием. —одержанием любой ценной бумаги €вл€етс€ комплекс прав, ею удостовер€емых. »счезновение документарной "оболочки" оставл€ет лишь субъективные имущественные права, которые тем не менее продолжают выполн€ть функциональное назначение ценной бумаги и законодательно относ€тс€ к этой категории. »зменение формы удостоверени€ прав исключает лишь возможность физической их передачи и измен€ет юридический состав, необходимый дл€ перехода права собственности. ѕарадоксальность этой ситуации заключаетс€ в том, что исчезновение документа как материального субстрата воплощенных в нем прав не приводит к исчезновению "бумаги" как условного пон€ти€, традиционно используемого дл€ обозначени€ указанного об€зательственно-правового комплекса. Ќа наш взгл€д, ценна€ бумага - это абстрактное юридическое пон€тие, а не предмет материальной действительности при любой форме ее существовани€, содержательное наполнение которого определ€етс€ на нормативном уровне и которое превращает эту абстракцию в реальность гражданского оборота (в этом отношении уместной будет аналоги€ с номиналистской концепцией мировоспри€ти€ в философии). ѕоэтому вполне естественно должен восприниматьс€ тот факт, что в случае с бездокументарными ценными бумагами комплекс имущественных прав будет образовывать самосто€тельный объект гражданских правоотношений, который и будет выступать предметом гражданско-правовых сделок под именем ценной бумаги. –азличи€ между документарными и бездокументарными ценными бумагами обусловлены лишь способом фиксации прав на них, что не €вл€етс€ достаточным основанием дл€ их предметного размежевани€. —ледует подчеркнуть, что по€вление новых объектов гражданского оборота не приводит к исчезновению традиционных ценных бумаг, в частности на предъ€вител€ и ордерных, а следовательно, сохран€ютс€ и способы передачи прав на них. ¬ них вещно-правовые признаки института ценных бумаг про€вл€ютс€ наиболее рельефно, а потому принадлежность таких бумаг к категории движимых вещей в наше врем€ почти не вызывает сомнений (хот€ в случае с ордерными бумагами - с некоторыми оговорками).

Ќазвание документа пїњ